В топе самых забавных российских топонимов

В топе самых забавных российских топонимов

Всем привет!

Среди множества сахалинских названий, мимо которых не проедешь без эмоций, выделяется село Такое в Долинском районе.

Благодаря такому имени Такое вошло в Топ-100 самых забавных российских топонимов. 

Сегодняшняя история от блогера astv.ru Владимира Кузовкова посвящена этому населённому пункту. 

А если хотите научиться понимать и любить мир сахалинской природы, то, пожалуйста, почитайте рассказ «Что в имени твоём» писателя-лесника из села Огоньки Анивского района Анатолия Орлова.

Кстати, 12 ноября, ему исполнится 70 лет. 

ЧТО В ИМЕНЕМ ТВОЁМ...

Мой дом стоит на обрывистом берегу ручья со странным названием Козловский. Великий тенор в этих краях не бывал. Старожилов со звонкой и исконно русской фамилией тоже на селе не было, чью память и чьи деяния решили бы селяне увековечить таким образом.

Но кто-то все же назвал ручей Козловским – значит, были на то веские причины. И без какого-то «Козловского» обойтись не могло. Потому что в названии почти всех водотоков и других приметных мест на селе приживаются исторические прототипы. Например, «Лучина переправа», «Зайцев распадок», броды – «Коля маленький» и «Коля большой»...

Все они: и Лучин, и Зайцев, и оба Коли – большой и маленький – были первопроходцами. Из тех, кто обживал эту угрюмую, негостеприимную, но исконно русскую землю. Из тех, кто по вербовке приехал просто подзаработать, да так и остался навсегда в этих ставших родными местах. Где теперь живут и работают их дети, внуки, продолжающие обживать эту землю.

Мой дом на селе все называют «дом лесничества». С одной стороны дома – квартира, с другой – контора бывшего лесничества, где я работал лесничим. Живу в доме не один десяток лет, лесничество закрыли давно. И должность мою сократили тоже. Но селяне по-прежнему дом называют домом лесничества. А меня – лесничим. Значит, тоже как-то остался в памяти их, и это приятно.

Хотя у дома, в котором я живу, есть более длинная родословная, которую большинство селян уже и не помнит. На этом месте располагалась центральная усадьба прежних лесоводов-японцев. На месте моего огорода у них был лесопитомник. И они тоже считали эту землю своей. Заниматься лесоразведением временщик никогда бы не стал. Для него главное – урвать побольше.

Таких запутанных историй в отношении двух соседних народов – не счесть. Их не может распутать уже которое поколение и русских, и японцев. О питомнике напоминают с десяток обособленно стоящих елок у подошвы сопки. Эти ели, почему-то вопреки природным циклам плодоношения, золотятся огромными шишками почти каждый год. На вершинах елей поселилась небольшая колония ворон. После многолетней «междоусобицы» и вороны, и хозяева подворий, примыкающих к вороньей колонии, нашли своеобразный консенсус. Вороны не трогают зелень и ягоды с огородов, не забивают цыплят и кур, а хозяева не трогают вороньих гнезд. В общем, обе стороны оказались сговорчивыми и понятливыми.

Осенью на дом лесничества любо посмотреть. Он буквально утопает в буйстве природных красок. Прямо перед в ходом в контору стоят три ясеня. Три ясеня-акробата. Их ножки-стволики причудливо переплелись, как при выполнении сложного акробатического упражнения.

Не сразу и определишь – где чей. Зато у каждого свой прогонистый ствол с роскошной неповторимой кроной. Кроны в конце сентября становятся пронзительно лимонно-желтыми. И при взгляде на их увядающую неповторимость каждый раз до боли сжимается сердце, прощаясь с очередным уходящим годом. Ясени у дома лесничества появились не сами по себе. Это своеобразная память об эпохе «ренессанса» в лесном хозяйстве. В те времена еще не слышали о беспощадном рынке. И рыночных отношениях по принципу «ты – мне, я – тебе». И лесные боссыне были еще коммерсантами. Они были учеными, лириками. Их время безвозвратно ушло. Но память о них и их делах осталась навечно.

Один из первых директоров лесхоза – Чопенко (к своему стыду, имя-отчество его забыл) – имеющий к тому же ученую степень, в пойме реки Семги заложил большую плантацию ясеня. Для озеленения округи. Чтобы природа не казалась такой скучной и однообразной. А лесники в память об этом событии высадили несколько тоненьких прутиков у дверей своей конторы, то есть у дома, где я теперь живу. Теперь эти прутики превратились в огромные деревья и по осени радуют своей неповторимой лимонно-желтой красотой.

Хотя самая большая память, которую оставил о себе директор – это спасенные от промышленных рубок леса округи. При нем был закрыт леспромхоз, прекращен сплав древесины по рекам. Лесозаготовители, не выдержав штрафных санкций, можно сказать, бежали из наших лесов, бросив даже заготовленную древесину. Штабеля брошенного леса встречал я в урочище Шуя, на месте последнего базирования лесных варваров.

Но такие странички в памяти не остаются. Как говорят у нас на Руси – «плохое из памяти вон».

