Сахалинские каторжанки. Мемуары 18+. Продолжение

Сахалинские каторжанки. Мемуары 18+. Продолжение

Рот заклеить скотчем

 

Мать сидит, скучает, смотрит на мой здоровый аппетит:

— Инка, хватит жрать, толстой будешь, никто замуж не возьмёт!

Я уплетаю огромный бутерброд с маслом и красной икрой:

— Чего так? И толстых, вроде, берут.

— Берут, но симпатичных, а ты посмотри на свой огромный нос, маленькие глазки, тонкие губы и куцые пепельные волосёнки.

— Ну спасибо, мамочка, утешила! — я обиженно ухожу с бутером во двор.

А там все такие обжоры: ходят, жуют хлеб с икрой да маслом, ну на худой конец, с маслом без икры, но зато обильно посыпанный сахаром. И это… играют в скалки, жмурки, городки, прыгалки через скакалку или по квадратикам. Где уж тут растолстеть! Нет, жирок у меня на пузе был, ни без того. Но это ж Сахалин, кто без жирка, тот зиму лютую не переживёт. Это сейчас зимы помягче стали, а в моём детстве зимы, ух, какие были!

— Холода — не оправдание для обжорства! — возражала сто килограммовая Валентина Николаевна. — Береги фигуру смолоду.

— Но ты же вышла замуж!

— Я только после свадьбы начала толстеть.

— Но не бросил же тебя муж.

— Не бросил, но самой с таким весом неудобно, тяжко.

— Мам, не подменяй понятия, не перевешивай свои желанья на подростка.

— Ну я ж тебя предостеречь хочу!

— Вогнала в комплексы, а потом чего-то хочет.

Я снова ухожу во двор, оставив мамку с её сто килограммами (при росте — метр пятьдесят семь) и в полном, полном отчаянье:

— Как дальше жить?

Тётя Люся Бурганова, имея тот же рост и тот же вес, как моя мать, точно знала ответ на вопрос, как похудеть:

— Надо рот заклеить скотчем и ходить.

Но как физически это выполнить, она не знала, ведь с заклеенными скотчем ртами, их точно бросят мужья!

 

Ай люли, люли, люли,

разжирели гули,

не могут наш покинуть двор.

Какой позор, позор, позор!

 

Моё приданое

 

Отцовский сарай — это ларец-кладенец: инструменты там всякие, горы уже ненужных книг по электрике, запчасти, бутылки (их сдаём в магазин) и чемоданы со всяким хламом. Встаю на две табуретки и достаю самый верхний чемодан, открываю, а там часы. Куча, целая кучища часов от больших до маленьких, и все в разобранном виде. Ужас как прикольно, как в сказке! Закрываю чемодан и тяну его в дом — рассмотреть чудо механизмы получше и не спеша.

 — Мам, а что это за старый чемодан с часовыми механизмами?

 — А это твоё приданое, доча. Зря ты его раньше времени узрела, мы с отцом планировали торжественно вручить его на свадьбу.

 — Да брось!

 — А вот те и брось. Забыла, как ты маленькая все часы в доме отвёрточками раскрутила? И орала «Я буду часовым мастером»! Мы новые часы купим, ты опять... Снова купим, ты снова... Даже наручные не пожалела.

И тут я вспоминаю: примерно в пятилетнем возрасте сижу, пыхчу, раскручиваю наши самые красивые часы — янтарные. Так вот же они! У-у, как жалко.

 — Мам, а чё вы мне руки не поотрывали?

 — А вот когда оторвали, так ты и успокоилась.

 — Так вот же они, руки, — протягиваю я матери свои пальцы.

Валентина Николаевна смотрит на мои ручки:

 — Не, не вижу. Вон часы на стенке, сможешь разобрать?

Я прячу кулачки за спиной и мотаю головой:

 — Не, жалко, денег стоят.

Мамка устало ставит чемодан на стол:

 — Собирай все часики обратно.

После недели бесполезных мучений, подхожу с поникшей головой к родителям:

 — Вы правы, нет у меня больше умелых ручек. Оторвали! Низкий вам поклон за это, предки. Спасибо.

 И чемодан с моим приданым навечно перемещается на чердак, туда где живёт маленький крот-часовщик. Пущай сидит себе, починяет... А я детям сказку про это напишу.

 

Музыкалка

 

Росла я девушкой деятельной, во всех кружках перебывала, только в музыкальной школе пока не была. Пристала к матери, та поморщилась:

 — Иннуль, ты же ни в один кружок долго не ходила, а музыкалка ведь платная.

 — Ну, мамулечка-красотулечка, я стараться буду и не брошу никогда-никогда, уж больно баян люб сердцу моему!

И пошла я баянное дело изучать у худрука нашего Владимира Летягина за отдельную плату, через кассу проведённую. Училась я серьёзно: выучила ноты, кнопочки на баяне запомнила, музицировать научилась совсем простенькую мелодию «Дождик». Но тут одна заковырка образовалась, оказалось, что у меня нет музыкального слуха.

