Анна Ахматова и Александровск

Анна Ахматова и Александровск

А вы знали, что брат и мама Анны Ахматовой жили в Александровске-Сахалинском? "Тайны сахалинского Парижа" в своей статье раскрывает краевед Григорий Смекалов

Сахалинцам, обращающимся к материалам АСТВ, в подавляющем большинстве известно, что первоначальное значение аббревиатуры  означало "Александровск-Сахалинское ТВ". Отмечу, что это не единственное событие "подзабытое" в истории первой островной столицы. Когда-то А. П. Чехов назвал Александровск сахалинским Парижем. По аналогии с известным прототипом у нашего города имеются и свои "Парижские тайны". Сегодня я попытаюсь начать отдельную тему : Тайны сахалинского Парижа. И начать мне хотелось бы с истории о месте Сахалина в жизни любимейшей россиянами поэтессы Анны Ахматовой и её семьи.

   Ни для кого не секрет, что наш старинный Александровск-Сахалинский хранит много замечательных легенд и преданий о событиях и выдающихся людях в истории России. Что-то со временем подтверждается обнаруженными документами. Какие-то легенды обрастают невероятными подробностями в устах старожилов…

   Одна из таких легенд помнится мне с детства. В 20-х годах в нашем городе скрывался белый офицер Виктор Горенко, родной брат выдающейся русской поэтессы Анны Андреевны Ахматовой, в девичестве Горенко. Не так давно я получил подтверждение этому интересному факту. Более того, узнал, что и мама Анны Андреевны долгое время проживала в нашем городе, и, скорее всего, сама поэтесса слала в адрес родных почтовые отправления.  Вот бы отыскать бесценные свидетельства прошлого…

   На  фотографии, сделанной незадолго до начала первой мировой войной, мы видим семью Горенко. Сидят слева направо: Анна Андреевна, мама Инна Эразмовна, сестра Ия. Стоят слева направо братья: старший Андрей и младший Виктор 1896 года рождения.

  В 1913 году Виктор поступил на учебу в привилегированный Морской корпус в Петербурге. В 1915г., уже гардемарином, он совершил учебное плавание на Тихом океане, где познакомился с российским Дальним Востоком. В следующем, 1916 г. был произведен в корабельные гардемарины. 30 июля 1916 г. в Морском Его Императорского Высочества Наследника Цесаревича корпусе произошел последний за его более чем 200-летнюю историю "царский" выпуск офицеров Российского флота. Мичман Горенко направляется в Черноморский флотский экипаж и убывает к месту службы в Севастополь. Здесь он назначается на эскадренный миноносец "Зоркий", который в 1916-1917 гг. нес охранную службу у западных берегов Черного моря. Послужной список мичмана Горенко в РГА ВМФ не сохранился, но факты его службы в начале на "Зорком", а после революции на "Керчи", потопившей по приказу Совнаркома ряд кораблей Черноморского флота в Новороссийске летом 1918 г., известны с его слов.

  Мы теперь уже знаем, что случилось с офицерами бунтующего Черноморского флота, перешедшего на сторону большевиков. (Вспомните трагическую сцену из художественного фильма "Адмирал"). По решению ревкома большинство из морских офицеров силами экипажей кораблей были уничтожены «как враждебный класс».

  Получив страшное известие о судьбе десятков флотских офицеров, расстрелянных на Малаховом Кургане, как было позже объявлено Военно-революционным комитетом, "в связи с контрреволюционным настроением командного состава, а также выступлением Каледина", оплакивали судьбу Виктора и семья, и известная к тому времени поэтесса - сестра Анна Ахматова.

                            Для того ль тебя носила

                          Я когда-то на руках.

                          Для того ль сияла сила

                          В голубых твоих глазах!

                          Вырос стройный и высокий.

                          Песни пел, мадеру пил,

                          К Анатолии далекой

                          Миноносец свой водил.

                          На Малаховом кургане

                          Офицера расстреляли.

                          Без недели двадцать лет

                          Он глядел на Божий свет. 

                                                      1918

 

   Господь хранил Виктора. Моряк-вестовой, пожалевший юного мичмана, предупредил офицера о грозящей опасности. Виктор под прикрытием ночи покинул Севастополь и пешком  перебрался в г. Бахчисарай.

   По словам Виктора Андреевича, он "в марте 1918 года прибыл во Владивосток". Здесь след мичмана Горенко обнаруживается в Морской роте Штаба командующего Сибирской флотилией, куда он был зачислен 5 октября 1918 г. 

