Вариации морской практики, или По заветам Иакова

Вариации морской практики, или По заветам Иакова

Александр Зарчиков об открытии в Невельске детской яхт-школы, море, парусах и чем-то очень важном

В последний день весны, я, наконец, осуществил давно поставленную задачу – выбрался на съемки к сивучам, живущим на западном побережье Сахалина, на брекватере Невельского порта. Погода накануне календарного лета выдалась на славу. Безветрие, тихое море и солнце. Детвора оккупировала маленький плавучий причал и предавалась на нем озорству. По соседству с сивучами с одной стороны и с рыбацкими судами с другой в акватории порта появились еще одни представители водоплавающих. Недалеко от маленьких плавучих причалов с ослепительными на солнце белыми бортами и парусами-крыльями на широкой бетонной площадке выстроились в ряд несколько новеньких швертботов.

Познакомившись с мужчинами, занимающимися оснасткой яхт парусами и шкотами, я решил тряхнуть стариной и вместе с ними окунулся в работу, вызывающую трепетные чувства.

Когда то давным-давно в детстве я грезил плавать под парусами. Сначала в школе – хотел попасть в какой-нибудь из яхтклубов, но ездить из Южно-Сахалинска было далеко, потом мечтал пойти в кругосветку на огромном паруснике «Паллада» и ради этого поступил в Дальрыбвтуз, но на «Палладу» я не попал, потому, как смог поступить только на заочное отделение. Но, видимо, мечтал не зря, и, уже пройдя не малый путь моряка на рыбодобывающем флоте, уехав в Санкт-Петербург, наконец, попал штурманом на настоящий деревянный парусный корабль фрегат «Штандарт». После «Штандарта» были парусно-гребные ялы, а потом дальний поход на яхте «Андромеда» к Канарским островам.

Впервые ступив на палубу большого парусника, поразился обилию и разнообразию информации об устройстве рангоута и такелажа, методов управления кораблем. В вузе мы также подробно изучали устройство сложных электронных  приборов, работающих с всевозможными явлениями природы. Ветер, волны, глубины, звезды, рельеф дна, скорость света и звука, теория вероятности и т.д. и т.п.  В парусном деле оказалось не менее сложно, но на пальцах и веревках. Тысячи веревок, и у каждой свое название, такое же количество вариаций парусных оснасток и применений парусов. Да что там говорить! Сейчас кораблем управляют инженеры, владеющие электроникой и цифровыми технологиями, в корабли вложены лучшие открытия науки и техники. А в век парусного мореходства морские офицеры были самыми образованными людьми: им необходимо было знать не только математику, астрономию, навигацию, картографию и разные иностранные языки, но и разбираться в географии, геологии, этнографии и биологии. «Именно моряки эпохи великих географических открытий превращали огромную и некогда плоскую планету в маленький, обжитой и уютный шарик» (цитата из статьи Константина Рыбакова о Френсисе Дрейке).

Под доносившийся с южного брекватера рев сивучей, наловчившись, я оснастил несколько швертботов класса "Оптимист" парусами, закрепил мачты, навязал гика-шкоты, установил шпринтовы. Один из тружеников яхт-клуба даже попросил поделиться способами завязывания некоторых морских узлов.

Солнце садилось в зеркало Татарского пролива, когда десять новеньких яхт, полностью оснащенных, были готовы к открытию сезона в новом яхт-клубе детско-юношеской спортивной школы города Невельска. Уже стемнело, но морской горизонт еще красился бурым цветом над тихим морем. Я вспомнил, что подобную картину наблюдал почти каждый день на вахте, только вид этот окружал судно со всех сторон. Находясь по нескольку месяцев в открытом море, в пространстве наедине со стихией, ты как будто находишься наедине с чем-то самым главным, с творением создателя. Как будто в первые дни сотворения мира – когда Бог отделил твердь от воды, а свет от тьмы. Это чувство наверняка живет в людях, которые связали свою жизнь с морем.

Первый день лета на летний совсем не похож. Сильный ветер с порывами выпрямлял полосатый конус ветроуказателя. Паруса яхт громко шелестели и синхронно поворачивались в порывах, словно разминаясь гимнастическими упражнениями. На базу прибывали дети, а взрослые снимали оснастку с оптимистов.

