Бегущие краем моря...

Бегущие краем моря...

     Сентиментальные российские зрители знакомые с  голливудскими шедеврами  о верной и преданной собаке с японским именем Хатико (с Ричардом Гиром в главной роли), о лайках из японской антарктической экспедиции 1958 года «Антарктическая история» чаще всего не задумываются о сахалинских корнях этого феноменального явления – Настоящей преданности Собаки Человеку. В самом близком к Сахалину японском городке Вакканай (что на севере о. Хоккайдо) установлен памятник ездовой собаке. И это не единственный монумент, который наши дальневосточные соседи посвятили собакам северного острова. Сахалинские лайки, сахалинские хаски, гиляцкие лайки, Карафуто кен, Акиты… названия собак звучат по-разному.  Бесспорно одно – уникальность породы, шлифованная столетиями условиями сахалинской природы, особенностями быта и промыслов коренных народов Сахалина.

     Памятник Сахалинской лайки обращен на север к родине, которую преданные собаки прославляли столетиями. А что же на родном острове?

« Нет пророка в своем отечестве….»

 

        «Революция в экономике и быту!», «Борьба с «собачьим уклоном» в гиляцком хозяйстве!» Такими лозунгами пестрили передовицы сахалинских газет в 20-30 гг. прошлого века. Революция – значит разрушение всего старого.  Никаких заимствований из традиционных, сложившихся веками хозяйственных отношений коренных народов Севера. Зачем? Это шаг назад, это отсталость…. Так  считали многие. Гиляка надо пересадить на технику. А для начала на лошадей. Поселить в благоустроенные многоэтажки. Охватить всеми благами цивилизации…. Благими намерениями…Ни у кого и в голову ни прошло спросить мнение самих хозяев островной земли. Вместе с тем главный нивхский эпос называется « Пегий Пес, бегущий краем моря…». В этом названии и любовь, и благодарность, и неземная связь нивхского народа со своими четвероногими «братьями».

          

Нивхские орнаменты в форме  собачьих морд  из книги Роник З.Л. Хранительницы древних орнаментов, Южно-Сахалинск, Сахалинское книжное издательство, 2001, с.60-62

 Каюрство т.е. езда на собачьих упряжках один из самых древних промыслов коренных малых народов Севера России. Самая древняя стоянка охотников с ездовыми собаками в высокоширотной Арктике обнаружена на о. Жохова (Новосибирские острова) – возраст останков собак, упряжи и нарт составляет 7800-8000 лет. Кости собак в руинах поселений азиатских эскимосов насчитывают 2480-2630 лет (Динесман и др.,1996).

   Тотемное изображение хаски у эскимосов.

     « Нет ни одного жилища нивхов, возле которо­го не были бы привязаны к шестам собаки. Они неотъемле­мый атрибут их жизни. Представить нивхов без собак невоз­можно» - писал ещё в  прошлом веке известный этнограф, исследователь нивхов Крейнович Е.А.( 1906-1985) (Нивхгу, Южно-Сахалинск, Сахалинское книжное издательство, 2001, С.181)

        Собака — единственное средство передвижения нивхов в зимнее время. В этом состоит ее важнейшее назначение в их жизни. Остальные ее функции развились на этой основе.

         Хозяйственное значение собак огромно. В зимнее время на них возят дрова, ездят из зимних селений в летние за юко­лой, жиром и другими продуктами, хранящимися в амбарах. На Татарском побережье Сахалина собак впрягают даже в лодку. Потяг привязывают к носовой части лодки, к борту, об­ращенному к берегу. Собаки бегут по берегу, у самого края воды. Регулирование движением лодки зависит от рулевого.

          Нивхи стараются не допустить смерти собаки от старо­сти. Когда собака становится не пригодной для работы, ее от­кармливают и убивают. Мясо съедают, а шкуру используют для одежды.

           Собаки — одно из наиболее распространенных средств обмена между нивхами. За собак можно выменять лодку, тю­леньи шкуры, жир, серебро, шелк, служащие для выплаты ка­лыма. По количеству имеющихся у нивха нартовых собак можно часто определить, богат ли хозяин этих собак или нет. Богатый нивх может иметь две упряжки нартовых собак, а бедняк не имеет даже одной полной упряжки. Для нее ведь надо иметь не меньше девяти собак. Когда нивху, не имею­щему должной упряжки, надо куда-нибудь ехать, он одалжи­вает у других недостающее ему количество собак, возмещая потом эту помощь точно такой же услугой.

 

 

Верный друг и помощник нивхов…  На берегу р. Варнак, на привале. Западное побережье  о. Сахалин. Александровск-Сахалинский район. Наши дни…

 

           Общественная жизнь нивхов в зимнее время возможна только с помощью собачьего транспорта. В это время они пре­одолевают большие пространства, ездят друг к другу в гости. Большую роль в общественной жизни нивхов играли состя­зания на собаках, устраиваемые в зимнее время между представителями различных родов. Не далее как 40—45 лет назад (книга впервые издавалась в 1973 году- прим.Г.С.) на Охотском побережье Сахалина эти состязания про­ходили даже на отрезке в 60 верст (65 км) между селениями Чайво и Ныйво. Одновременно из Чайво выезжало несколь­ко празднично украшенных нарт. Путь их лежал через Ляр-во, Тыгсыч, Так"рво до Ныйво. Доехав до условленного ме­ста, нивхи поворачивали назад и мчались обратно. Побежден­ного они встречали с прутьями в руках и били его собак, чем повергали его в большое смущение.

 

 

 

Фотография  из альбома И.Н.Краснова столетней давности.…

Нивхи и собаки – в жизни неразделимы…

 

              На состязаниях собак, происходивших во время медвежь­его праздника, всегда присутствует большое количество нив­хов не только из селения, где происходят эти состязания, но и из соседних селений.

                 Собака — единственное средство уплаты штрафа за на­рушение религиозных установлений. Нивх, совершивший ка­кое-либо религиозное нарушение по отношению к другому нивху, обязан дать последнему чЪх"к"анн" (букв.: «кровавая собака»). Пострадавший убивает ее и тем самым, по его пред­ставлению, отводит грозящее ему несчастье.

                 В качестве примеров, когда человек человеку обязан дать искупительную собаку, нивхи приводили такие возможные случаи.

                Если сестра переступит через протянутую ногу брата или заденет полой своей одежды его лицо, что может случиться, когда она проходит мимо спящего на наре брата, или попадет в него плевком, то во всех этих и подобных случаях она обязана дать брату искупительную собаку, которую она, как чужеродка, должна взять в чужом роде.

                Если зять плюнет, выругает, ударит по лицу, помочится на ногу или одежду или переступит через ногу тестя, то он обязан дать тестю искупительную собаку.

                Если присутствующий на медвежьем празднике нивх, чужеродец или родственник, поломает священный нож, которым режут мясо медведя, порвет ремень, попортит посуду, употребляемую на медвежьем празднике, или нечаянно коль­нет ножом жилище, в котором происходит праздник, и т. д., т. е. нарушит табу, тогда он дает искупительную собаку хо­зяину праздника. Убиением этой собаки хозяин предвещает возможность дурных последствий.

                  При входе в чужое жилище нельзя падать. Если же гость споткнется и упадет, он обязан дать хозяину дома искупи­тельную собаку. Собаку удушают на одной из балок жилища, а голову ее вместе с лапками вешают над дверью или на задней стене.

                 Если передовая собака въезжающего на нарте в селение нивха вбежит в сени чужого жилища, он обязан дать его хо­зяину искупительную собаку. Если кто-нибудь порвет потяг или переступит через него, то хозяину этой упряжки тоже не­обходимо дать искупительную собаку.

                Если нивх испортит очаг в чужом жилище, он обязан дать хозяину его искупительную собаку, которую тот убивает, по­святив хозяину очага.

                Если нарушено какое-либо табу, касающееся духов воды, то приносят в жертву искупительную собаку, посвященную им. Если же нарушено табу, касающееся духов гор, — то со­баку, посвященную духам гор. В обоих случаях чисто чело­веческие взаимоотношения перенесены нивхами в область от­ношений с духами.

              Роль собаки во взаимном дарении у нивхов полностью объясняет ее функцию в религиозных жертвоприношениях. Если нивх дарит другому нивху собаку и ждет за это какого-то ответного дара, то точно так же он дарит ее горному че­ловеку-духу или водному человеку-духу. Хотя они и являют­ся плодом его воображения, он глубоко уверен в их существо­вании и, подарив кому-либо из них собаку, он, естественно, ждет, что каждый из них, подобно тому, как это делают нивхи, ответит на его дар каким-либо другим даром: пришлет собо­лей, выдр, медведей, тюленей, рыбу и т. д. «Гиляк, — писал Л. Я. Штернберг, — всегда приносит каждому богу в жертву лишь то, чего этот бог сам не имеет, а хозяин тайги имеет сколько угодно медведей. Ему нужны собаки, рыбы, табак, сахар, ремни, стрелы — их и дает ему гиляк» (Штернберг Л.Я. «Гиляки, орочи, гольды, негидальцы, айны», Хабаровск, 1933). Взамен этого в силу принципа обменного дарения он хочет получить все ему необходимое от духов леса и воды моря.