   "Я знал, что царское правительство ссылает на Сахалин грабителей и убийц, но двадцати одного года от роду я должен был выбирать – ЧК или Сахалин… я помнил историю жизни деда, Эразма Ивановича Стогова. Поэтому я уехал на Сахалин"- вспоминал Виктор.

  Нам доподлинно не известно, каким образом мичман Горенко после расстрела адмирала А.В.Колчака и падения Омского правительства оказался в Александровске-на-Сахалине. (В 1925 году при передаче Северного Сахалина СССР Япония согласно договора передала несколько судов Сибирской флотилии (Колчаковской), которые в 1920 году были переведены из Николаевска на Амуре  в Александровск на о.Сахалин. Предполагаю, что одной из канонерок командовал мичман Горенко - Г.С.)  Можно лишь утверждать, согласно воспоминаниям его жены Ханы Вульфовны, что познакомились они на Сахалине в нашем городе в 1922 году и здесь же поженились. Виктор построил дом. Здесь у них родилась и… умерла дочь.

Документ, хранящийся в Александровск-Сахалинском городском ЗАГСе. Запись акта о смерти 12 февраля 1927 года Горенко Ивонны Викторовны урож. г. Александровс-Сахалинского 4 октября 1923 г.р., племянницы Анны Ахматовой (Горенко). Смерть наступила согласно документу по адресу Дзержинского, 20, где проживали примерно с 1920 года брат Анны Горенко Виктор (морской офицер колчаковской Сибирской флотилии), его жена Хана Вульфовна (Райцын) и с 1925 мать Анны и Виктора Инна Эразмовна. Как установлено мною Горенко покинули Александровск в 1929 году.

     Ханна Вульфовна (урожденная Райцын) родилась в Николаевске-на-Амуре в 1896 году, закончила гимназию, затем работала в аптеке ученицей и сдала экзамен на фармацевта. Во время гражданской войны она перенесла потрясение - вся ее семья погибла в Николаевске-на-Амуре, уничтоженном Тряпицыным в 1920-м году. Тогда же, вместе с такими же беженцами из Николаевска, она поселилась в Александровске.

    Стоит напомнить читателям, что к 1922 году гражданская война на материке в целом была окончена. Не занятой большевиками территорией России была лишь северная часть о. Сахалина....

     В мае 1925 года Северный Сахалин стал советским и воссоединился с Россией. Стало возможным для Виктора и его семьи отправить весточку семье, долго ничего о нем не знавшей и считавшей его погибшим. К этому времени в 1920 году из жизни трагически ушел старший из братьев Андрей. Весть от младшего сына с Сахалина окрылила  Инну Эразмовну.

     Уже в 1925 году мать Виктора (и Анны Андреевны) приехала к сыну на Сахалин. Ханна Вульфовна вспоминала, что она была очень религиозной и отличалась редкой добротой. Ханна Вульфовна с волнением ожидала ее приезда, не знала, как посмотрит свекровь на сноху-еврейку. Но эти волнения были безосновательны, они быстро сблизились, и Ханна Вульфовна с удовольствием вспоминала, как приготавливала для Инны Эразмовны "пасху". Инна Эразмовна владела французским языком и при случае любила говорить по-французски. Прожила она на Сахалине до 1929 года. Оттуда уехала на Украину к своей сестре Анне Эразмовне Вакар. Позже Виктор вспоминал: "В конце 1925 года большевики начали производить аресты на Сахалине, и к 1929 году я понял, что мне нужно бежать». 

    Рассказ Виктора Андреевича отвечает на остававшийся не проясненным вопрос: почему Инна Эразмовна через три года по прибытии на Сахалин отправилась в обратный столь нелегкий путь? Ей, как можно полагать, представлялось невозможным в ее возрасте пуститься с сыном, бегущим от «советов», в непредсказуемые странствия в чужие страны. Сахалин все же был Россией, а Виктор уезжал в Китай. Сам он понимал, что уезжает «из одной неподходящей страны в другую – такую же неподходящую».

Анна Андреевна очень любила свою маму и посвятила ей эти строки "Предыстория":

И женщина с прозрачными глазами

 (Такой глубокой синевы, что море

 Нельзя не вспомнить, поглядевши в них),

 С редчайшим именем и белой ручкой,

 И добротой, которую в наследство

 Я от нее как будто получила,

 Ненужный дар моей жестокой жизни...

- Здесь понятно, что я пишу о своей матери? Моя мама была сама кротость - говорила Ахматова.

