Лошади, землянки и цинга - как первые переселенцы отстраивали Оху

Оха, 1932 г.

Лошади, землянки и цинга - как первые переселенцы отстраивали Оху

Коренные жители Охи рассказали нам, как начиналось освоение севера Сахалина, и поделились фотографиями из семейных архивов

В Охе мы побывали летом 2012 года. Провели там пять незабываемых дней. Все охинцы, с которыми мы встречались, с удовольствием делились воспоминаниями и ценными фотографиями из личных архивов. Историческими фактами в интервью поделился краевед Александр Иосифович Геллер, ему мы обязаны подробными сведениями о том, где жили, что ели, как работали первые охинцы.

С августа 1927-го года начинает свою работу трест «Сахалиннефть». С этого времени север острова начинает активно заселяться. Первыми на Сахалин прибыли строители. Приезжали на лошадях, дорога занимала многие недели. По острову перемещались на собаках.

У строителей были три важные задачи – проложить  железную дорогу, которая связала бы охинский промысел и место отгрузки нефти, построить буровые, возвести  жилье для прибывающих рабочих.

К 1928-му году были построены землянки и зимники. Строили их в земле, обустраивали самым необходимым. Ждали прибытия 283 человек – специалистов-нефтяников на буровые из Грозного и Баку. Для них построили палатки, впоследствии это место прозвали «ситцевый городок», легко догадаться, откуда пошло такое название.

В 1930-м году основали стройконтору, которая взяла на себя обязательство – каждые 2 дня сдавать 1 дом. И это обязательство выполнялось, работали по 10-12 часов. Первый руководитель охинского промысла Николай Худяков так объяснял эти переработки:

Им идти некуда, отдыхать негде. После работы куда он пойдет? В землянку, в палатку, где холодно и сыро? А построим дома, запустим их в эксплуатацию, рабочий придет в тепло, сможет обогреться, отдохнуть.

Эти первые бараки, которые построили по улице Красноармейской, так и назывались – худяковские бараки. Народ любил Худякова. Бараки разделялись на квартиры, по воспоминаниям рабочих, в квартирах этих жили по нескольку семей, отделялись друг от друга обыкновенной простыней. Так люди жили месяцами - ждали, пока будет достроен их дом,  и их переселят.

Остро тогда стоял вопрос с питанием. Было создано акционерное сахалинское общество, которое первое время снабжало продуктами. Снабжение сильно зависело от навигационного периода и погоды. Все продукты шли с материка, с Владивостока. Там была база, а сами продукты везли из центральных районов страны. В рационе первых охинцев были мясо и растительное масло, а вот картошки и овощей не было. Из-за штормов суда часто стояли на рейде и уходили, даже не разгрузившись.  Оха сидела на полуголодном пайке.  Так выглядела лавка для советских рабочих:

В записке о работе треста один его руководителей писал:

«Имеется большое различие между рабочими советского нефтепромысла и японцами, которые работают по концессии. Рабочие концессии «жируют». Даже завозимого на остров скота с трудом хватает до начала следующего навигационного периода».

Преимущество японских рабочих очевидно – товар шел через юг Сахалина, который был японским, из Японии, там не так бушевала непогода, перебоев практически не было. Для примера, норма отпуска продуктов для концессионного рабочего из Японии:

- свежие фрукты,

- свежие овощи,

- картофель,

- растительное масло,

- животные жиры,

- мясо.

Все эти продукты выдавались по норме в полтора-два раза больше, чем норма советского рабочего. В принципе, рабочие треста могли купить продукты у концессионера в лавочке, тем более, что они  получали зарплату больше, чем концессионеры. А поскольку продуктов японцам привозили много, то излишек они иногда продавали. Но тут вмешивается экономия советских рабочих, о которой мы поговорим позже.