 — Слух баяну не помеха! — говорил деда Вова, он как мог, старался, на пенсию не хотел.

Я тоже старалась, ведь слёзно обещала родителям музыкантшей стать.

 Прошёл год. Выучила я композицию «Дождик» наизусть, без нотной тетради. Сыграла её парадно перед матерью и отцом, встала, положила баян на стул, откланялась и сказала:

 — Спасибо вам, милые мои, за тепло, за заботу, за деньги заплаченные, но сил моих женских больше нет!

Батя аж крякнул, а мать заплакала от счастья:

— Спасибо, доча, за сбережённый тобою наш семейный бюджет на следующий год.

 

Бальные танцы

 

Ба! Во Мгачи приехала чета Никитиных — мастеров спорта по бальным танцам. Они пришли в школу b сказали нашим учителям:

 — Будем ваших детей обучать бальным танцам, пусть приходят в Дом культуры на второй этаж.

И школьники валом повалили в их кружок. Я тоже. Два месяца — отборочный тур. Мне очень нравилось осваивать этот вид искусства! Но по истечении срока, девочку Инночку выставили за дверь в связи с профнепригодностью.

 — Ну да, в такт не попадаю, слуха у меня нет, — бурчала я уже дома — И без вас знаю, что в такт не попадаю и что слуха нет!

Иван Вавилович послушал мои стенания, послушал и вывалил на стол три литра самогона первача:

 — А пойдём, дочь, я этим танцорам Никитосам взятку за тебя дам!

Я беспомощно закатила глаза:

 — Вот ты дурной, нет? Ты видел этих неземных людей? Они ж не из нашего мира! Они ни пьют и ни едят, они святые!

 — И в туалет не ходят?

Я удивлённо-строго посмотрела на отца:

 — Конечно!

Иван потёр лоб:

 — Ну тогда ничего не поможет. Иди, дщерь, надевай болотные сапоги.

 — Зачем?

 — На рыбалку пойдём. Мы ж с тобой сцым и серем! А чтоб посрать, надо ещё и пожрать. И это... тужурку накинь потеплее.

 

Матюкать так матюкать

 

Родители поругались. Но отец то у нас, ясно дело, дурной: как проснётся, так с утра до ночи и матерится. Не, у мамки нервы железные, но и они порой сдают. Вот стоит она как-то у окна, роняет скупые слёзы и пялится на общежитие для шахтёров, что напротив нашего дома. Я оторвала голову от книги:

 — Мам, чего ты плачешь?

 — Потому что тятька у тебя дурак. А давай-ка соберём ему чемоданчик и вон в то общежитие жить отправим!

 — Давай! А надолго? — я знала, что приезжие шахтёры там живут временно, а потом уезжают, или шахта их обеспечивает квартирами, а новую квартиру я очень хотела.

 — Навсегда! И найдём себе нового папку.

 — Нового? — нет, на нового я не была согласна. — Мам, а ты можешь собрать свои сопли в кулак и отматерить паршивца ещё хлеще, чем он тебя.

Мать размякла и попыталась улыбнуться:

 — Могу. Я попробую. Ладно.

 — Попробуй, попробуй. Может, он того и ждёт. Я зря что ли книжек по психологии начиталась?

Мать ещё раз слабо улыбнулась, и я объяснила Валентине Николаевне, что такое «выработка адреналина» у особо неординарных особей, таких как наш Иван Вавилович. И она, вроде бы, поняла. А кода отец вернулся с работы, мать встретила его десятиэтажными вывертами-перевывертами. Ванятка аж присел в испуге. А потом ничего, привык: как только он раскрывал рот на мать, Валька раскрывала двадцать своих ртов, и жизнь налаживалась!

И ведь странное было дело, на меня батянька никогда не матерился. Хотя нет, ни странное. Не ждал же он ответных матюков от ребёнка? А от супруги, видимо, ждал. Жаль, что поздновато дождался. Надо было мне ещё в детском саду книги по психологии почитать. А?

 

Автор: Инна Фидянина-Зубкова, 23 июня, в 16:50 +3
Комментарии
Написано 24 июня, в 08:30
Все знакомо, но разве скотч в 70-80х был? Помню только пластырь мед и изоленту черн
+2
Написано 25 июня, в 10:57
angel333, что верно, то верно! Просто автор, вещи из детства своих детей, переносит в свое детство, но этим не перестает быть интересным её очерки! Респект Автору-Инне!
+2
Написано 24 июня, в 11:33
Очень интересно, забавно и захватывающе! Спасибо!
+1
Написано 26 июня, в 11:51
Вам дорогая пора уже книгу издать, а не только ситиратурой баловаться...я бы лично купил для коллекции
+4
Уважаемый гость, чтобы оставлять комментарии, пожалуйста, зарегистрируйтесь или войдите
Важно быть нужным
Важно быть нужным
Сахалинские каторжанки. Мемуары 18+. Продолжение
Сахалинские каторжанки. Мемуары 18+. Продолжение