 

 

Собаки  нивхов работали и в летнее время. Тянули лодки хозяев вдоль берега,охраняли жилища, помогали на охоте….

 

              Каждый нивх содержит три священные собаки: собаку, посвященную духам гор, собаку, посвященную духам воды, и собаку, посвященную духам огня. Сущность посвящения со­баки духам гор или воды состоит в следующем. Нивхские роды и отдельные их члены систематически производят кор­мление духов гор, воды и огня. Для этих кормлений приготов­ляется студень. Все, из чего он изготовляется, принадлежит духам, для которых его делают. Поэтому остатки от его при­готовления в виде рыбьей чешуи, обрезков кожи, отвара и прочего отдаются соответствующим собакам на съедение. Так, если кормят духов воды, то эти остатки скармливаются соба­ке, посвященной воде. Если кормят духов гор, они скармли­ваются собаке, посвященной горам. Если же кормят хозяина огня, то их отдают собаке, посвященной огню. Нивх, выкар­мливающий медведя, содержит собаку, посвященную медве­дю. Ей он скармливает остатки еды, которая приготовляется зверю. Когда медведя убивают на медвежьем празднике, то потом убивают и собаку, которая вместе с ним ела. Собаки, по­священные тем или иным духам, ничем не выделяются от прочих собак. Их запрягают в нарту наравне с другими нар­товыми собаками. Когда же они состарятся, их принесут в жертву соответствующему духу. Последний, по представлени­ям нивхов, довольствуется душой собаки, а ее мясо и шкуру нивх берет себе.

               Нивхи в своем воображении связывают собак не только с духами, но и с реальными людьми. С каждым человеком счи­тается связанной собака, шерстью которой ему обвязывали лучезапястные суставы при его рождении. Связанной с че­ловеком считается и собака, которой скармливают его молоч­ные зубы. Остается как-то связанной с человеком и собака, в которой, по представлениям нивхов, после смерти времен­но живет его душа. Роль собаки в религиозной жизни нивхов огромна.

Первая собака, по одному преданию, упала на землю с неба. По другому преданию, собаки живут будто бы в отдель­ном загробном мире. В фольклоре лохматая сучка дает сове­ты нивхам, как им следует поступать в трудных случаях.

              Собака — первое животное, прирученное человеком. Это событие произошло еще в эпоху палеолита. Возможно, что к этому времени относится приручение собаки и предками нив­хов. Значит, это было много-много тысячелетий назад. Только тем, что она была приручена ими в очень далекие от нас вре­мена, можно, вероятно, объяснить то, что собака, по представлениям нивхов, обитает на солнце и на луне, что она является лучшим вместилищем для души человека после его смерти, что ей отдают на съедение молочные зубы человека, что голова собаки охраняет то жилище, в котором она висит, что дух со­баки живет вместе с людьми в зимнике и оберегает его, что кровь собаки очищает брата от менструальной крови сестры. Везде и всюду в жизни нивхов собака охраняет человека от бед, от зла, и даже шерсть ее, повязанная на ручки и ножки младенца, охраняет его от беды и т. д., и т. п.  Собака словно за­полнила всю жизнь нивхов.

           Таким образом, если исследовать роль собаки в жизни нивхов, то можно составить большую книгу.

(Крейнович Е.А. «Нивхгу», Южно-Сахалинск, Сахалинское книжное издательство, 2001, С.181-185)

          Очень жаль, что до сих пор такую книгу, о которой говорил Е.А.Крейнович, никто не написал. Чтобы читатель не подумал, что известный этнограф был одинок в своих выводах, предоставим слово ещё одному видному ученому:

 

Транспортное собаководство было наиболее развитым у нивхов. Существовала хорошо отработанная система селекции, включающая приемы отбора, выбраковки, сортировки, ухода, воспитания, кормления, дрессировки. Летом, когда собаки не привлекались к работам, они содержались на воле; их практически не кормили, им предоставлялась свобода, и они питались тем, что добывали сами. Зимой, в связи с интенсивным использованием и суровыми погодными условиями, собаки требовали ухода и хорошего кормления.

У почтовой конторы в посту Александровском. Собачий транспорт пользовался небывалым успехом. Среди профессиональных каюров много нивхов…

        Зимней пищей нивхским и айнским собакам служили почти исключительно кости, вынутые из горбуши и других пород рыбы перед приготовлением из них юколы или копчением впрок.

       Культивировавшаяся нивхами порода нартовых собак, выделявшихся статью, силой, особой агрессивностью, неприхотливостью, сравнительной легкостью в содержании, высоко ценилась на острове, в частности, у айнов. Это были выносливые, быстроходные животные, способные к дальним перевозкам по пересеченной местности и транспортировке тяжелых грузов. В 1920-х гг. врач Я. А. Воловик писал о них: «…Запряженные от 7 до 13 с вожаком вместе, они мчатся до 15 верст в час и могут бежать подряд до 8-10 часов с небольшими до 15 минут редкими перерывами». Помимо нарт, собаки у нивхов и айнов запрягались в лодки при путешествиях вдоль берега моря и по рекам. Применялись они и в охоте. Нивхи и айны употребляли собачье мясо в пищу.

       Айнские собаки, уступая нивхским, как тягловая сила, успешно использовались при охоте и даже при рыболовстве. По-видимому, доместикация собак у нивхов и айнов происходила разными путями и в различных экохозяйственных условиях, и в результате были выведены существенно разные породы. Хотя в дальнейшем неизбежно было их скрещивание, чистопородные нивхские собаки сохранялись и считались лучшими на острове.

         У ороков транспортного собаководства не было, нивхских и айнских собак они не приобретали, т. к. те не уживались с оленями. Ороки содержали породу оленегонных лаек тунгусского типа, которых, возможно, привели с собой при иммиграции на остров. Эти собаки были хорошо приспособлены как к оленеводству, окарауливая стада и не давая оленям разбредаться, так и к охоте (на медведя, дикого оленя, пушного зверя и т. д.). Орокские собаки высоко ценились у нивхов и айнов именно в качестве охотничьих. Такую оценку нивхским лайкам давал в 1928 году известный этнограф Б.А.Васильев (Васильев Б. А. Основные черты этнографии ороков: Предварительный очерк по материалам экспедиции 1928 г. // Этнография, № 1. 1929;)

           Таким образом, многовековая селекционная работа нивхского народа привела к созданию уникальной породы сахалинских ездовых лаек, которые в мировой истории оставили заметный и неизгладимый след.

         Сегодня невозможно представить освоение русскими людьми громадного пространства острова без этих уникальных животных. Вспомните, что первую объективную информацию о внутренних районах Сахалина в России получили в результате экспедиции лейтенанта Бошняка Н.К. (1830-1899) и легендарного сына нивхского народа проводника Амурской экспедиции Позвейна. Экспедиция зимы 1852 гг. стала успешной во многом благодаря универсальному нивхскому транспорту- ездовым собакам!

  Во многом благодаря ценнейшему вкладу четвероногих сахалинцев в изучение Арктики и Антарктики, мир впервые узнал о нивхах - малой народности Севера, проживающих на о. Сахалин.  Сегодня у нас есть замечательный повод вспомнить, как это было.

 

Сахалинцы в Антарктиде

 

Дай мне зиму и собачью упряжку, а остальное возьми себе.....
Кнуд Расмуссен



        В августе 1960 года население всего Советского Союза с ликованием обсуждало полет на космическом корабле «Спутник-5» четвероногих космонавтов Белки и Стрелки. Это был, конечно, звездный час бескорыстных и преданных спутников человека. Один из шести щенков Стрелки был подарен в торжественной обстановке главой СССР Н.С.Хрущевым дочери президента США Джона Кеннеди. Имена космических псов облетели весь мир и отразились в миллионах домашних питомцев. А их чучела, после смерти, навечно были помещены в московский Мемориальный музей космонавтики.

        В тоже практически время на другом конце континента в Японии чествовали двух других представителей собачей породы  Жиро и Таро. Чествовали, как национальных героев. Их чучелам также было уготовлены места в лучших музеях страны.

         Застигнутые снежной бурей, участники японской антарктической экспедиции 1958 года были вынуждены спешно эвакуироваться, оставив в Антарктике 15 ездовых собак, найти которых в снежной мгле не было никакой возможности. Начать поиски сбежавших собак удалось только через ГОД. В контексте описываемых в иностранной прессе событий мелькали географические названия Сахалин и Россия….  Ведь речь шла о сахалинских лайках.

     Сахалинские лайки, Сахалинские хаски (Sakhalin Husky), Карафуто Кен (Karafuto Ken) - всё это названия теперь уже очень редкой породы замечательных сахалинских ездовых собак. (Хаски - наиболее часто употребляемое в мире название ездовых собак, в отличии от охотничьих лаек – прим. Г.С.)  Высота в холке 56-66 см, вес 30-40 кг. Цвет шерсти многообразен от - багряного до черного. Также многообразны - внешний вид и длина волосяного покрова. Исторический ареал обитания – остров Сахалин, или исходя из японского правосознания – остров Karafuto.