- Здравствуйте! - подходит ко мне позитивная женщина, с которой я вчера познакомился.

- Почему оснастку снимают? Не будут в море выходить? – спрашиваю.

- Нет, не будут. Моя свекровь говорит, что Невельск притягивает к себе все непогоду Охотского моря. Вот и сейчас!

Я оскорбленный пошел выяснять. Как же так! Вчера настраивали паруса, настраивали, и вот ничего не будет!

- Да сильный ветер, наши ребята еще не готовы выходить в море, – говорит Сергей Желенцов, руководитель базы «Парус» ДЮСШ Невельска. - Поэтому снимаем нашу оснастку. Сейчас приедут ребята с Холмска, они привезут свои паруса и на них выйдут в море. У них намного больше опыта.

Паруса из Холмска появились раньше холмских спортсменов. Тренеры базы быстро настроили "Оптимистов" и тут же появились ребята. Они сразу же облепили яхты, изучая особенности оснастки новоявленной школы. Разница была замечена в манере привязывать оттяжку гика, а также крепления и формы черпаков. Причем, если оттяжками интересовались задумчивые, то шумные и веселые спорили о черпаках. Но вот, наконец, договорившись, кто на какой яхте будет выходить в море, детвора занялась облачением в специальные яхтсменские одежды.

- Один только костюм яхтсмена стоит 30 тысяч рублей, представляете! – делиться со мной тренер парусной школы из Холмска Борис Борисович Веселиков, помогая самому маленькому спортсмену справиться с облачением.

На территории базы появляется командующий парадом – директор Невельской ДЮСШ Юлия Рыбаченко.

- Ну как, вы сняли вчера сивучей?

- Да спасибо большое, ваши ребята мне очень помогли, на лодке повозили, а потом я им помогал яхты оснащать парусами.

- Александр, если у вас есть опыт, приходите к нам работать!

Честно говоря, я даже не много оторопел от такого поворота. Совсем недавно во мне начала загораться идея занятий на Сахалине парусно-гребным направлением. Я с большим удовольствием и благодарностью вспоминаю свои походы с ребятами-питерцами на парусно-гребных ялах. Это была настоящая романтика, даже круче чем походы на фрегате «Штандарт». Необычайное ощущение свободы достигается именно на шлюпках! На большом корабле, ты привязан ко многим правилам, условностям, особенностям, обременен большой ответственностью и знаниями... На шлюпках все по-другому, хотя ответственность и знания все же имеют место. Так еще и со стороны кажется, что гребля на лодке целый день – это ужасно нудно и утомительно. Ничего подобного! На шлюпке маленькая команда – обычно шесть гребцов, рулевой и командир. Командиром назначается самый опытный. Шлюпка выдвигается в дальний поход, конечно, по заранее спланированному маршруту. Например: Петербург – Выборг – Хельсинки. Команда меняется в больших населенных пунктах по графику. Если нет ветра, идем на веслах, задул ветер - мгновенно ставится мачта, парус. На шлюпке развивается приличная скорость. Она способна ходить не только в закрытых водоемах, но и в море. До сих пор помню это состояние. Ветра нет. У каждого гребца огромное деревянное весло. Раздается счет рулевого «Ииииирррра… ииииррраааазз» И все синхронно заносят лопасть весла максимально вперед, плавно погружают его на две трети в море и начинают не тянуть руками, а отгибаться спиной назад. И так много тысяч раз в одном темпе. Гребля лучше медитации! Во время гребли ты настолько растворяешься в окружающем мире, что совершенно отрешаешься от проблем. Но ко всему ты это делаешь не один, а со своими товарищами. Вы - одна команда. Это все на уровне ощущений через ритм, через движение в пространстве. Если кто-то делает ошибки, то все это чувствуют. Лодка двигается вперед по границе воздуха и воды. Никакого мотора, только плеск весел и счет рулевого. Но вот командир увидел на горизонте облако. Поступает команда ставить парус. Несколько минут и шлюпка почти бесшумно мчится. Тишину нарушает  лишь шум потока воды, трущейся о деревянную обшивку шлюпки. Мотора нет, а скорость есть!

