Путешествие сахалинского кинематографиста: От французского кинофестиваля до мастерской классика

Путешествие сахалинского кинематографиста: От французского кинофестиваля до мастерской классика

Картина «Половинки» Александра Зарчикова была отобрана на «Curieux Voyageurs festival» в Сент-Этьене из двух сотен претендентов 

Александр Зарчиков рассказал, как он представлял на французском фестивале свой фильм "Половинки", и как побывал в гостях у Юрия Норштейна.

- Кинофестиваль проходил с 18 по 20 марта. За это время было показано 24 фильма. Параллельно с показами проходила презентация огромного количества разных общественных проектов - образовательных, благотворительных, архивно-коллекционных, спортивных, посвященных волонтерской работе.

Я не владею французским языком и, чтобы фестивальные мероприятия не прошли мимо меня, ассоциация русскоговорящих в Сен-Этьене помогла найти специально для меня переводчика.

Программа была очень насыщенная. В рамках кинофестиваля можно было своими руками пощупать механические реликвии старинной французской синематики начала двадцатого века.

В нескольких залах были представлены фото и видеоработы известных фотохудожников и видеооператоров. Некоторые из них проводили мастер-классы и встречи со зрителями.

Одна из организаций под названием «Стань крестным» занимается благотворительностью для детей в странах, где много бедных. И один из фильмов участников кинофестиваля напрямую перекликался с этим проектом. Фильм рассказывал о буддийском монахе, который ушел из монастыря и стал работать в приюте для детей в горах индийского Тибета. Герой решал судьбы детей, которых родители просили взять на воспитание в приют. После фильма была встреча с режиссером, оператором и одним из организаторов благотворительного фонда, которые рассказали о работе над фильмом и планах строительства нового здания для приюта.

На кинофестивале были представлены в основном французские авторы. Фильмы показывались в двух залах общей вместимостью около тысячи зрителей. Билеты на фильмы стоили по 5 евро, что для французского зрителя совсем небольшие деньги.

Как потом рассказывал один из организаторов кинофестиваля, всего 20 процентов расходов на кинофестиваль покрывается от продажи билетов. Основную часть расходов берет на себя мэрия Сен-Этьена. Есть частные пожертвования.

Мне удалось посмотреть несколько фильмов и познакомиться с их авторами. Эти фильмы сняты вдали от западной Европы и рассказывают о людях, чья жизнь социально неустроенная, далека от современного комфорта и держится на какой-то потаенной основе, о которой можно только догадываться зрителю. Французским режиссерам интересна Россия, ее жизнь, ее люди, особенным спросом пользуется Сибирь и Дальний Восток. Поэтому я рассказывал не только о «Половинках», но и о своем проекте, который собираюсь снимать этим летом на Сахалине. Он о жизни островитян, которая расцветает в связи с приходом на нерест тихоокеанского лосося.

Во второй день кинофестиваля на кинопоказе коротких фильмов организаторы предложили мне встретиться со зрителями, как представителю дальневосточного региона России. Был показан фильм об амурских тиграх, но режиссер-француз не смог приехать на его показ. Было предложено заменить его на, так сказать, местного жителя.

Я, конечно, согласился, но, когда вышел на сцену, сразу почувствовал себя неловко. На меня смотрят несколько сотен французов, начинают задавать вопросы о биологических особенностях амурского тигра. Пришлось сразу объяснить, что я не встречал этого редкого зверя, хотя и не раз бывал в Уссурийской тайге и местах, где обитает тигр. Тогда посыпались вопросы об экологических проблемах в нашей стране, об отношении к ним самих россиян и правительства. Ну, конечно, о Путине, и главное – об отношении к нему людей. Тут для меня оказалось очень интересным испытанием сконцентрировать представление о стране в нескольких предложениях, где прослеживалось бы отношение власти и народа на фоне экологической обстановки в огромной стране. Казалось, французы с надеждой ожидали услышать, что-то позитивное и доброе, опровергающее сложившийся у них суровый и мрачный образ о России.

Свой фильм я показывал зрителям 20 марта. Накануне, 19 марта, фильм «Половинки» показали сразу в четырех городах Сибири и Дальнего Востока. Это был так называемый передвижной кинофестиваль «СибериаДок», который проходил в Новосибирске, Красноярске, Сургуте и Иркутске. Директор «СибериаДок» Николай Бем работал продюсером с русской стороны на проекте «Половинки».

Итак, прокатившись по Евразии, начиная с Дальнего Востока через Сибирь и Урал, «Половинки» оказались во французских Альпах 20 марта 2016 года. Зал был полон. Ни одного свободного места. Организаторам для меня пришлось принести дополнительный стул, дабы не обидеть заплативших за место зрителей.

Полтора часа картины прошли во внимательной тишине. Но буквально за десять минут до концовки из зала выскочила пожилая недовольная женщина. Взглянув на меня (а я сам в этом фильме очень много снимался), воскликнула: "НОУ ГУД ФИЛМ!"