          В 1983 году, на основе этих событий вышел японский фильм «Nankyoku Monogatari», который завоевал несколько кинематографических призов и множество зрительских симпатий, особенно среди японцев. По традиции, спустя 20 лет, американцы сняли ремейк на эту тему под названием - «Eight Below». В роли японцев успешно снялись голливудские звёзды, в роли Карафуто Кен – канадские лайки.

           Японский фильм 1983 года «Nankyoku Monogatari» (????, букв. «Антарктическая история», который основан на реальных событиях 1958 года, когда эвакуировали японскую экспедицию. Но тогда из пятнадцати собак спасли лишь двух. Собаки (сахалинские лайки) были оставлены с недельным запасом еды в феврале 1958 г. 14 января 1959 года один из членов экспедиции вернулся, чтобы похоронить тела. 13 собак были найдены мертвыми: Goro, Besu, Moku, Aka, Kuro — так и не сорвались с привязи; тела Bochi, Kuma, Riki, Anko, Shiro, Jakku, Deri, Kuma (еще одна) потеряны в море; 2 — найдены живыми: Taro и Jiro-Jiro. Неясно, как собаки смогли выжить, так как, по мнению экспертов, средний хаски может прожить в таких условиях не более месяца; еда же, оставленная на базе, оказалась почти нетронутой. Jiro-Jiro умер в 5-й экспедиции в июле 1960 г. Taro был возвращен в Университет Хоккайдо и умер там, в возрасте 15 лет в 1970 г. Университет Хоккайдо хранит тело Taro, а Национальный Музей Науки в Уэно (Токио) — тело Jiro-Jiro (рядом с чучелом знаменитого Хачико), как национальных героев.

 

 

Фото Н.Вишневского, 2014 г.

 

       В июле 1959 года неподалеку от телевизионной башни Токио состоялось торжественное открытие  памятника ездовым собакам, оставленным на японской антарктической станции.   Памятник сахалинским лайкам был сооружен  на добровольные пожертвования.


    1960 год являлся и круглой вехой «собачьего» труда и в прямом и переносном смысле представителей нашего острова на Белом континенте. 50 лет назад первые упряжки сахалинских лаек отправились на покорение Южного полюса в составе Британской антарктической экспедиции капитана сэра Роберта Фолкона Скотта (1868-1912). Управлял сахалинскими лайками в английской экспедиции уроженец поста Александровского на о. Сахалине россиянин каюр (по-английски догмэн)

 

 

           


Дмитрий Семенович Гирев (1889-1935).

 

 

Имя земляка на карте Антарктики

            

 

   Весна в Антарктиду приходит в конце октября. Дмитрий вот уже два года на этом огромном Белом Континенте, а до сих пор не мог свыкнуться с мыслью, что его сахалинские лайки бегут не по льду знакомого с детства Татарского пролива. Что впереди его ожидает не шумный, теперь уже губернский город -  пост Александровский, малая Родина Дмитрия, а километры страшного ледника Бирдмора, Каюр привык в этих долгих поездках думать о доме на теперь далеком Сахалине. Память его вновь и вновь обращалась к событиям невесёлого каторжанского детства.

    Жизнь александровца  Дмитрия Семеновича Гирева поначалу складывалась как у большинства его сверстников. Мать его Евдокию Семеновну сослали на каторгу, после чего «царской милостью» оставили здесь на постоянное поселение без права выезда на материк. Отца Дмитрий никогда не видел, потому то в метрической книге Покровской церкви поста Александровского за 1889 год под № 29 появилась скромная запись, сделанная рукою священника Георгия Сальникова, свидетельствующая о том, что 1 июня 1889 года у каторжанки Александровской тюрьмы Евдокии Семеновны Гиревой появился на свет незаконнорожденный сын, нареченный Дмитрием. Восприемниками (т.е. крестными) мальчика были: каторжанин Александровской тюрьмы Федор Иванов Чупринский и Анна Петрова Ведерникова, быть может, имеющая отношение к полковнику Ведерникову. Просвещенная часть сахалинской администрации относилась к каторжанам как к несчастным, достойным сочувствия и помощи. Мать, здоровье которой было подорвано чахоткой, умерла рано. И хоть юноша остался один, он не пал духом. В  начале XX века на Сахалине одной из самых престижных мужских профессий была профессия каюра – погонщика собачьих упряжек. Это был один из самых распространенных видов зимнего транспорта на Сахалине. С установлением зимнего пути почта из Николаевска на Сахалин и обратно отправлялась два раза в месяц. По трассе зимника существовала цепь кордонов или станков: Погиби, Ванги, Лах, Виахту, Трамбаус, Хоэ, Танги, Мгачи, Арково. Весь путь до Александровска занимал от 6 до 12 суток, в зависимости от погоды и качества собак в упряжке. А собаки у Дмитрия были великолепные. Это было всё богатство каюра.  Сахалинские ездовые лайки и сейчас считаются лучшими в мире.* Часть поселенцев, проживавших вдоль почтового пути, держала собачьи упряжки. Однако лишь 3-4 хозяина имели по 12-15 собак – количество, достаточное для одной нарты с грузом. Другие же владея 3-4 собаками, для составления нарты соединялись по 2-3 хозяина. Каюры перевозили почту, пассажиров** и некоторые товары с острова, например, мороженое молоко (кругами в мешке), привозную мануфактуру и т.п. Из Николаевска в пост Александровский везли рыбу.

Справка:  Если на Аляске езда на собаках находилась в довольно примитивном состоянии, вплоть до Золотой лихорадки конца ХIХ в., то коренные народы и русские старожилы Севера, Сибири и Дальнего Востока России добились больших успехов в технике езды, под¬готовке собак и управлении ими. Недаром великий Амундсен, побывав в 1920 г. у русских старожилов Колымы, писал: "В езде на собаках эти русские и чукчи стоят выше всех, кого мне приходилось видеть".

          К 1910 году Дмитрий в совершенстве овладел профессией каюра и слыл за лучшего погонщика ездовых собак от Сахалина до Николаевска, откуда в Александровск перевозил почту и пассажиров. Здесь, в Николаевске и состоялась главная в жизни Дмитрия Гирева встреча со знаменитым  английским путешественником Сесилом Мирзом. Будучи правой рукой знаменитого английского исследователя Антарктики, Роберта Фолкона Скотта, Мирз в предстоящей экспедиции на покорение Южного полюса отвечал за приобретение ездовых собак. Молодой здоровяк, лихо управляющийся с собачьей упряжкой, покорил сердце Мирза, и тот сразу же предложил Дмитрию место каюра в предстоящей  британской экспедиции. Думается, не только возможность заработать заставила александровца согласиться на предложение. У молодого каюра появилась реальная возможность повидать мир, стать участником событий мирового значения.

 

*В 80-90-е годы нашего времени в с. Некрасовка на Сахалине Сергей Илларионович Любых, фанат собачьих упряжек еще выращивал сахалинских лаек, но поддержки своему увлечению не находил. А, например, на Аляске знатоки гонок на собачьих упряжках ценят сахалинских лаек на вес золота.

 

**В нарты укладывались длинные матрацы-чемоданы, на которых весь путь пассажиры и отлёживались.

 

    Во все времена романтика неизведанного, героика дальних странствий и мужественных людей притягивала к себе лучшую часть человечества.

Каюр в посту Александровском. Начало XX века.

 

           «Тах-тах-тах!» - понукал собак Дмитрий, и те послушные воле умелого погонщика неслись вперед легко и бодро. Сегодня 11 ноября 1912 года, подумалось каюру. Прошло больше полугода, как он последний раз видел капитана Скотта, отправившегося со своими четырьмя друзьями на покорение Южного полюса.

         Даже чудо уже не могло вернуть живым этого выдающегося человека. А в начале экспедиции ничто не предвещало трагедии. Дмитрий вспоминал, как, купив три десятка ездовых собак, они с Мирзом  доставили их в Новую Зеландию пароходом два года назад. Как оттуда на борту экспедиционного судна «Терра Нова» со своим живым грузом он отправился на юг и впервые встретился с Белым Континентом. Вспомнил Дмитрий и земляка Антона Омельченко из Владивостока, отвечавшего за пони, которых капитан Скотт также пытался использовать в будущей экспедиции. Несмотря на огромные усилия членов экспедиции, использование лошадок оказалось невозможным. Лишь выносливые сахалинские лайки отвечали требованиям ледовой экспедиции. Правда, Дмитрию так и не удалось научить британцев управлению упряжками. Слишком сложной оказалась каюрская наука для цвета британской нации. И это, видимо, сыграло свою роль в конечном результате экспедиции. 

               Гонка к Южному полюсу антарктическим летом 1911-1912 гг. внезапно осложнилась  появлением грозного конкурента норвежского исследователя Рауля Амундсена. Норвежская экспедиция на собачьих упряжках отправилась к Южному полюсу из Китовой бухты на десять дней раньше британцев 20 октября 1911 года. Амундсену повезло. Он оказался на Южном полюсе месяцем раньше Скотта с товарищами, которые на последнем этапе пути отказались от собачьих упряжек и тянули нарты на себе. Антарктика ещё раз показала свой суровый характер. Капитан Скотт со своими мужественными спутниками пропал в безбрежных снежных просторах.  И вот Дмитрий с Эпсли Черри-Геррардом и Аткинсоном на собачьих упряжках участвует в поисках пропавшей экспедиции Скотта.