Мои воспоминания прерывают брызги воды. Мальчишки и девчонки из шланга ополаскивают борта серьезных швертботов класса «Луч». Эти ребята занимаются парусным спортом уже несколько лет, и многие из них добились хороших результатов и побед на соревнованиях.

- В Холмске я гуляла по Приморскому бульвару и часто наблюдала в порту красивые паруса, – рассказывает Диана. - Записалась в клуб и уже пять лет как занимаюсь. Даже хотела пойти учиться по морской профессии.

- А почему не пошла?

- Медицина стала ближе.

- Занятия яхтенным спортом помогает в медицине?

- В медицине нет, наверное, но парусный спорт очень пригодился на уроках физике в школе, и на других немного.

- А я недавно пришла заниматься, – рассказывает Даша. – Мне мама давно предлагала, а я отнекивалась, но однажды увидела и загорелась. Для меня это хобби, скоро уезжать учиться и наверно придется бросить. Но может быть я и буду заниматься, потому что в том городе, куда я уеду есть яхт-клуб.

- Мне кажется, трудно так взять и бросить такое интересное дело.

- Очень трудно, – говорит Диана. - Я как представлю, что буду учиться, где не будет моря, мне становится тоскливо и очень грустно. Потому что не будет моря, не будет яхт, не будет друзей, с которыми ты ездил на тренировки и соревнования. Очень будет всего этого не хватать. Даже плакать хочется.

Подросток в кепке и солнцезащитных очках готовит свой швертбот к выходу в море:

- Давно занимаешься парусным спортом?

- Четыре года, - отвечает Богдан.

- Тоже хочешь стать моряком?

- Это больше хобби, я хочу стать переводчиком.

- А чем яхты помогают в профессии переводчика?

- Очень хороший способ выбросить агрессию и не шляться по злачным местам, - серьезно отвечает молодой моряк.

На морском горизонте появились паруса большой двухмачтовой яхты. Она приближается, поворачивает в направлении яхтклуба, убирает паруса.

- Снимайте, снимайте, это «Флагман»! – говорят мне какие-то люди в солнцезащитных очках, размахивая руками, приветствуют большую яхту.

- Флагман данного мероприятия? - спрашиваю.

- Нет, название яхты - «Флагман», – рассказывает президент Сахалинской федерации парусного спорта Андрей Бурнашов. - Я числюсь на ней старпомом. Мы привезли детей с Холмска показать свое мастерство.

- А как долго надо заниматься, чтобы нормальный опыт получить для занятий парусным спортом?

- Всю жизнь, - улыбается президент.

- Вообще дети могут заниматься с семи лет, и занимаются обычно до 18 лет – вместе заканчивают и среднюю и спортивную школы. А потом по желанию могут продолжить заниматься дальше, стать членом федерации, - рассказывает инструктор-методист спортивной школы из Холмска Дарья Федорова.

- У нас в Холмске две большие парусные яхты, очень много швертботов. С 90-х годов мы без финансирования, чисто на общественных началах сохранили яхт-клуб и детское отделение парусного спорта. В Невельске сейчас возрождается второе отделение парусного спорта на Сахалине. Раньше было четыре отделения – еще в Корсакове и в Углегорске. У нас остров, в конце концов, окружен водами!

- А у вас есть какие то планы на дальние парусные походы?

- Нет, у нас финансирование сильно ограничено, главные планы у нас - это вырастить молодое поколение, чтобы они прониклись духом моря и парусным спортом. Кстати, многие у нас идут дальше по морской стезе.

- Это очень красивый спорт. Когда у нас в Холмске выходит в море больше 30 швертботов, это очень впечатляющее зрелище. Много людей приходят посмотреть, сфотографироваться на фоне яхт.

