О слезах с печатью стойкости. Интервью с бывшими малолетними узниками фашистских концлагерей

О слезах с печатью стойкости. Интервью с бывшими малолетними узниками фашистских концлагерей

Любовь Яковлева: "Я подумала, что даже если упаду, то любой ценой встану"

11 апреля отмечается Международный день освобождения узников фашистских концлагерей. На территории Германии и оккупированных ею стран действовало более 14 тысяч концлагерей, гетто и тюрем. Через них прошли более 20 миллионов человек из 30 стран мира, из них 5 миллионов - граждане Советского Союза. Примерно 12 миллионов человек так и не дожили до освобождения, среди них — около 2 миллионов детей. Накануне памятной даты мы встретились с Любовью Семеновной Яковлевой и Марией Нефедьевной Савчук. Они обе испытали на себе все ужасы лагерей смерти.


 

Любовь Семеновна Яковлева на территории Германии оказалась в 1942-м году. Ей было всего 9 лет.

Я жила в Белоруссии. Началась война. Пришли фашисты. Они были зверски настроены. Наша деревня находилась рядом с лесом, где было много партизан. Кто-то из изменников сказал, что наша семья партизанская. Маму и сестру живьем сожгли в доме.

Потом партизаны взорвали один из немецких поездов, и те обозлились совсем. Решили сжечь всю деревню, а мальчишек вешать, которые попадутся. Трое нас было детей, которые в лес убежали к партизанам. Там у меня брат был. А спустя некоторое время вернулись в деревню. Все было сожжено, только печи остались. Я плакала, маму искала. Тогда не понимала, что её больше нет.

Отобрали самых крепких, а худых и больных сжигали в крематории.

Затем мы снова ушли в лес. Долго бродили. Наткнулись на облаву. Немцы ловили детей, сгоняли их в кучу. Потом погрузили в вагоны и повезли в Германию. Это были товарные вагоны. Нас не кормили, не поили, туалета не было. Один раз остановка была в каком-то городе. Нас покормили травой зеленой.

В Германии нас поселили в барак. Кровати были трехъярусные, я на верхнем поместилась. Все время думала о маме. Матрасов не было, только солома. Фрицы нас поначалу кормили, потому что брали кровь. Возраст детей определяли по зубам. Отобрали самых крепких, а худых и больных сжигали в крематории.

Помню, как-то построили нас для сдачи крови. Передо мной упала девочка. Фрицы обливали её водой, но она так и не встала. Её взяли за ножки и утащили. Я тогда подумала: «Даже если упаду, встану все равно».

Когда кровь немцам уже не нужна была, нас заставили работать. Мы выпиливали маленькие детальки. Это, наверное, для самолетов что-то было. Легенькое такое. Схема была нарисована. Если кто-то не выпиливал, то его плеткой били. У меня вся спина была черная.

Немцы издевались над военнопленными. Вырезали им звезды на груди. А нас заставляли смотреть.

Наши были уже близко, когда немцы начали зверствовать. Рядом с нашими бараками концлагерь военнопленных был. Немцы издевались над ними. Вырезали звезды на груди. А нас заставляли смотреть. Мы глаза закрывали, плакали. А нас били плеткой по рукам. Говорили: «Смотрите, что мы делаем!» По-русски говорили. Мы все понимали. Помню, один солдатик кричал: «Дети, крепитесь! Наши рядом!» Нам фрицы говорили, что не будут нас убивать, мы сами умрем от голода.

Нас ведь были тысячи, а к концу войны осталось совсем мало. Не кормили. Хотя женщина, которая нами командовала, как-то раздавала нам по кусочку хлеба.

Когда немцы нас бросили, мы пошли в лес. Помню, мальчишки нашли дохлую лошадь, отрезали мясо и ели его сырым. Потом мы вернулись к бараку, где жили. Пошли в лагерь военнопленных. Но там были только трупы. У меня есть иконка, которую я нашла в концлагере. Я её оторвала от стенки, где спали военнопленные. Она хранится у меня уже 71 год.

Освободили нас американцы. Это было на берегу реки Эльбы. Мы голодные, рваные, вшивые. Нас одели в форму мужскую, сделали нам рюкзаки. Это я сейчас понимаю, что американцы нас куда-то хотели увезти. Но, когда наши узнали об этом, забрали к себе. А потом отправили по детским домам.

Попала я в детский дом вся больная. У меня было воспаление легких. Я два года лежала в изоляторе. Все это время не училась и ни с кем не общалась. Питание было хорошее. Меня излечили.

На Сахалин приехала в 1966 году. Сначала жила в селе Бошняково в Углегорском районе. Здесь жил брат. Я же его разыскала после войны.

А сегодня я счастливая бабушка. У меня четыре внука и восемь правнуков. Младшему 5 апреля исполнилось 11 месяцев.

 

 

Мария Нефедьевна Савчук в фашистском концлагере оказалась тоже в 1942-м году. Ей тогда было 12 лет.

Это началось, когда в наше село из леса пришли партизаны. В деревне немцы выбрали старосту. Они приказали ему приготовить для них скот. Партизаны запретили. Расстреляли его. После этого на село напал карательный отряд. Немцы убивали людей и поджигали дома. Мы с мамой и сестрой убежали в лес. А потом нас нашли и угнали в Германию.

Мама вместе с другими пленными работала в полутора километрах от лагеря. Мы носили по два полных ведра еды им. Нас несколько детей было в концлагере. Как-то раз я сказала, что устала и больше не пойду таскать ведра. Меня хотели расстрелять. Но не успели. Нас освободили. Так я осталась жива.

В первое время, когда солдаты нам предлагали выезжать из концлагеря в город, мы боялись. Немцев было много. Они прятались в подвалах. Нас могли убить.