- О боже, - подумал я. - Это провал! Но поскольку после просмотра была запланирована встреча со зрителями, и отвертеться уже невозможно, я на ватных ногах отправился в зал.

Однако зрители громкими и долгими аплодисментами приветствовали «Половинки», ну и меня.

Вопросов было столько, сколько можно было уложить в отведенные нам 30 минут в зале. И час в фойе. Я успел рассказать, как пришла идея, и вообще, как складывалась моя жизнь к моменту начала работы над фильмом. А ведь это важно – твоя жизнь и то, что ты снимаешь, над чем думаешь, о чем беспокоится твоя душа. Это неразделимые вещи - твоя жизнь, твои поступки и твои творения.

Одна из благодарных зрительниц оказалась руководительницей русскоговорящей ассоциации в Сен-Этьене Бернадет Броулэт. Она задавала много вопросов на русском на встрече, а после неё любезно предложила мне показать достопримечательности города Сен-Этьен.

Сен–Этьен - сравнительно небольшой городок, известный во Франции своими шахтами и мануфактурами. Здесь несколько столетий, до последнего времени, добывали железную руду, а в зданиях занимались производством стрелкового оружия и велосипедов. Сейчас все производства закрыты, поэтому население города резко сократилось. К тому же, во время войны город был сильно разрушен бомбежкой английской авиации. Задачей было уничтожить немецкий железнодорожный узел, а из-за горной местности и большой высоты авиаудара пострадали не относящиеся к войне здания и много мирных жителей.

А ведь это важно – твоя жизнь и то, что ты снимаешь, над чем думаешь, о чем беспокоится твоя душа. Это неразделимые вещи - твоя жизнь, твои поступки и твои творения.

Бернадет рассказывала много о своей дружбе с известным российским режиссером Юрием Норштейном. Поделилась, что очень хотела бы передать для него подарок – книги. И я, когда возвращался с кинофестиваля, побывал в Москве в гостях у Юрия Борисовича Норштейна, увидел его мастерскую, передал подарок из Сен-Этьена и узнал от него много важного. Говорят - такие встречи рождают что-то новое, оказываются судьбоносными. Во всяком случае, для меня, это действительно так.

Юрий Борисович рассказывал мне о своем друге – великом режиссере документального кино Герце Франке. Его мысли охватывали эстетику современного кинематографа, зараженную компьютерной графикой, литературу, кино, и ни много ни мало - смысл человеческой жизни.

- Неживое изображение в современном кино, - говорил Норштейн. - В нем нет руки мастера, биологически связанной с его мыслью. Не может машина проработать за автора все пространство, в котором проживается история. В такой работе зрителю осознанно или нет режет восприятие – мертвое, исполненное машиной изображение. Вот Джордж Лукас и Стивен Спилберг заключили союз и отказались от использования компьютерной графики. Но главное в искусстве не то, что изображено и увидено зрителем, а то чего нет, чего зритель не увидел, но от чего возникла мысль, появилось ощущение. Это важно и в документалистике. Мы очень много общались по этому поводу с Герцом. Он исследовал в своих работах разные случаи ухода человека из жизни. В фильме «Высший суд» об этом говорится. Если ты не смотрел «Высший суд», то тут и говорить дальше нет смысла.

Я пообещал Юрию Борисовичу посмотреть «Высший суд» и как можно скорее.

Главное в искусстве не то, что изображено или увидено зрителем, а то чего нет, чего зритель не увидел, но от чего возникла мысль, появилось ощущение.

Мастерская Норштейна наполнена рисунками, фотографиями, каждый сантиметр плоскостей стен, столов занимает изображение. Чего только нет. Нет только компьютерной графики. И ни одного компьютера я так же не увидел. Наверное, он единственный, кто до сих пор снимает на пленку. Уже около тридцати лет режиссер работает над своим фильмом «Шинель». Слишком высокую планку для себя ставит Норштейн.

Я был потрясен знакомством с ним. Со смеаенными чувствами покинул стены мастерской. Только на подходе к метро обратил внимание на пустоту на плече. Штатив то оставил!

30 марта 2016, в 17:54 +1
Другие статьи по темам
Комментарии
Написано 30 марта 2016, в 22:30
Саша, молодец! Поздравляю!
0
Написано 10 апреля 2016, в 15:17
А на Сахалине еще как-то можно посмотреть "Половинки"? Может, вы показывали на прошлом кинофестивале, а я пропустила?
0
Уважаемый гость, чтобы оставлять комментарии пожалуйста зарегистрируйтесь или войдите
Мистер экспромт: Эндрю Дональдс покорил сахалинскую публику неутомимой энергией
Мистер экспромт: Эндрю Дональдс покорил сахалинскую публику неутомимой энергией
Люди театра. Большие и маленькие
Люди театра. Большие и маленькие