        Дмитрий первым с ужасом заметил засыпанную снегом палатку. Сомнений не было. Скотту с товарищами не хватило всего 11 миль до базового лагеря экспедиции «Одна тонна». В палатке они увидели три трупа. Уилсон и Бауэрс  казались умершими во сне: их спальные мешки были закрыты над головами, как будто они сами сделали это. Скотт, очевидно, умер позднее. Маленькая сумка с тремя записными книжками лежала у него под, плечами одна рука покоилась на теле Уилсона. Убитые горем путешественники, сбившись в кучку, слушали Аткинсона, который читал им странички дневника Скотта, где начальник экспедиции изложил события последнего этапа покорения Южного полюса, причины катастрофы и обстоятельства смерти товарищей. Дмитрий не мог сдержать слез, когда Аткинсон зачитывал слова Скотта о трудолюбии каюра и его постоянной готовности помочь в трудных делах.

        Тела не тронули. Когда были убраны бамбуковые подпорки, палатка рухнула и накрыла собой погибших, став им братской могилой.

         На памятном камне у подножия вулкана Эребус вырезаны слова Теннисона: «Бороться и искать, найти и не сдаваться» - дань мужеству тех, кто наперегонки рвался к Южному полюсу антарктическим летом 1911-1912 гг. В первых рядах покорителей Антарктики был александровец Дмитрий Семенович Гирев.

          Белый континент ещё долго не отпускал от себя Дмитрия и в декабре 1912 года он, теперь уже в составе партии геолога Реймонда Пристли, поднялся на вершину вулкана Эребус.

          Надо было быть действительно незаменимым, чтобы тебя ценили и с тобой считались. Правда, русскую фамилию перевести было сложно. Даже на мировую карту вошёл с ошибкой:

        У Берега Правды в море Девиса находится остров  Горева  (66°32' ю. ш., 92°59' в. д.).

ДМИТРИЯ, пик, Антарктида. Назван в 1912 г. геологом Пристли, руководившим восхождением на гору Эребус, в честь уч. восхождения Д. С. Гирева.

ГЕРОВА, пик, Антарктида. Нанесен на карту САЭ в 1961 г. Назван по фамилии русского участника антарктической эксп. Р. Скотта в 1910—13 гг. каюра  Дмитрия  Семеновича  Гирёва  . До последнего времени фамилия его писалась с искажением, которое попало и на карту.

 На Карафуто

 

         Осенью 1910 года в айнской деревне Очихо (нынешнее село Лесное Корсаковского района) было довольно оживленно и шумно. Двое местных жителей собирали в путь сразу 30 ездовых лаек и прощались с односельчанами. Имена этих островитян в то далекое время имели два варианта – на японском и айнском языках, а сегодня и вовсе звучат непривычно: Ямабэ Ясуноскэ (айнское имя Яёманэку) и Ханамори Синкичи (айнское имя Сисиратока). Тем не менее, они навечно вписаны в историю острова. Этими людьми может гордиться и нынешнее поколение сахалинцев: ведь наши земляки почти век назад именно юго-восточного побережья острова начинали свой долгий путь в Антарктиду.

Будущий и, кстати,  первый японский исследователь Антарктиды Сирасэ Нобу родился в 1861 году в небольшом городке Коноура, расположенном в префектуре Акита. Через несколько лет в Японии наступила эпоха Мэйдзи, сопровождавшаяся бурным развитием страны и ее контактов с внешним миром. Возможно, именно ветры перемен в традиционно замкнутом японском обществе и стали одной из причин того, что молодой человек, которого ждала духовная карьера в принадлежавшем семье буддийском храме, сделал совершенно иной выбор. Однако стать исследователем в те времена в Стране восходящего солнца можно было, лишь пройдя военную службу. Сирасэ Нобу поступил в сухопутные силы и провел зимовку на Курильских островах (японское их название Тисима-рэтто). Уже после демобилизации в звании лейтенанта он некоторое время жил на Карафуто (тогда так именовалась южная часть Сахалина, перешедшая во владение Японии).

       Быть может, здесь на Сахалине Сирасэ узнал впервые о необыкновенно выносливых собаках - сахалинских лайках. Загорелся идеей покорения Антарктиды при помощи этих уникальных животных. На период русско-японской войны 1905 года выпадает и пребывание на острове (и даже некоторое время в японском плену) замечательной женщины охотницы, заводчицы, писательницы Марии Дмитриевой - Сулима в конце XIX века прославившей породу лаек на всю Россию. В 1904 году в иллюстрированном журнале «Живописная Россия» увидели свет путевые очерки Дмитриевой-Сулима «По дальнему Северо-Востоку России». В отдаленные, малоизведанные районы Северо-Востока страны Марию Георгиевну заставила отправиться неиссякаемая любознательность, страсть к путешествиям. Еще для нее этот путь был крайне интересен «в бытовом и охотничьем отношениях... Я наконец могла испытать европейских северных собак, лаек, в азиатской горной тайге и на охоте по тем зверям, которых нет в других местностях Европы и Азии, как, например, чубуку – горные бараны».                        

   Путешествие, потребовавшее уйму средств и сопровождавшееся массой трудностей и лишений, растянувшееся на много месяцев, проходило по сибирским рекам Лене, Алдану и Мае. Затем охотница со своими лайками перешла от Якутска через перевалы Саянского хребта до Охотского моря и добралась до Сахалина. Надо ли говорить, что такой

чреватый тысячами опасностями путь часто недоступен даже для следопытов, бывалых мужчин. Отважной женщине этот почти непреодолимый маршрут покорился.

"Лично наблюдала собак острова Сахалин и в Амурской области... мной лично посещены большей частью эти области, а мои статьи были помещены в различных охотничьих журналах.
Для гиляков, айносов, коряков и многих других собака не только не поганое животное, но, наоборот, почти священное. Ее приносят в жертву богам, ее мясо едят.
Готовлю монографию:
а) "Гиляцкая лайка";
б) "Собаки гольдов и орочон";
в) "Ездовые собаки".

В настоящее время, могу указать упоминание о лайках в неизданных трудах Пилсудского " – находим в записях Марии Георгиевны. Не случайно и она вслед за известными этнографами ставит гиляцкую лайку на первые места. Профессиональную заводчицу очень интересовали записи известного этнографа об условиях, в которых нивхи добились столь значительных успехов своих четвероногих помощников.

      Информация о пребывании М.Г. Дмитриевой - Сулима на Сахалине и в японском плену очень скудна. Тем не менее, встреча с Сирасэ могла состояться. В любом случае японец не мог не знать о главном труде «Дианы северных лесов» книге «Лайка и охота с ней» и той высокой оценке породе, данной известной писательницей.

        В своем стремлении исследовать Антарктиду лейтенант Сирасэ не получил поддержки государства, поскольку премьер-министр того времени и председатель ассоциации поддержки экспедиции оказались политическими противниками.  В итоге снаряжать экспедицию пришлось на добровольные пожертвования.

 

На Карафуто

 

         Знакомясь сегодня со списком снаряжения будущих покорителей Антарктиды, можно лишь удивляться, как вообще удалась организованная лейтенантом Сирасэ экспедиция. В ее состав входили 18 членов экипажа и 9 исследователей. Но не случайно рассказ о покорителях Антарктиды мы начали с упоминания о собаках. Являясь не только главным транспортным средством на Ледовом континенте, привезенные с Сахалина лайки были еще и участниками многомесячного плавания, в ходе которого требовали и определенного ухода, и кормления. А о скудных запасах экспедиции свидетельствует сохранившийся список погруженного на судно снаряжения и продуктов. В их числе, например, были 3 тыс. штук сушеной трески, 11 тыс. штук сушеного гребешка, 660 кг сахара, 2,5 тыс. банок мясных консервов, 562,5 кг бобовой пасты, 18 тыс. кг риса, 2,5 тыс. банок фруктовых консервов, 2 тыс. банок приправы и т. д.

           Однако большая часть собранных средств ушла все же на покупку судна. Лейтенант Сирасэ подыскал бывшую рыболовную парусную шхуну, которую обшили листами железа, поставили небольшой двигатель и дали название «Кайнан-мару», что означает «Освоение юга». Ну а поскольку судно длиной 30 метров имело всего 204 т водоизмещения, от первоначальной идеи передвигаться по Антарктиде на лошадях пришлось отказаться. Вот тогда-то и начали искать морозоустойчивых собак, которых, в конце концов, завезли с Сахалина.

РАЗГРЫЗТЬ КОСТОЧКУ МАРИНОВАННОЙ СЛИВЫ

29 ноября «Кайнан-мару» вышло из Токио, взяв курс на юг. Уже первый этап плавания показал, что экспедиция будет очень тяжелой. Ближе к экватору температура в трюмах судна перевалила за 37 градусов, из-за чего испортилась часть запасенной крупы и консервов. Особенно страдали от жары лайки, пять из которых вскоре умерли. Несладко приходилось и членам экспедиции, пытавшимся разнообразить свою пищу выловленной в море рыбой. О ситуации с пресной водой говорит другой факт: каждому для утреннего туалета выдавали по одной кружке, а душ всей командой принимали на палубе, когда начинались тропические ливни.
       Лишь 8 февраля судно добралось до Новой Зеландии. И здесь мореплавателей ждали не очень приятные новости: оказывается, двумя месяцами раньше отряд англичанина Скотта отправился на Южный полюс. Таким образом, у японских исследователей появились сильные конкуренты. Пока судно загружали углем, питьевой водой, овощами, мясом, в экспедиции умерли еще четыре лайки.