Помню, как бежали к нам эти солдаты, а мы к ним. Как радовались. Мы же детьми были. Плакали.

А, когда приехали в родное село, от него уже ничего не осталось. Кто в погребах жил, кто в землянках. Узнали, что папа погиб на войне.

В 1946-м году нам предложили уехать на Сахалин. Это тоже было нелегкое испытание. Первое время мы жили в палатках, которые нам натягивали солдаты. Когда наступили холода, освободили сарай, где солдаты скотину держали. Его разделили на комнатушки, поставили железные печи. Угля не было. Мы в лес ходили за дровами.

Помню, давали по карточке булку хлеба на неделю. Иногда банки тушенки. Мама договаривалась с японцами (их много тогда ещё на Сахалине оставалось) о картошке в обмен на тушенку. Кильку давали! Масла не было. Только жир свиной. Мы и на хлеб его намазывали. У японцев же ещё соя была. Вот мы её жарили и грызли.

Потом, когда стали коров завозить на Сахалин, я пошла дояркой работать. Вычищали навоз вручную, сено носили. Было тяжело, но я очень любила свою работу. Мы телят выхаживали, ночевали с ними. В 1973 году я совершила трудовой подвиг. Надоила 41 тонну молока и получила звание Героя Социалистического труда. Первый секретарь Сахалинского обкома КПСС Павел Леонов мне вручал награду.

70 лет я уже живу на Сахалине. У меня 6 внуков и 7 правнуков. Сейчас готовлюсь к дачному сезону. Выращиваю рассаду.

Автор: Дарья Трилицкая, 8 апреля 2016, в 16:51 +16
Другие статьи по темам
Место
Комментарии
Написано 9 апреля 2016, в 07:28 Отредактированно 9 апреля 2016, в 07:31
Невозможно читать без слез..еще вчера случайным(видимо неслучайным) образом наткнулась на спектакль "Последнее письмо"..письмо матери из еврейского гетто, переданное сыну..настоящее письмо...(((
+4
Online
Написано 9 апреля 2016, в 09:30
Какой ужас! Что пережили люди! Бедные дети
.
+4
Написано 9 апреля 2016, в 11:41
А сколько всего они просто не рассказывают...маленькие герои...такое пережили и сохранили трезвый ум, не озлобились, жили и работали во благо Родины...
+5
Online
Написано 9 апреля 2016, в 13:59
У меня отец в белую калитву попал. Но не рассказывал об этом. Был коммунистом. Узнали только в 90
+1
Online
Написано 11 апреля 2016, в 16:31 Отредактированно 11 апреля 2016, в 16:32
ostrovsakhalin, наверное, не рассказывал, потому что хотел забыть.
Бабушка моя про войну тоже мало говорила.
https://pamyat-naroda.ru/
Мы сами только недавно на этом сайте нашли много новой информации и документов: о передвижениях, о службе, о наградах и т.п.
+2
Написано 11 апреля 2016, в 08:09
это не описать словами, то что пережили бывшие узники концлагерей. Рекомендую книгу "ринг за колючей проволокой" . Хотя это и художественая литература - все равно там очень много фактов.
Я была в шоке, когда в первый раз ее прочитала.Теперь считаю, что бы не происходило в жизни - это и в сотой доле не сравнится с концлагерем...
+1
Online
Написано 11 апреля 2016, в 16:25
MarySo, не передать, как жалко детей!
Какие только эксперименты фашисты не ставили...
Поэтому книгу читать не буду. Это выше моих сил.

Живем в мирное время, а не ценим этого. Собачимся друг с другом по пустякам.
Жалеем себя чего-то, на жизнь жалуемся.

+3
Написано 11 апреля 2016, в 16:27
Русалка Обыкновенная, абсолютно согласна. Если спросить тех, кто на себе все эти ужасы пережил - Они все говорят, все что угодно,только бы - не война!
+1
Online
Написано 11 апреля 2016, в 16:45
MarySo,
"Нет гнусности, которая не допускалась бы войной, нет преступления, которое не оправдалось бы ею"
(Максим Горький).
+2
Написано 13 апреля 2016, в 20:51
Моя соседка из таких детей... Потрясающая женщина, сильная, красивая и стойкая. Очень не любит вспоминать то, что там было.
0
Написано 6 мая 2016, в 12:27
У меня прабабушка прошла всю войну. Работала в госпитали. Однажды я попросила ее рассказать мне про те дни..
было очень страшно все это слушать..
Однажды в госпиталь доставили раненого солдата.. На войне он потерял всех. Прабабушка ухаживала за ним и когда было время приходила к нему и разговаривала. Однажды когда она была сильно занята, к ней подошла другая медсестра и сказала что мужчина зовет ее. Но прабабушка не могла подойти и попросила передать что зайдет позже.. Когда она освободилась и пришла к нему, постель была уже собрана. Прабабушка начала спрашивать где тот мужчина, ей ответили что он умер... И вот спустя много лет, она не может это забыть и постоянно думает о том что он хотел ей тогда сказать....
0
Написано 6 мая 2016, в 19:42
А в каких концлагерях были эти женщины?
0
Уважаемый гость, чтобы оставлять комментарии пожалуйста зарегистрируйтесь или войдите
"Я начал собирать советские автомобили после вопроса дочери, она спросила, что такое "Жигули?"
"Я начал собирать советские автомобили после вопроса дочери, она спросила, что такое "Жигули?"
Руслан Берников: Команды Азиатской хоккейной лиги побаиваются приезжать на Сахалин
Руслан Берников: Команды Азиатской хоккейной лиги побаиваются приезжать на Сахалин