Яхта «Флагман» бросила якорь и подняла праздничные флажки. На такой можно было пойти и в кругосветку, подумалось. Помнится, в единственном своем большом парусном походе на стоянке в голландском порту Имьюден, мы встретили молодоженов – парня из Финляндии и девушку из Норвегии. Мы тогда долго дожидались попутного ветра и несколько дней прохлаждались на яхтенной стоянке, скрашивая скуку новыми знакомствами с другими яхтенными путешественниками. Наша тринадцатиметровая «Андромеда» казалась намного больше и мощнее по всем параметрам маленькой семейной яхты «Дон-Кихот». Иван и Инга отправились в свадебное кругосветное путешествие на своей малютке-яхте. Однако, сравнивая тогда их и наши возможности, нашей командой «Андромеды» единогласно пришли к мнению, что скандинавский экипаж уйдет дальше. Все-таки, любовь царит на борту!

Из дневника похода на яхте «Андромеда» 2006 год:

«Я смотрю в эту темную даль, и снова пытаюсь осознать, что же это такое море.
Эта необъятная  стихия. Это…  Понять невозможно, возможно чувствовать.

Что я чувствую, когда вижу, его, когда погружаюсь в него, борюсь с ним, играюсь, использую его, ссорюсь с ним.

Да ничего! Я просто живу. Живу рядом как с огромным близким человеком, но больше, как с отцом и как с матерью. Как с другом. Как с любимой. Как со своим ребенком. И чувствую, как внутри рождается что-то.

Я вспоминаю картину Ван Гога в музее Амстердама. Эти лодки. Это море. Этот берег. Эти паруса, наполненные ветром. Это такое «что-то», и есть то самое реальное на свете. Не выдуманное нами. Но такое, что оно и есть - то самое важное на свете.

Оно важнее всего. Это оно…

Старина Ван Гог, сотню лет назад зацепил его. Я ходил по музею и смотрел в эти лица. Ну, чего, чего они там ищут. Это ж смешно! Все то, что нарисовано в картинах Ван Гога, можно увидеть в простых вещах, совсем рядом в жизни, и не ходить далеко. А они прутся сюда, за черти знает сколько километров, за бешеные баксы. И смотрят пустыми глазницами в свое же отражение.

А там оно – то, которое среди нас, немного красивее, чем в серой жизни, немного доступнее, чем в трудностях, немного ярче. Но еще наполненное любовью художника. Наполни ею это море, этот ветер, этот мир, и все будет твоим!

Но что же мы прилипли к этому месту. Я не в силах оставаться на яхте отправляюсь шляться по окрестностям. К вечеру долгих поисков непонятного, набредаю на оборонительные укрепления береговой линии и входа в канал. Это огромные бетонные доты, с толщиной стен в метр и более.

Забираюсь на крышу самого высокого из них. Видно все. Береговая линия, море в пределах горизонта, город, канал, шлюзы,  заводы, пароходы, яхтенную марину, где то там наша «Андромеда».

Солнце к вечеру вырвалось из оков облачности и жарит в последнюю силу перед заходом. Ветер гонит новый фронт черной пелены с юга, рвет в клочья ее края и словно пытается заарканить светило, набрасывает на него обрывки туч. И я сижу на крыше дзота и ни думаю ни о чем! И ничего не хочется в этой жизни. Вот что значит красота. Вдалеке маячат разноцветные парашютики кайтов. Это наш капитан гарцует по волнам. В попытке оседлать волны и ветер. И надо сказать, что кое что ему даже удается.  А я впитываю каждой клеткой этот волшебный миг, где ветер, небо, море, облака, люди и земля и машины, на какой то недолгое время замерли в гармонии и любви меж собой. «О, сказал я себе, - прекрасное начало для следующего этапа. Хватит сидеть на месте, поехали!»

И представил себе как на карте погоды, циклоны разбегаются по своим делам в разные концы планеты»...

На официальной части события были сказаны правильные слова. Отмечены люди, причастные к созданию Невельского отделения парусного спорта. Дети рассказали стихотворения о море. Выступили артисты. Мальчишки и девчонки, да и тренеры ждали основного – выхода в море.