         11 февраля «Кайнан-мару» двинулось дальше. Вечером 2 марта пошел снег, на следующий день появились первые айсберги, а затем – целые ледовые поля, становившиеся все плотнее. Стало ясно, что судно может застрять в ледовом плену, и лейтенант Сирасэ решил изменить курс. Экспедиция направилась на полгода в Австралию, чтобы дождаться, пока на Южном полюсе наступит лето.

        Лишь 1 мая экспедиция прибыла в австралийский порт Сидней. К тому времени на борту оставалась всего одна живая лайка. А исследователей вновь ждали неутешительные новости. Оказывается, экспедиция Скотта зимует недалеко от Антарктиды, а команда норвежца Амундсена и вовсе разбила лагерь на материке близ Южного полюса. Получалось, что японских первооткрывателей вновь опередили.

        При столь неблагоприятном стечении обстоятельств другие бы просто повернули домой, тем более что неудачно начавшуюся экспедицию по логике вещей и конец ожидал весьма печальный. Но у японцев есть такое выражение – «гири», которое в нашем понимании можно определить как «долг». К сожалению, упрощенное европейское толкование долга сводится в основном к денежным заимствованиям, приятельским или родственным обязательствам. Японское же «гири» больше напоминает русские пудовые гири, поскольку это – долг перед обществом, перед страной и даже перед самим собой лично. Не исполнить его – значит для японца потерять лицо, а это все равно что потерять не только самоуважение, но еще и смысл собственной жизни.

        Вникнув в суть «гири», начинаешь понимать и причины, побудившие команду «Кайнан-мару» на последние деньги арендовать у австралийцев клочок земли. Там японцы разбили палаточный лагерь, а затем поставили судно в док для ремонта. 44-летний капитан Номура Наокичи отправился обратно в Японию, чтобы найти необходимые средства, новых собак и дополнительное снаряжение, а 50-летний руководитель экспедиции Сирасэ Нобу занялся в Австралии подготовкой к следующему плаванию.

И это были вовсе не фанатики-одиночки. Об общем настрое команды можно судить хотя бы по тому, как в нее отбирали. Одним из условий включения в состав экспедиции стало отсутствие семьи, поскольку никто не мог гарантировать благополучного возвращения. Тем не менее в команде оказались люди, скрывшие свое семейное положение и даже предстоящую помолвку. А один из членов экспедиции признался, что ему не нужно жалования, хватит и славы участника этого беспримерного рейса. Еще одно требование к кандидатам выглядело и вовсе экзотичным: они показывали свое умение разгрызать косточку маринованной сливы. Впрочем, к кариесу это не имело никакого отношения. Суть была проста: в Антарктиде, скорее всего, придется есть насквозь промороженную пищу.

      Поначалу австралийцы настороженно относились к «деревне» непонятных чужеземных мореплавателей. Однако, на счастье, как раз в это время в Австралии оказался один из ученых, принимавший участие в подготовке английской экспедиции на Южный полюс. Он не только высказался в поддержку японцев, но даже опубликовал в местной газете статью, в которой высоко оценил мужество команды Сирасэ. После этого австралийцы зачастили во временный лагерь экспедиции, причем многие не ограничивались экскурсией, а приносили с собой цветы и различные подарки.

         В ноябре из Японии вернулся капитан Номура, с которым приплыли айну Хасимура и очередные 29 сахалинских лаек. К сожалению, встреча с земляком у наших островитян вышла печальной. Один из айнов – Ямабэ – чувствовал себя настолько плохо, что готовился к смерти, и даже дал Хасимуре денег, попросив, чтобы сельчане помолились и выпили за него сакэ. 19 ноября экспедиция вновь стартовала к Антарктиде. Перед выходом в море лейтенант Сирасэ в знак благодарности подарил английскому ученому, поддерживавшему временных поселенцев, свой меч. А японские офицеры, сами понимаете, личным оружием не разбрасываются…

 

ПОД ПОКРОВИТЕЛЬСТВОМ ПОСЛАННИКОВ БОГА МОРЯ

 

Второй этап экспедиции был полон добрых предзнаменований. В южном полушарии царили белые ночи, попутный ветер стремительно нес «Кайнан-мару» к Ледовому континенту. 12 января экспедиция подошла к заливу Китов, вокруг судна часто резвились дельфины. Для айнов Сахалина дельфины были чем-то вроде посланников Бога моря. Они даже начали молиться и сказали лейтенанту Сирасэ, что дельфины охраняют судно от неприятностей. Во мнении, что экспедиция на этот раз достигнет цели, многих укрепило и другое необычное зрелище: вокруг солнца появилась радуга в виде четырех ярких пятен. Вполне объяснимый в этих широтах оптический эффект выглядел настолько фантастично, что многие восприняли его как очередное предзнаменование.

           Иначе, чем экваториальный зной, воспринимался и холод. Сахалинцы Ямабэ и Ханамори доказали, что являются специалистами по добыче нерп. Свежее мясо пополнило рацион мореплавателей, а нерпичий жир они использовали в качестве топлива для обогрева кают. 16 января судно бросило якорь в небольшой бухте, которую тут же нарекли именем «Кайнан-мару». Тут и заметили стоящее вдалеке другое судно. Как выяснилось позже, то был корабль, ожидавший возвращения отряда Амундсена. Понятно, что это подняло дух исследователей, и уже вечером того же дня отряд Сирасэ высадился на берег. Место для лагеря нашли в 2,5 км от судна, у подножия одной из ледяных скал.

      20 января передовой отряд из пяти человек во главе с лейтенантом Сирасэ отправился к центру Южного полюса. На ведущих санях, в которые впрягли 15 лаек, сидели Сирасэ, айну Ханамори и наблюдатель Такэда. За ними шла упряжка из 13 собак, тащивших сани с айну Ямабэ и медиком Миисё. Отряд взял с собой 800 кг груза, включавшего палатки, двадцатидневный запас еды и различные инструменты. Все были в меховой одежде, на ногах – снегоступы. Собак одели в специальную обувь, чтобы облегчить им бег по снегу и среди торосов.

        Однако двигаться по Ледовому континенту было непросто. В первый и второй день участники экспедиции прошли всего по 15 км, и лишь затем темп возрос почти вдвое. Во время остановок на ночлег ставили палатку, в которой располагались японские исследователи. Сахалинские же айны спали на открытом воздухе, под шерстяными одеялами, отгородившись от ветра санями и поклажей. По бокам у них отдыхали собаки.

       На шестой день путешествия внезапно началась метель, температура упала до минус 25 градусов. В условиях плохой видимости упряжки потеряли друг друга. Это грозило смертью, поскольку только на одной из них было продовольствие, а на другой – исправный компас. Метель продолжалась 26 часов, и все это время участникам экспедиции приходилось обходиться без еды и питья. В итоге упряжки все же нашли другу друга, а когда погода улучшилась, двинулись дальше. 28 января, на девятый день продвижения вглубь Антарктиды, экспедиция достигла точки с координатами 80 градусов 5 минут южной широты и 156 градусов 37 минут западной долготы. Здесь лейтенант Сирасэ принял решение прекратить движение.

«Снежная долина Ямато» – такое название дал руководитель экспедиции месту, где располагалась конечная точка путешествия. Члены экспедиции вырыли в снегу яму и поместили туда небольшой ящик, в котором содержался список с именами всех 10 тыс. человек, оказавших помощь в снаряжении экспедиции. Сирасэ укрепил в снегу шест с национальным флагом Японии и провозгласил, что отныне эта территория принадлежит его стране. В долине экспедиция пробыла 14 часов, отдыхая и готовясь к обратному пути. Тогда Сирасэ, конечно же, не мог знать, что отряды Амундсена и Скотта достигли Южного полюса, пройдя значительно дальше, чем японцы. Но, наверное, сахалинские айны все же не зря молились посланцам Бога моря. Весь отряд Скотта погиб от усталости и холода, не дойдя всего 18 км до базового лагеря, а экспедиция Сирасэ уцелела, достигнув 31 января своей стоянки, расположенной неподалеку от судна.

 

В ДОЛГАХ И РАСКАЯНИИ

 

          2 февраля «Кайнан-мару» вошло в бухту Китов. Плавучий лед усеивал поверхность моря, и стало очевидно, что покинуть акваторию надо, пока она не покрылась ледяным панцирем. Потребовалось целых два дня, чтобы на борт судна сумели перебраться исследователи с шестью собаками. 20 лаек все еще оставались на льдине, но лейтенант Сирасэ дал команду отчаливать. Лай собак еще долго слышали на уплывавшем от Антарктиды корабле…

         Плавание завершилось уже летом – 20 июня. Пройдя 48 тыс. км, спустя год и семь месяцев «Кайнан-мару» вошло в Токийский залив. Лейтенанта Сирасэ на судне не было: он еще раньше вернулся в Японию, чтобы в очередной раз собрать денег – на оплату работы членам завершившейся экспедиции. Для этого ему пришлось продать дом и все оборудование экспедиции, однако и этих средств не хватило. Покоритель Антарктиды ездил с лекциями по стране, показывая черно-белый фильм о походе, но окончательно расплатился с долгами лишь через 23 года.

