Якутские олени обживаются на севере Сахалина: фоторепортаж из Ногликского района

Оленеводы не покинут их даже на Новый год

В ногликском хозяйстве «Юктэ» обживаются 30 оленей, которых в начале декабря привезли из Якутии. 18 самок, восемь телят и четырёх самцов доставили из окрестностей города Нерюнгри. Таким образом на севере хотят спасти сахалинское стадо оленей – смешав их с якутскими сородичами, можно получать более сильное потомство. Так уже делали в 2016 году и первый опыт признали успешным. Журналисты ASTV.RU побывали в хозяйстве и посмотрели, как чувствуют себя гости с материка на новом месте жительства.

Декабрь, Ногликский район, примерно 80 километров от райцентра, окрестности села Вал. Вокруг снежная пустыня с редкими кустарниками. До места, где обосновались оленеводы со своим многочисленным стадом, не проехать без гусеничного транспорта – бортовой «уазик» начинает буксовать и оставляет на полпути попытки добраться. Его пассажиры пересаживаются на маневренные шведские вездеходы и уже на них за 15 минут достигают стойбища. По пути то там, то здесь у кустов стоят олени – они беспокойно провожают взглядом машины. Скоро их новые хозяева расскажут, почему «новенькие» на привязи.

Две палатки с растопленными печками, несколько оленеводов – так выглядит стоянка. В почти 20-градусный мороз – и это днем – люди проводят здесь недели. Собаки тоже закалённые – спят прямо на воздухе, на тряпочке. 

Завидев гостей, к людям начинают сбегаться «местные» олени, которые давно гуляют свободно. Им привезли комбикорм – говорят, он как сладость для животных. Они облизывают ладони, в которых из карманов появилось это лакомство.

Те олени, что гуляют на свободе – это так называемые сахалинские. Они ручные, особо никого не боятся. Этого не сказать о «новеньких». Как поясняют местные, у себя в Якутии они были дикими, и сейчас не привыкли к человеку. Потому, чтобы не потерялись, а заодно воспитались и прошли карантин, их держат на привязи. Понемногу подкармливают и приучают к себе. Опыт есть: в 2016 году первую партию животных из Якутии уже привезли на север Сахалина. С тех пор они успели обвыкнуться и дать потомство, их от исконно ногликских оленей уже не отличить. Материковых же распознают по желтым биркам на ушах.

Якутские гости помогли сахалинским оленям сохранить себя, говорят специалисты. С каждым сезоном, с каждым отёлом становилось понятно, что популяция слабеет.

- Главная причина, которая отмечалась – то, что нужно было обновить кровь. Мы приняли решение запустить проект и привезти оленей для обновления крови и пополнения сахалинского стада. Поначалу было очень страшно, я вообще не представляла, как мы привезем оленей, сможем ли мы. Оказалось, что это не так страшно, привезти их с материковой части России не так сложно. Гораздо сложнее их адаптировать, приучить, - рассказывает старший аналитик по связям с общественностью компании «Эксон Нефтегаз Лимитед» Евгения Кайбара.

«Юктэ» осталось единственным хозяйством на Сахалине, где оленеводством занимаются представители национальности уйльта (или орочоны). Их в России не больше 300 человек, и большая часть – около 250 – в Сахалинской области. У этого народа нет своей письменности, да и устно на орокском языке мало кто говорит. 15 лет назад на острове им владели около 60 человек, 5 лет назад - меньше 50. 

Например, у оленевода Олега Степанова на родном языке говорила мама, а сам он его уже не знает. В отличие от языка, оленеводство не должно исчезнуть, считает он, говоря – это долг орочонов; если перестать им заниматься, предки обидятся.

- Чем больше оленей у оленевода, тем он считается богаче. Это правда, так предки говорили. Я вот очень богатый, у меня 5 голов здесь. Они и хозяина хорошо знают. Крикнешь им – «тёк-тёк-тёк!» или «комбикорм!», слышат даже с сопки. Где пасутся – оттуда бегут толпой, - улыбается Олег Григорьевич.

Экономического смысла в разведении оленей на Сахалине сейчас никакого, это признают все. Здесь дело в образе жизни малых народов, который нельзя потерять. Пути миграции оленей на севере острова проходят по местам, где проложен трубопровод нефтегазодобытчиков, а оленеводы – их ближайшие соседи. Поэтому одним из социальных проектов «Сахалина–1» решили сделать этот – сохранения и обновления популяции оленей. Сейчас их в стаде, гуляющем неподалёку от месторождения Чайво, уже 100 с лишним. Могло быть и больше, но мешают как люди – могут просто отстрелить – так и животные. Только в этом сезоне медведи задрали до 15 голов, в том числе телят. На столбе рядом со стойбищем всегда висят ружья.

На Сахалине приезжим оленям чуть сложнее добывать пищу – слой снега выше. Но они все же умудряются выкапывать себе ягель. У каждого свой характер: у некоторых хороший, у некоторых противный, улыбаются хозяева. Кто-то лягается, кто-то выпрашивает лакомство, а кто-то может зайти в палатку, пока не видят, и съесть всё, что попадется на глаза. Отношения между «молодыми» и «бывалыми» тоже сложные – как в армии, новичков порой толкают и бодают, пытаются сбить с ног.

Новый год оленеводы тоже, говорят, встретят здесь, посреди снежного безмолвия. «А что в посёлке делать – бабахи слушать?» - улыбаются они и передают праздничное поздравление всем сахалинцам.

Автор: Евгений Кузьминов, 27 декабря, в 09:14 +7
Другие статьи по темам

Главные сахалинские новости за день от astv.ru

Мы будем присылать вам на почту самые просматриваемые новости за день

Комментарии
Написано 27 декабря, в 09:29
Какие хорошенькие оленьчики!!!
+3
Online
Написано 27 декабря, в 16:11
Фото прямо космическое какое-то!
+3
Написано 27 декабря, в 19:11
Спасибо за хороший фоторепортаж! Столько замечательных фото!
+1
Написано 27 декабря, в 22:25
Прикольно про палатку
0
Уважаемый гость, чтобы оставлять комментарии пожалуйста зарегистрируйтесь или войдите
На сахалинский фестиваль «Наследники традиций» выделили 1,2 миллиона рублей
На сахалинский фестиваль «Наследники традиций» выделили 1,2 миллиона рублей
Новогодние гуляния на Сахалине и Курилах пройдут более чем на 70 площадках
Новогодние гуляния на Сахалине и Курилах пройдут более чем на 70 площадках