Темур Мироманов: у нас по большому счету всё получается

Темур Мироманов: у нас по большому счету всё получается

Разговор с директором Сахалинского областного краеведческого музея о том, что произошло за год его работы

Сахалинский областной краеведческий музей отметил годовщину под новым руководством. В июле 2016 года стало известно об утверждении на должность директора заслуженного работника культуры Темура Мироманова. За это время ему в новом статусе выпало множество крупных и непростых проектов. Сам Темур Георгиевич называет их приятными испытаниями и интересными вызовами, хотя ничего принципиально нового за 28 лет работы в музейном деле за минувший год ему не встретилось. Об осязаемых формах лаборатории экспериментальной археологии, охоте на молодых специалистов, реэкспозиции зала истории области и сахалино-японском динозавре  директор областного краеведческого музея рассказал в интервью корреспонденту astv.ru.

- Темур Георгиевич, с каким настроением встречаете годовщину у руля главного музея в регионе? Как оцениваете проделанную работу? Удалось влиться в коллектив?

- Год был очень насыщенным на интересные события и даты. Конечно, масштабы областного музея накладывают дополнительную ответственность. Необходимо грамотно охватывать все – от древнейших времен до сегодняшнего дня. В этом для меня есть определенная новизна. Но, оглядываясь назад, я вижу, что у нас по большому счету все получается. В целом, все планы, которые я ставил себе как руководителю, я считаю на текущий момент выполненными. Но как известно, не бывает задач, выполненных абсолютно. Как не бывает и абсолютно сбывшейся мечты. Все наши с коллективом проекты сейчас в активной фазе работы, они живые и в них нужно продолжать вселять энергию. И в этом, разумеется, очень значительная заслуга коллектива - со своим видением проблем, со своими традициями. Когда я приходил, моей первой задачей было плавно и аккуратно влиться. Не вламываться как ледокол в паковые льды, а мягко и деликатно войти в команду. Я не рубил голов и мне не устраивали обструкций, так что, я думаю, у меня это получилось. Коллектив при всей своей звездности в хорошем смысле слова, при высоком профессионализме не испытывал каких-то особых потрясений от некоторой смены приоритетов и каких-то перемен. И своей заслугой за год работы я считаю то, что к нам идут работать молодые специалисты. Это очень радует.

Мы вместе проделали огромную часть работы по проекту археологического памятника на озере Седых. Мы его пока условно называем лабораторией экспериментальной археологии. Но проект из голой идеи за это время вырос в хорошую, качественную идею. Мы в минувшем году полностью привели ее в порядок в документальном смысле. Оформили землю, имущество, массу хозяйственных вопросов. Все это было сложно и непросто. Но мы это сделали и теперь можно работать дальше. На днях на учебно-методическом совете мы утвердили окончательную концепцию музейного комплекса под открытым небом «Древнее поселение на озере Седых». Это как раз та самая лаборатория, но обросшая как новыми идеями, так и более ощутимыми очертаниями. В начале следующей недели мы объявим торги на разработку проекта этого комплекса. Мы рассчитываем, что в 2018-й год войдем уже с проектом, начнем работать по созданию этого обособленного отделения нашего музея и в этом же году его запустим.

- Как все это будет выглядеть?

- Это будет экспозиционно-технологический комплекс, в котором мы построим открытый раскоп. У него будет стеклянный пол. И территория археологического памятника – непосредственно места раскопок – будет, как положено, масштабирована и разбита на квадраты. Там же будут находиться полуоткопанные предметы быта древних людей. Всё это можно показывать и в витринах, как обычно. Но если мы всё покажем в открытом раскопе, уверен, это окажет значительное влияние на познавательный аспект у людей, на эмоциональный.

Кроме того, часть раскопа будет сделана для посетителей так, чтобы любой мог почувствовать себя археологом. В этой части не будет подлинных вещей. Это будет, конечно, новодел, зато с возможностью для человека взять кисточку, лопаточку и самому покопаться. В разных углах для этого предварительно будут закопаны где каменный топор, где черепок. Еще сделаем там инсталляцию – жилище древнего человека – прямо на том же самом месте, где оно и было, где ученые обнаружили очаг. Этот проект будет максимально вписан в действительность. Детально все проработаем, с максимальной достоверностью. Можно будет внутрь зайти – пощупать предметы, орудия быта.

Представьте, какая там будет атмосфера – и для посетителей, и для ученых. Там ведь, на этих территориях, найдено множество стоянок разных культур. Дело в том, что в древние времена этот район был чем-то вроде перекрестка, где пересекались разные народы. Он очень выгодно расположен и географически, и климатически. Это способствовало здесь и экономическим связям, судя по всему. Тут же все рядом – озеро Тунайча – вот оно, озеро Изменчивое – рядом, озеро Седых тоже здесь. Красноармейская протока, побережье Охотского моря. От ветра холмы прикрывают, лес есть. Добыча рыбы, морского, лесного зверя. Всё здесь. По территории мы предусмотрели строительство дорожки на сваях – чтобы не портить археологические участки. Люди смогут пройти, посмотреть, как работают археологи. Идея наша в том, что музей придет домой к находке, а не находка в музей. Без отрыва от места.

Ну и, разумеется, никуда без археологической экспозиции. В витринах будут находиться найденные здесь предметы. Будем показывать – вот лежит топор, а вот здесь мы его выкопали! А вот этот горшок лежал вот здесь!

- Как живет областной краеведческий музей в виртуальном пространстве?