Автор статьи в Хакодатэ у экспозиции музея , посвященной японской антарктической экспедиции 1912 года

          Летом 1927 года в Японию прибыл Амундсен, первым достигший Южного полюса и ставший в Норвегии национальным героем. Лейтенант Сирасэ, все еще раздававший долги и находившийся, по свидетельству самих же японцев, в довольно бедственном положении, встретился со своим заочным и более удачливым соперником. К сожалению, неизвестно, о чем говорили два покорителя Антарктиды, остался лишь исторический факт – они обменялись рукопожатием.

         Кстати, желание исследователей Ледового континента подарить своим странам новые территории успехом не увенчалось – в 1959 году по международному соглашению Южный полюс был объявлен районом, свободным от чьей-либо юрисдикции. Вдобавок ко всему последующие изыскания показали, что на глубине 200 м под ледовой поверхностью «Снежной долины Ямато» находится не материк, а водное пространство. Несчастливой оказалась и судьба судна исследователей. Проданное для покрытия долгов и вновь ставшее рыболовным, «Кайнан-мару» уже через год после завершения экспедиции затонуло возле острова Кюсю.

             По свидетельству соотечественников, лейтенант Сирасэ пытался отдать не только материальные долги. После возвращения он посетил храм в родной деревне, где отслужил заупокойную службу по собакам, оставленным на льдине, и по тем, которые не вынесли долгий путь к Антарктиде. А его почитатели были даже намерены приехать на Сахалин, чтобы установить здесь памятник нашим лайкам. «Гири» покорителей Южного полюса, даже спустя почти 100 лет, тяжелым грузом ощущается всеми, кто помнит об этой экспедиции…

О дальнейшей судьбе сахалинцев – покорителей Антарктиды – сведений удалось найти немного. 33-летний Ханамори Синкичи после возвращения остаток жизни провел в лишениях, год его кончины неизвестен. 44-летний Ямабэ Ясуноскэ вернулся на Сахалин с ведущей лайкой Бучи, успев по пути познакомиться с одним из японских писателей. Последний записал рассказ сахалинца об удивительном плавании, начинавшийся со слов: «Летом 1910 года я услышал о готовящейся экспедиции на Южный полюс…» Ямабэ пользовался большим уважением односельчан, в 1923 году в местной газете был даже помещен некролог о его кончине.

          Сам же руководитель экспедиции Сирасэ Нобу умер в 1946 году. В его родном селе установлена статуя, а в городе Коноура (префектура Акита) открыт музей покорителей Антарктиды. Здание напоминает по форме ледовый дом – эскимосское иглу, на территории музея установлен макет «Кайнан-мару», а внутри – большое количество экспонатов, рассказывающих о том, как проходил поход по Ледовому континенту, во что были одеты его участники, каким оборудованием они пользовались и т. д. Памятник этой экспедиции поставили и в  Токио, в сквере на пирсе района Сибаура.

 

  Есть памятный знак и у нас, на Сахалине. На одной из сопок, рядом с селом Лесное, японцы установили металлическую табличку, на которой выгравирована надпись: «В 1910 году два сахалинских айну  Ямабэ Ясуноскэ и Ханамори Синкичи с собаками стартовали отсюда на Южный полюс. Этот памятник установлен в память об этом событии и в знак русско-японской дружбы. 7 июля 2004 года». Это уже третий по счету памятный знак покорителям Антарктиды. Два предыдущих местные вандалы разрушили, последний же сельчанам пока удается сохранить…

Фото И.А.Самарина

 

Тревожные 30-е годы…

 

             Какова же дальнейшая судьба нашего знаменитого земляка? Известно пока лишь не очень много. После британской экспедиции Дмитрий некоторое время жил в Новой Зеландии, но вскоре вернулся на Дальний Восток. В 1915 году, судя по заметке в газете «Амурский лиман», он выступал в Николаевске-на-Амуре в Народном доме с воспоминаниями об экспедиции. При Советской власти он работал на Орских золотых приисках в районе озера Чля под Николаевском-на-Амуре. В 1930 году по краю прокатилась волна политических репрессий. Д.Гирева арестовывают, пытаясь повесить на Дмитрия клеймо «английского шпиона». В общей сложности Гиреев находился под следствием полтора года. Чекисты не решились осудить героя Антарктиды и, в конце концов, сняли все обвинения. Уже подъезжая к родному дому, у Дмитрия случился сердечный приступ. Так  в 1932 году закончился жизненный путь незаконнорожденного каторжанина, покорителя Антарктики, кавалера британских наград, нашего земляка Дмитрия Семеновича Гирева.

            Чего не выдержало сердце легендарного каюра? Несправедливых обвинений властей? А может быть, Дмитрий был в отчаянии от того, как те же власти уничтожали безмолвных и незаменимых четвероногих друзей? Казалось бы, сахалинским лайкам, зарекомендовавшим себя во всем мире в пору было ставить памятники, но…эти доверчивые и заслуженные создания не в писались в канву советской «революции в быту»:

               "Революция в быту только тогда может рассчитывать на успех, когда она опирается на революцию в экономике. Хозяйственная деятельность гиляка до советизации острова заключалась в летнем лове рыбы (одних лососёвых пород), и заготовке её в прок для себя и собак и в зимней охоте на пушного зверя. К этому присоединялся доход от каюрства (извоза) на собаках.
         Кета и горбуша - экспортная рыба, имеющая огромную ценность. Скармливать её собакам в виде юколы - хозяйственное преступление. Собака съедает двести рыбин в год. На Сахалине перепись обнаружила две тысячи взрослых собак; эта свора пожирает около трёх четвертей миллиона экспортных рыбин. Это составляет примерно 4 тысячи тонн рыбы, которые отнимаются от нашего экспорта и в то же время выпадают из дохода гиляков. Доход от каюрства на собаках не может компенсировать этих убытков. Но собаки - коренная особенность гиляцкого быта. С ними гиляки расстаются  очень неохотно. Борьба с "собачим уклоном" гиляцкого хозяйства ведётся неумело"- писал в 1932 году побывавший на Сахалине  летописец первых пятилеток В.Канторович.

             Гиляков стали сбивать в артели, давать им план по вылову рыбы, приучать их к лошадям, переселять из чумов в дома... Это народ, чей культурный эпос называется «Пегий Пес, бегущий краем моря». Народ, олицетворяющий себя с этими благородными животными…

       В Ногликах докладчик на съезде аборигенов требовал немедленного уничтожения собак. Протокол съезда сохранил следующую запись:

«Ч у р к а (секретарь рика (Райисполком-прим.Г.С.), гиляк-комсомолец, учившийся в Ленингра­де).   В   этом   году   нельзя   уничтожить   собак.

Г и л я к и    (из   разных   стойбищ).   Без   собак   гилякам   невозможно.

Ч у р к а. Олени требуют кочевки, собакам она не нужна; собаки необходимы гилякам.

Т и м о ш е н к о (докладчик). Собаке цена пятнадцать-двадцать рублей, а  ее  прокорм обходится в  сто рублей;  собаки убыточны.  Согласен, Чурка?

Ч у р к а.   Не   согласен.

Т и м о ш е н к о. Если ты культуру тащишь назад, то грош тебе цена   как   комсомольцу.

Ч у р к а. Ну,   делайте,   как знаете.

Т и м о ш е н к о.  Ты снимаешь свое предложение?

Ч у р к а.   Снимаю.  Но   жизнь   покажет,   кто   прав».

     Бедного Чурку можно понять. Ведь аргумент «ты культуру тащишь назад, то грош тебе цена   как   комсомольцу» это в 30-е годы весомый. Нивхи уже знали, что происходит с «врагами народа». И со слезами на глазах «претворяли в жизнь веяние времени…»

Из рассказа местной жительницы А.А.Юшкиной. Чтобы собаки зимой не поранили лапы, для них шили чуни. Были специальные праздничные собачьи упряжки. В упряжках использовали лаек и собак крупных пород. Охотничьих собак кормили сырым мясом.  Собак для упряжек кормили различного приготовления рыбой, иногда сырым мясом. Летом собак держали на берегу. Обучали различным приёмам. Собаку, идущую в упряжке впереди называли передовик. Команды собакам: Вперед- «та». Право- «кай». Лево- «чую». Стоять- «пор».Породистых сучек никогда не запрягали. Дети любили кататься и играть с собаками.

      В 1920–30-х гг. гиляцкая ездовая успешно применялась в Красной Армии и считалась в СССР одной из лучших военных собак. Верю, что о подвигах четвероногих солдат в зимней войне с Финляндией и на фронтах Великой Отечественной ещё напишут специалисты.        