О Викторе в Александровске в воспоминаниях жены немного слов, но они дают представление о его характере. Это был человек невозмутимый, решительный и с большим чувством юмора. Примечателен в этом смысле следующий рассказ Ханны Вульфовны. В бытность на Сахалине сосед по дому позвал их с мужем в гости. Стояли пасхальные дни, и у соседа был родственник из деревни, крестьянин. Беседуя с Виктором Андреевичем, этот крестьянин неожиданно спросил: "А вы не из жидов будете?" - "Нет, - мягко ответил Виктор Андреевич, - мы из людоедов". Его собеседник протянул: "А...", что было в этом "А..." - так и осталось неизвестным.

     Виктор Андреевич, как бывший офицер, считался лишенцем (т.е. лишенным гражданских прав). Из-за этого устроиться на приличную работу было невозможным. И он замыслил перебраться в Китай. Перейти границу - сначала Виктору, затем через некоторое время Ханне Вульфовне - помог китаец-проводник. Поселились они в Шанхае. Ханна Вульфовна освоила английский и работала фармацевтом, а после 1949 года преподавала русский язык в Шанхайском университете. Виктор Андреевич ходил на торговых судах грузовым помощником капитана, а затем работал на берегу в торговых фирмах.

   Живя в Китае (где в то время сложилась целая диаспора бывших александровцев), Виктор Андреевич писем сестре не писал, понимая возможные дл нее дурные последствия. Однако Ханна Вульфовна вспоминала, что в конце 1941-го - начале 1942 года, узнав о блокадном голоде в Ленинграде, они с мужем отправили из Шанхая несколько продуктовых посылок Анне Андреевне, наивно полагая, что они до нее дойдут. Но Ахматовой в это время в Ленинграде уже не было, да и вряд ли эти драгоценные посылки пришли бы к ней в то время.

    О постановлении ЦК ВКП(б) 1946 года, грубо оскорбляющем сестру, Виктор Андреевич знал и глубоко переживал это. Ханна Вульфовна говорила, что он никак не мог понять причины такой бешеной травли сестры, много раз задавая себе вопрос: "За что?"

     В каком году Ханна Вульфовна и Виктор Андреевич разошлись, мне неизвестно. Но у нее к бывшему мужу осталось уважительное, доброе отношение. В ноябре 1948 года Виктор Андреевич уехал из Китая в США, и больше они не виделись. Но, наверное, Ханна Вульфовна какие-то контакты с ним имела, ибо только она могла сообщить ему в Нью-Йорк размер халата-кимоно, который он затем прислал в подарок Ахматовой.

     Виктор Горенко посылал из США в Ригу Ханне и Анне Андреевне какие-то вещи - шали, платья, которыми Ханна чрезвычайно гордилась. Передавая Анне Андреевне весточки и посылки от брата, они чрезвычайно сблизились. Она часто помогала ей по хозяйству,  живя, как правило, в летние периоды при Ахматовой, приезжая из Риги (Анна Андреевна была беспомощным человеком в бытовом плане и нуждалась в бескорыстном участии). Дружен был с Ханной Вульфовной и Иосиф Бродский (и даже посвятил ей стихи).

     Как-то Ахматова показала Бродскому  фотографию человека: широченные плечи, бабочка - сенатор, да? И говорит: "Хорош... - после этого пауза, - американец..."

   Совершенно невероятное у него было сходство с Ахматовой: те же седые волосы, тот же нос и лоб.  Сам Виктор говорил, что работал телохранителем. В том числе у Шостаковича во время его поездок по Штатам. Виктор Андреевич Горенко умер 4 февраля 1976 года в Нью-Йорке в возрасте 80 лет.

      Через два года после смерти мужа скончалась Ханна Вульфовна Горенко в 1978 году.

   Ещё о ней из воспоминаний Натана Готхарта:  "Помню, было так, что в разговоре она невольно коснулась своего недуга, у нее были мрачные мысли, но она сдержала себя: "Не хочу встречать горе на полдороге" - и переменила тему разговора. Об одной женщине, крайне набожной и в то же время душевно черствой, она высказалась резко: "Я таких верующих не признаю. Верующий должен творить добро". Сама она верующей не была, но где только возможно творила добро".

 

 В статье использованы материалы книги Натана Готхарта "Двенадцать встреч с Ахматовой".

21 ноября 2014, в 18:43 +1
Другие статьи по темам
Комментарии
Написано 26 августа 2016, в 12:33
Все публикации краеведа Григория Смекалова читаю с большим интересом! Спасибо
0
Уважаемый гость, чтобы оставлять комментарии пожалуйста зарегистрируйтесь или войдите
В социальные учреждения очереди быть не должно
В социальные учреждения очереди быть не должно
Культурные выходные в Южно-Сахалинске 22 и 23 ноября
Культурные выходные в Южно-Сахалинске 22 и 23 ноября