 - Замечательно! В прошлом году ездили в Москву на фестиваль музейного мультимедиа, нас отметили грамотой за создание виртуального каталога. Мы планово оцифровываем огромное количество предметов коллекции музея. Наши специалисты пополняют базу, это тоже большой труд. Выгрузить одномоментно 200 тысяч предметов коллекции невозможно даже теоретически. У нас есть рассчитанные планы. К 2025 году мы полностью завершим оцифровку, описание и выгрузку в базу всех 200 тысяч предметов. Таким образом закроем вопрос по старым запасам. С 2026-го начнем только дополнять ее новинками за 2025-й, и так далее.

 - Какие отношения у музея с молодежью? Удается быть актуальным храмом культуры для нового поколения?

Мне очень радостно видеть, что молодежь за последние годы стала возвращаться в музеи. В свое время я видел, как интерес молодых людей к музеям падал катастрофически, все разваливалось. Сейчас именно эта категория посетителей уверенно растет. Причем это не какие-то организованные походы, а простой посетитель, который, грубо говоря, шел мимо, купил билет и пошел. И это очень хорошо. Кроме того, особенно приятно, что молодые люди идут не только смотреть наши коллекции. К нам идут работать молодые специалисты. За последний год мы получили себе целых четырех молодых специалистов. Буквально вчера я подписал заявление, к нам пришла очень толковая девушка. В ближайшее время ждем еще двоих.

- Сама идея создания и жизни областного краеведческого музея ассоциируется с японским наследием на Сахалине. Как вы считаете, памятники эпохи Карафуто должным образом охраняются сегодня на территории острова?

- Та часть наследия Карафуто, которая находится в непосредственной зоне ответственности музея, конечно, под постоянной охраной и бережным присмотром. Но за те уникальные объекты, которые разбросаны по островным муниципалитетам, мы физически не способны следить, и они нам не принадлежат. В музее существенная часть истории Сахалина того времени хранится и с гордостью демонстрируется людям.

Кстати, есть очень интересная историческая деталь. В 1937 году японцы специально построили здание музея, наполнили коллекции, работали. В 1945-м пришли наши. Коллекции национализировали. Но практически до репатриации в 1947-м году два коллектива мирно и плодотворно работали вместе. Вот в этом здании – и японские, и советские специалисты.

Мы недавно наконец смогли завершить после многолетних трудов наш российско-японский проект по доставке сюда сахалинского динозавра, которого в 1930-м году в районе Синегорска откопали японцы и увезли к себе. Были очень долгие переговоры и, наконец, музей университета Хоккайдо разрешил специально для нас сделать реплику этого зверя. В декабре он встал в нашу экспозицию. Вызывает колоссальный интерес у посетителей, особенно у детей. Ну и нам он интересен прежде всего тем, что он наш, сахалинский. Он так и называется – ниппонозаврус сахалиненсис. Японо-сахалинский динозавр, скажем так.

 Что касается немузейных объектов японской эпохи Сахалина… Есть чиновники, которые горят желанием сохранять и поддерживать их. Например, макаровский мэр, у него там расположены развалины храма. Он всячески старается привлечь к этому внимание. Насколько хватает местных средств – поддерживает, сохраняет. А взять Долинск… Стоят эти в шикарном виде храмовые ворота… Ну стоят и стоят, никому дела до них нет, пока не рухнут. Хотя муниципалитет мог бы дорогу обустроить, и туристический маршрут сделать. Уж японцы бы с большим удовольствием приезжали предкам поклониться. Вся эта красота, за нее отвечают муниципалитеты, но она в большинстве ничья. Есть федеральный закон № 73, местные власти обязаны его исполнять. Но практически все – за редким исключением – его не исполняют. Тут идея-то простая – не надо ничего нового выдумывать. В Советском Союзе была такая структура – Всесоюзное общество охраны памятников истории и культуры. Эффективно работала.

- Когда планируется открытие в музее после реконструкции зала современной, после 1945 года, истории Сахалинской области?

- Действительно, вторая половина зала сейчас находится в процессе глобальной реэкспозиции. Тот вид, в котором находился зал до закрытия, морально устарел. Сегодня появились новые формы, средства мультимедиа, те же современные строительные материалы. Всё это нужно делать, чтобы музей жил в сегодняшнем дне. В этой работе есть масса сложных моментов. Наше здание – это ведь объект культурного наследия. Мы без согласования ни единого гвоздя в нем вбить не можем. Закрыть-то мы его закрыли, а дальше потребовалось, чтобы проектировщики как следует все изучили. У нас колоссальная задача вписать современные технологии в исторические стены. Это очень интересно. В следующем году планируем открыть этот зал с полностью обновленной экспозицией. В современном ключе, с мультимедиа, с новыми витринами, осветительным и вентиляционным оборудованием.

Автор: Иван Федотов, 11 июля, в 09:50 +2
Другие статьи по темам
Комментарии
Уважаемый гость, чтобы оставлять комментарии пожалуйста зарегистрируйтесь или войдите
Десятки снимков и мокрые шорты: в Южно-Сахалинске прошел фотоквест АСТВ
Десятки снимков и мокрые шорты: в Южно-Сахалинске прошел фотоквест АСТВ
Шашечки или ехать? – интернет-такси Южно-Сахалинска теснят офлайновых конкурентов
Шашечки или ехать? – интернет-такси Южно-Сахалинска теснят офлайновых конкурентов