       В 1972 г. у нивхов Сахалина  Л.С. Богословской (Российский научно-исследовательский институт культурного и природного наследия им. Д.С. Лихачёва, Москва) было выявлено только 8 упряжек, состоящих в основном из гиляцких собак и их высококровных метисов.


Эмиграция четвероногих

 

         По окончанию Второй Мировой войны, в связи с депортацией японского населения, большая часть поголовья породы была перевезена на остров Хоккайдо, где в небольшом количестве существует и поныне.

 

         В нашей же стране сахалинские лайки не только не были реабилитированы, но и забыты, как некогда отдельный вид. Вот что пишет известный ценитель и знаток лаек К. Г. Абрамов: «А ведь нам, людям, проведшим весь свой век в тайге, совершенно ясно: если лаек слили воедино, создав в 1948 году породоописание восточносибирской лайки, и в приамбуле объяснили ее происхождение, как результат смешения амурской, эвенской, эвенкийской и прочих отродий, то это не значит, что в натуре нет этих пород, что они исчезли с лица земли.

Справка: В 1954 г, А.П.Мазовер "упразднил" все аборигенные породы ездовых собак, объединив их в единую породу "северо-восточная ездовая собака" и стандартизировав ее в основном по экстерьеру камчатских ездовых. Однако и эта сборная порода таинственным образом исчезла из официального списка отечественных пород где-то в конце 60-х годов

           Ведь от Енисея до Тихого океана свыше пяти тысяч километров территории, населенной различными народностями, обладающими разным хозяйственным укладом, различными приемами охоты и различно сложившимися породами лаек, с различным их экстерьером и рабочими качествами. Надо быть совершенно оторванным от реальной действительности, чтобы утверждать все то, что утверждают в стандарте в отношении искусственно созданной восточносибирской лайки. Как, например, можно утверждать, что лайка охотников, живущих на Камчатке, уже слилась с амурской лайкой?

             Даже эвенки, живущие по побережью Охотского моря, на Амуре бывают очень редко, да и то без своих оленей и без собак. Поэтому и при большой натяжке нельзя допускать смешение эвенкийских лаек с амурскими.

             Кроме того, лайки оленеводов отличаются легкостью склада, борзоватостью, паратым аллюром. Все транспортные работы у этих народностей выполняются на оленях, а собаки у них только охотничьи-зверовые. Наоборот, народности, обитающие в Приамурье, оленей не имеют, и все транспортные работы у них выполняются собаками.

             Амурские лайки отличаются массивностью склада, пешим аллюром. Работают они главным образом по крупному зверю: лосю, кабану, медведю. В пушном промысле они применяются сравнительно редко, так как рыхлый и глубокий снеговой покров в темнохвойной тайге препятствует этому. Наоборот, прибитый ветрами плотный снежный покров "светлой" лиственничной тайги, в которой кочуют оленеводы, способствует передвижению легких эвенкийских лаек. Искусственное скрещивание амурской лайки с собаками оленеводов в силу их различной приспособленности к условиям снежного покрова рекомендовать нельзя, ибо оно не жизненно, практически вредно.

               Меня, однако, удивляют не составители надуманных "стандартов", а та наша кинологическая общественность, которая идет за ними. Ведь, кроме вреда от того, что существует стандарт несуществующей восточносибирской лайки, а существующие реальные породы лаек признаны "не существующими", ничего не получается. Раз амурской, ламутской и тунгусской лаек не существует, то и работы с ними не ведется».

           Сегодня очень много и на разных уровнях власти разговоров о развитии туризма в Сахалинской области. Говорят, что кроме природных красот привлечь путешествующих иностранцев и соотечественников нечем. Совершенно игнорируется такой потенциал области, как вымирающее поголовье (на языке профессионалов отродье) Сахалинских лаек. А ведь ездовые собаки, гонки упряжек это брэнд целого штата Аляска. И удовольствие это не из дешевых, приносит огромную прибыль краю. В нашей Карелии организованы туры выходного дня 2 дня, одна ночь в очень спартанских условиях. Главная фишка туров езда на собаках. Стоимость на одного человека составляет 16 900 руб.! К немногочисленным держателям ездовых лаек на север Сахалина приезжают знатоки породы со всего света в надежде купить щенка по ЛЮБОЙ цене. На сколько мне известно на уровне области это направление развития туризма не рассматривалось.

 

      И ещё, если мы действительно обеспокоены тем, как вернуть ускользающую самобытную культуру малых коренных народов Сахалина, пора вернуться к национальным промыслам нивхов. Хотя бы, с целью восстановления тех комплексов хозяйственно-бытовых отношений малого народа, влиявших долгое время на  формирование его социокультурного облика.

 

Собака

Перевод Владимира Санги

Мы - учащиеся четвертого класса.

Наш одноклассник Киврин имеет большую собаку, нивхскую ездовую.

Когда мы спустились к реке на подледный лов рыбы,

Киврин на санках с собакой нас обогнал.

Тогда мы рюкзаки и сумки положили на санки, и собака всё это потащила.

А мы - следом за собакой.

Киврин, радуясь, сказал:

Наша собака - большая собака,

Наша собака - сильная собака,

Наша собака - хорошая собака,

Наша собака - настоящая собака!

На будущий год мы, воспитав много щенков, на собаках поедем рыбачить.

Из книги Санги В. Земля нивхов, Южно-Сахалинск,Сахалинское книжное издательство, 2005, С

Послесловие

      Весной 2008 года на Камчатке вблизи Петропавловска-Камчатского состоялся этап Кубка мира по гонкам на собачьих упряжках «Камчадал». Это были первые соревнования в России такого уровня. Их проводила Международная федерация по ездовому спорту (IFSS) совместно с Ездовым клубом Европы (TCE). В гонке приняли участие каюры из США, Франции, России, Кореи.

Справка:

IFSS — международная федерация ездового спорта. Член Генеральной ассоциации международных спортивных федераций (GAISF). Тесно сотрудничает с международным олимпийским комитетом и борется за включение ездового спорта в основную программу зимних Олимпийских игр. Проводит политику, направленную на отмену соревнований, делящих собак на породные группы. Раз в два года организует Чемпионаты мира по ездовому спорту.

TCE — клуб гонщиков Европы. Самая первая международная организация ездового спорта в Европе (основана в 1973 году в Швейцарии). Организует подготовку судей по ездовому спорту. Проводит международные соревнования на средние и спринтерские дистанции.

ESDRA — европейская ассоциация гонок на ездовых собаках. Создана в 1985 году. В нее входят национальные федерации по ездовому спорту европейских государств. Ежегодно организует Чемпионаты Европы по ездовому спорту. Является членом IFSS и также не признает деление спортивных собак на породы.

WSA — всемирная ассоциация ездового спорта. Занимается только гонками на собаках северных пород, имеющих документы F.C.I. Имеет представительства почти во всех европейских странах. Ассоциированный член IFSS с 1998 года.

   Кроме этих самых крупных организаций в каждой стране есть национальная федерация ездового спорта и еще множество клубов, центров, обществ, которые объединяют людей по интересу к какой-либо породе собак, или любителей туризма с ездовыми собаками, или приверженцев дальних экспедиций и т.д.

   Наиболее известные и активные общества — это, пожалуй, DSSV (немецкая национальная федерация), AGSD (общество ездового спорта Германии, занимается северными породами, объединяет 20 немецких клубов), OSHS (австрийский клуб ездовых собак), ADMA (американская ассоциация гонщиков на собаках). А самая первая организация ездового спорта возникла в 1907 году — это «Nome Kennel Club» на Аляске.

   Победителями этапа Кубка мира на Камчатке стали французы и американцы. Россиянин Сергей Панюхин, за которого «держала кулаки» вся Камчатка, стал четвертым. Этот результат дался ему с большим трудом: к финишу Сергей пришел всего на четырех собаках (по правилам гонки в упряжке изначально должно быть не меньше пяти собак).

    Лидерство иностранцев не делает чести стране родине самых ценных ездовых собак. Если вид собачьих гонок станет (как этого добиваются вышеуказанные спортивные общества) олимпийским, мы опять будем винить в неуспехах наших чиновников от спорта?

  Впрочем, тема собаководства в свете развития туризма и спорта, на мой взгляд, отступает на второй план перед нашими долгами нивхам.

           Известное заключение академика А.И. Арнольдова подтверждает мысль о том, что социальная теория XX века пришла к убеждению, что неоспоримой значимостью для общественного развития является человек и уровень его существования. Там, где общество пытается учесть человеческую природу, развить возможности человека, осознать его как некую целостность и обеспечить комфортность его существования, неукоснительно обеспечивается стабильность и устойчивость... Общество получает шанс спокойно и уверенно продвигаться на пути прогресса.

        Степень развитости современного российского общества, его гуманности определяется мерой готовности государства к компромиссу в удовлетворении потребности коренных малочисленных народов Севера на особый политический статус, земельную собственность, гарантии доступа к ресурсам традиционного жизнеобеспечения, общинное самоуправление, социокультурное развитие.

            Коренные малочисленные народы Севера в структуре населения России не являются доминирующими, но стремятся сохранить, развивать и передавать будущим поколениям территории своих предков и свою самобытность в качестве основы для продолжения существования как народа в соответствии с собственными культурными особенностями, правовыми системами, особой социальной организацией и осознающих себя самостоятельными этническими общностями.