И вот началось! От плавучего причала одна за другой уходили в свое маленькое плавание юные моряки. Немного напоминало гонку "Формула-1". Когда целая группа людей - специалистов чуть ли не на руках доносят сверхмощный болид до места старта. Один из мужчин находится в воде – страхует, поддерживает, а иногда отпускает уже набравшую в паруса силу ветра яхту. Раз, и улетает стремительный «Луч» в акваторию, словно ракета в небо, и гордые мальчишки и девчонки испытывают радость полета.

Я сидел в лодке вместе с тренером. Вокруг нас мелькали паруса «Лучей» и «Оптимистов». Борис Борисович внимательно следил за всеми и за каждым в отдельности, громким командным голосом отмечал особенности работы спортсменов с парусом и яхтой.

- Сейчас есть соревновательный момент? - спросил я.

- Сейчас только  тренировка. Откренивание, вот он висит за бортом, держась ногами за ремень. Поворот фордевинд. Огибание знака. Сейчас тут самые лучшие гонщики на Сахалине. Эй, Леха, не лезь под камни, там мелко!

Ветер играл с юными моряками. Он то, бросаясь с неба, входил в крутое пике, и тогда ребята моментально выходили на курс, активно работая руками, балансируя и выставляя угол паруса, от чего яхта делала рывок вперед, и, набирая скорость, выходила на наклонное скольжение, уравновешенное нависающим над водой яхтсменом.

В таком натянутом положении система яхта-человек-парус легко летела по грани воды и ветра.

То вдруг, сникая до легкого дуновения, выравнивал паруса, заставляя ребят распускать шкоты и увеличивать площадь поверхности, используя кпд слабой тяги.

Ребята входили в азарт они уже играли с ветром, мастерски орудуя своей яхтой и парусом. Они опрокидывали швертботы, выскакивая на скользкий киль, выравнивали и снова прыгали внутрь, они выходили на нос и одним открениванием управлялись с яхтой, легко набирая скорость и лавируя галсами.

Никто не сидел, просто потягивая за веревочки. Постоянное движение руками, ногами, телом. Вот гик то и дело перебрасывается с борта на борт - успевай только пригибать голову! В их умелых движениях борьбы с ветром и водой не чувствовалось никакого страха.

И наблюдая за дерзкими действиями юных моряков, вспомнилась история библейского Иакова. Скандальный персонаж всеми правдами и неправдами стремился обрести себя, свою землю, семью. И, однажды во время возвращения на землю, с которой сбежал, он встретил Бога в образе ангела. Иаков вступил с Богом в борьбу, требуя благословить его. Всю ночь боролся Иаков с Богом, и Бог не смог его одолеть и пошел Иакову на встречу, правда, пришлось повредить сопернику бедро.

А что же есть для моряков ветер и волны – как не прямые воплощения сверхестества?! Силы природы дают нам возможность вступить в борьбу, и в этой борьбе, выигрывая, мы получаем благословение. Но для этого нужно быть смелым, отважным и даже дерзким. И тогда будет в жизни место под солнцем, и судьба будет благосклонна.

Вспомнить знаменитого отважного пирата Френсиса Дрейка, который начал свою карьеру флибустьерским промыслом и закончил приближенным к королеве, главнокомандующим британского флота, знаменитым мореплавателем, первооткрывателем земель.

На берегу на юных яхтсменов глазели зрители. Родственники детей, или люди, проводящие свободное время. Были среди них и вчерашние дети, беззаботно играющие на плавучем причале, которые сегодня, может быть, впервые увидели паруса в таком количестве. Возможно, это они скоро возьмут в руки шкоты и встанут у руля, вызывая на борьбу волны и ветер.

Автор Александр Зарчиков

6 июня 2017, в 11:14 +12
Другие статьи по темам
Место
Комментарии
Написано 6 июня 2017, в 20:05
Нужное и правильное дело! Детки молодцы! Такие малявочки, а уже одни на парусниках! Класс!
+4
Online
Написано 6 июня 2017, в 21:23
До чего интересный рассказ!
+3
Уважаемый гость, чтобы оставлять комментарии пожалуйста зарегистрируйтесь или войдите
Узнай Сайпан!
Узнай Сайпан!
Бизнес-истории: южно-сахалинское предприятие делает деньги из мусора
Бизнес-истории: южно-сахалинское предприятие делает деньги из мусора