В 1930-м году акционерное сахалинское общество ликвидировали. Создали новую контору – «Сахалинснаб». Они стали решать вопрос с питанием. Придумали вот что. Холодильников не было, только «ледники» - обыкновенные помещения со льдом, который заготавливали зимой путем намораживания.  То есть лили воду, она замерзала, сверху лили еще воду и так далее, эти слои рубили и укладывали в ледники. В этих ледниках раньше и хранилось мясо. Теперь скот начали завозить живым, до полутора тысяч голов. На 28 километре поставили откормочную базу, создали свиноферму и молочную ферму. Рацион рабочих стал побогаче, добавились молоко и животный жир. Скот забивали по мере необходимости, мясо было всегда свежее.

В этом же время трест «Сахалиннефть» начал выделять деньги на строительство частных домов, семейные люди обзаводились хозяйством – это было хоть какое-то продовольственное подспорье. «Сахалинснаб» принимал от населения свежую картошку, молоко, а взамен продавал дефицитные продукты. Так на столах рабочих появилась картошка, которой они не видели несколько лет.

В дефиците тогда были папиросы и чай. Норма чая была – 100 гр на человека в месяц, у японского концессионера – 200 гр.

Из рациона людей можно догадаться, что одним из первых медучреждений в Охе построили цингаторий. Как вспоминал Богданович, цинга – бич холостяков. Они приезжали сюда, а всеми помыслами были материке.

Здесь было очень тяжело - тяжелая работа, плохое жилье. Некуда пойти, были клубы, но физкультурного досуга не было никакого. Поэтому многие, в основном холостяки, приезжали сюда, чтобы накопить денег и уехать обратно, на материк. Эту болезнь называли «материковая», человек сам придумывал любые болезни, лишь вырваться отсюда. 

Холостяки многие недоедали. Женатые питались лучше – попробуй не накорми ребенка, хозяйка такое устроит. Она смотрела, чтобы муж и дети хорошо питались. Кроме того – приусадебное хозяйство. Даже возле двухэтажных домов люди устраивали небольшие огородики под окнами, высаживали зелень. Так что в цингаторий чаще попадали холостяки.

Постепенно бытовые проблемы начали улаживаться, сформировался какой-то костяк Охи. Были построены школа, больница, типография, отделение банка, прачечная. 

Мастерские:

Прачечная:

Субботний обед на свежем воздухе:

Поездка на отдых:

Госбанк:

Наборный цех типографии:

Среди семейных стали подрастать юные охинцы. Люди начали понимать, что они живут здесь, что они не временщики. По выходным выезжали на природу, рыбалку и охоту. Тем временем, их ожидали тяжелые времена – сталинские репрессии, Великая Отечественная Война. Об этом, а также о развитии охинского промысла мы поговорим уже в следующий раз.

И еще немного охинской жизни 30-х годов:

Автор: Мелисса Маляржик, 20 января 2015, в 16:44 +9
Комментарии
Написано 21 января 2015, в 12:51
Интересная статья. И так хорошо сохранившиеся фотографии - а ведь им скоро век.
+1
Написано 21 января 2015, в 12:59
OK, люди - потомки переселенцев - единственные, кто может сохранить эту историю. журналистов и фотографов тогда в Охе не было. и они ее действительно бережно хранят.
+1
Написано 21 января 2015, в 14:21
Мелисса Маляржик, однако многие снимки сделаны вполне профессионально. Впрочем, в то время их и делали скорее всего профессионалы - фотоаппарат не был еще столь обыденным явлением.
Хорошо, что вы создали эту тему и просто замечательно, что собрали весь этот материал - следы истории исчезают быстро.
+2
Написано 22 января 2015, в 10:36
Мелисса Маляржик, Люблю смотреть на старые фото, и есть их у меня в многом количестве. Неплохая подборка здесь, но кое какие фото (например с Полевым) к Охе не имеют отношения... Про Худякова на коне добавил бы информации. Пока мой реальный вклад в подборку.... На подпись не обращайте внимания, люди с другого гос-ва прислали :0)
+1
Еще 5 комментариев
Уважаемый гость, чтобы оставлять комментарии пожалуйста зарегистрируйтесь или войдите
Музыкальные события февраля в Южно-Сахалинске
Музыкальные события февраля в Южно-Сахалинске
Современные рыцари и их прекрасные дамы
Современные рыцари и их прекрасные дамы