        Закат ездового собаководства в России приходится на последнюю треть XX в. Распространение снегоходной техники, упадок пушной охоты и местного рыболовства, массовые эпизоотии и инвазии, причиной которых были привозные собаки, а также голод 1990-х годов – все эти факторы практически уничтожили большую часть поголовья аборигенных ездовых собак. В течение своей долгой истории ездовые собаки играли большую роль не только в хозяйственной, но и в духовной жизни коренных народов Севера. Они были культовыми и жертвенными животными, хранителями дома и семьи; с ними до сих пор связаны многие ритуалы и обычаи, подчеркивающие особые отношения собак с владельцами (Штернберг,1933, Крейнович,1972, Богословская, 1999; Смоляк, 2002; Туголуков, 1979; и др.). Языки ряда народов содержат большой пласт лексики, связанный с ездой на собаках, их разведением и дрессировкой. В настоящее время коренные жители Севера стремятся возродить ездовое собаководство, без которого жизнь кажется им неполной и ущербной.



    Собаководство, одно из основных в прошлом занятий коренных народов Дальнего Востока. Развитие традиционного собаководства на современном уровне позволит придать второе дыхание ездовому и охотничьему хозяйству местных жителей, внесет свежую струю в развитие зимнего туризма в регионе. Это повлечет за собой появление целой туристической индустрии, что предполагает занятость населения в обслуживании этой отрасли. Таким образом, возрождение сахалинской хаски отчасти разрешит проблему занятости населения, позволит на другом качественном уровне воссоздать традиционные промыслы и ремесла коренных народов и придаст им современное звучание.

Е.Г.Малофеева


 

Литература и источники

        Сохранились имена наших сахалинских лаек - англичане их с удовольствием и любовью фотографировали. Забавно, что клички у них в основном были русские, то есть англичанам приходилось учить русские слова. Так что, благодаря собакам русский язык звучал в Арктике в самых первых экспедициях. Сотни фотографий британской антарктической экспедиции и портреты всех сахалинских лаек-участниц вы можете посмотреть на этом сайте:

www.freezeframe.ac.uk/?s=British+Antarctic+Expedition+1910-13&images=1

 

При подготовке статьи использованы информация и иллюстрации
из книги Сэкия Тоситака «История экспедиции Сирасэ» (перевод
Виктора Незамутдинова), изданной в 2002 году

Васильев Б. А. Основные черты этнографии ороков: Предварительный очерк по   материалам экспедиции 1928 г. // Этнография, № 1. 1929.

Канторович В. Сахалинские очерки, - Молодая гвардия, М.,1935,с.151-152

Крейнович Е.А. Нивхгу, Южно-Сахалинск, Сахалинское книжное издательство,   2001.с.181-183

Ландлем Г. Капитан Скотт. Ленинград, Гидрометеоиздат, 1989.

Роник З.Л. Хранительницы древних орнаментов, Южно-Сахалинск, Сахалинское книжное издательство, 2001, с.60-62

Санги В. Земля нивхов, Южно-Сахалинск,Сахалинское книжное издательство, 2005,  С.33

Цуренко В. Легендарный каюр, «Красное знамя», 31 октября 1995 года.

Штернберг Л.Я. «Гиляки,орочи,гольды,негидальцы,айны», Хабаровск, 1933.

Юзефов В.И.Северный Сахалин-Антарктида, Вестник Сахалинского музея.-1996.-№3.-С.407-413

И ещё...

P.S.

  

Они даже не просят.... Они терпеливо ждут... Человека.

 

Автор: Григорий Смекалов, 10 декабря 2014, в 10:48 +10
Комментарии
Написано 10 декабря 2014, в 10:55
http://files.mail.ru/651CEFD5134F48A9AF2408AEA5152..
Здесь ролик с песней о Сахалинских хасках моего друга Николая Вишневского...
+5
Написано 2 декабря 2015, в 08:01
Григорий Смекалов, у меня ссылка не открылась(
+3
Написано 2 декабря 2015, в 08:30
KisMis, судя по комментам, справились? А палки н а периоде натаскивания (без строгости нельзя) Вопрос жизни. Это в цирке можно пряником. Зато, когда пёс становится богатством каюра, он за него жизнь отдаст...
+3
Написано 2 декабря 2015, в 08:48
Григорий Смекалов, а что, были сомнения? Я про встречающих, которые били палками собак проигравшего)
+2
Еще 6 комментариев
Написано 10 декабря 2014, в 15:33
Потрясающая статья!
Пролистала только фотографии.
Вечером прочту внимательно.
Мой питомец - пятилетний кобель хаски.
Тема рабочих собак (лаек) прям родная ))).
+5
Написано 2 декабря 2015, в 08:02
Русалка Обыкновенная, у меня пятилетняя девочка - предлагаю дружить семьями)))
+4
Написано 2 декабря 2015, в 08:53
KisMis, покажь фотку!
+2
Написано 2 декабря 2015, в 09:11
Русалка Обыкновенная, завтра только - муж спит, а я не знаю, как их на компе найти)
+2
Еще 12 комментариев
Написано 10 декабря 2014, в 21:48
Занимательная статья. Как тему собаководства сдвинуть? Я бы добивался включения в областную программу поддержки КМНС подпрограммы разведения сахалинских лаек. По мне, оно надежнее, чем снегоходы закупать, с запчастями и бензином возится.
+3
Online
Написано 27 марта 2015, в 11:48
Отличная статья, спасибо! Стало интересно, а вот Западно-Сибирские лайки тоже как таковые не порода, а общее название для различных пород, живущих у народностей к западу от Урала?
+3
Написано 27 марта 2015, в 12:53
Сергей Маслаков, да как-то и добавлять не чего... Тут важен подход. Бог создал природу в многообразии, и дело "человека разумного" получать от этого удовольствие, изучать и приумножать... Как мне не нравится слово "оптимизация", а почему не вредительство? Ишь чего захотели, развели тут пород... Собака она и в Африке собака.Чего тут придумывать? И вот смотрю на ездовых собак нашей "Беренгии": доги,ротвейлеры, доберманы.... Люди непрофессионалы (всякие народные академики лысенки) нанесли непоправимый вред. Ведь природа создавалась тысячелетиями...С ликвидацией пород исчезло и их прикладное значение, статьи человеческого дохода,прикладная польза малой экономики... Этим жила провинция.А её сначала заманили на "великие" стройки, а потом нищую бросили выживать (отобрав "удочки")... Сегодня, конечно, это экзотика.Но почему? Потому, что сознательно к этому пришли. Рабочая собака, что ездовая (хаски) что охотничья промысловая (соболя , например) стоит как иномарка. И окупает себя за сезон....
+4
Online
Написано 27 марта 2015, в 12:59
Григорий Смекалов, да мне-то в принципе порода-не порода, по-большому счёту все равно, гланое, чтоб собака любила хозяина, преданная была, ну и характер ровный. Но недавно спросила меня девушка, у которой собака, как и у меня, западно-сибирская лайка, о том, что мол есть ли клеймо, делали ли прививки, в общем предложила создать совместное потомство собачье, а мой барбос и без клейма (не для выставок щена брали, так что отказались от этого дела) да и прививки не стали делать, ибо если собака не может выжить на улице сама по себе, то и собакой её назвать то тяжело, так, крыса-переросток. Но это моё мнение, может кто-то подумает, что это издевательство над животным. Попозже напишу пост, выложу фотографии своего барбоса.
+2
Написано 27 марта 2015, в 13:18 Отредактированно 27 марта 2015, в 13:19
Сергей Маслаков, во многом согласен с Вами.В коротком посте Вы затронули три стороны собачьего вопроса:
Первое- БИЗНЕС на той самой ЭКЗОТИКЕ (искусственно созданной). Я человек гуманный и ещё не определился в этом направлении (порою это очень жестокие и расчетливые люди),
Второе- собака друг (независимо от породы), понимающий, любящий именно тебя и верный только тебе (не все породы). Я бы отнес себя ближе к этой категории.
И даже в небе тут как тут,
ушами прядая во мраке,
где вряд ли ангелы нас ждут,-
нас ждут умершие собаки.

Третий - о чём я пытался сделать уклон в статье. Человек-труженик, которому собака не только друг, но и НЕЗАМЕНИМЫЙ помощник. Она может умереть за тебя, до догнать оленя, например, слабо.Она может загнать соболя, но в упряжь -ноль и т.д. Вот в чем породы НУЖНЫ.А Вы знаете, что такое гены? Сегодня мы отброшены на пару веков назад...
+4
Еще 4 комментария
Написано 2 декабря 2015, в 08:08
Какое противоречивое отношение было - и палками били, и в жертву приносили, и чуни для них шили.
+6
Написано 9 марта 2016, в 14:29
Отличная статья!
+6
Уважаемый гость, чтобы оставлять комментарии, пожалуйста, зарегистрируйтесь или войдите
Бежал бродяга с Сахалина
Бежал бродяга с Сахалина
Ещё один сахалинский миф
Ещё один сахалинский миф