Сижу, пишу эти строки – а за окном по склону сопки вижу редкую паутину ореховых деревьев. Рукотворное насаждение ореха Зибольта – это тоже своеобразная память о первых лесоводах района. Уж очень велико было желание превратить безжизненное пространство освобожденных земель в цветущий сад. 

Лесников не сдерживало даже скудное финансирование. В листьях ореха Зибольта нет такой пронзительной красоты, как в «цветении» листьев ясеня, зато причудливость их форм просто завораживает.
 

Я люблю смотреть на ореховый листопад в безветренную погоду – это потрясающее зрелище. А местная ребятня любит, естественно, собирать орехи. Гроздья-люстры, которые призывно раскачиваются на ветру. Ребятня может висеть на деревьях с утра до вечера, до тех пор, пока не получат от мамаш взбучки за безнадежно испорченные рубашки и штаны. К тому же ореховая зелень имеет свойство долго не смываться не только с одежды, но и с рук, с лица. Созревший урожай ждет с нетерпением и лесная мелкота – мыши, бурундуки, белки – хозяева этих мест.

Наверное, и для них, а не только для биоразнообразия и красоты, в самых сокровенных уголках, прилегающих к дому лесничества, первые лесники высаживали куртинки таких вот «хлебных» деревьев. Метрах в пятистах южнее лесничества на склоне ручья Козловского большая куртинка кедрового стланика… В ней круглый год кипит жизнь.

Летом четвероногих и пернатых обитателей этого «орехового» городка вычислить трудно. Но по первому снегу каких только следов здесь не увидишь – белки, соболя, колонка, кедровки…

Одним из авторов создания ореховых насаждений и кедрача была Неонила Алексеевна Басова. Все ступеньки лесной карьеры прошла она – от инженера леса до директора. Рукой подать от куртинки кедрового стланика до настоящей кедровой рощи. Она уже обильно плодоносит.

Саженцами, выращенными из ее орехов, засажены десятки гектар пустырей и гарей. Настоящий кедроград. Лесники всегда в тайне держали места посадки кедра, чтобы защитить свое детище от недобрых людей.

В первые годы плодоношения кедр очень уязвим. При неосторожной сборке урожаев тяжелых шишек можно поломать хрупкие вершинки. Они порой даже тяжелого снега не выдерживают. Чтобы собрать орехи для первой закладки питомника, пришлось долго «пытать» старых лесников о местонахождении кедровых насаждений.

И один из них, Анатолий Степанович Величко, раскрыл нам эту тайну. Его давно уже нет, а память осталась. Обе кедровые рощи посажены, в том числе, и его руками. И не только рощи.

Высаживая сосну по голым окрестным сопкам, лесники всегда прихватывали пучок другой кедра, чтобы высадить саженцы в каком-то укромном месте.

Я часто слышал от охотников и сборщиков ягод истории о плодоносящих кедровых деревьях на сопках в окрестностях села. В глазах рассказчиков было нескрываемое удивление. Я тогда не верил этим историям. А, оказывается, все так просто. Подарить неожиданную радость не так уж сложно. Нужно только иметь доброе сердце.

Вот и Анатолий Вениаминович Высоцкий, бывший лесничий Таранайского лесничества, не зная об опытах старых лесников, тоже в своей вотчине внедрял такую же «методу» – где в лощинке среди молодых посадок хвойника несколько кустиков смородины высадит, где сливу или вишенку посадит. То же самое и с кедром. Это хорошая память о себе.

…Сопка, у подошвы которой стоит дом лесничества, когда-то после опустошительных пожаров была голой. Теперь здесь хоть филиал дендрария открывай. Сосна, ель, лиственница, кедр, ясень, боярышник, орех, лимонник – и еще десятка два древесных и кустарниковых видов. Одиноко под окнами, почти у самого обрыва в ручей, стоит лиственница. Ей всего четверть века, а она уже вымахала на добрый десяток метров. Обильно плодоносит.

Это тоже память о важном для села событии. В окрестных лесах появились первые рукотворные лиственничники. В том числе, и на сопке, нависающей над моим домом.

Каждый из лесников, участвующих в озеленении бывшего горельника, по деревцу посадил перед конторой лесничества. Но лиственничная аллейка погибла: ее съели мыши – это лишний раз подтверждает, как нелегок путь лесовосстановления. И только деревце старого лесника Арнольда Николаевича Самохина осталось живо. Он посадил его отдельно среди прутиков бамбука.

Лесника давно нет уже в живых, а деревце, посаженное им, прижилось и растет. Его так и называют Самохинской лиственницей. Хотя за свою жизнь Самохин посадил таких деревьев не одну сотню тысяч. Искусственные леса в окрестностях села Огоньки занимают площадь более тысячи гектар. И в посадке доброй половины принимал участие и он.

Рядом с лиственницей, ближе к забору, росло несколько акаций. Тоже своеобразная веха: в лесничестве создавались смешанные насаждения с участием этой породы. Но теплолюбивой южанке нелегко пришлось в суровых сахалинских краях. В сорокаградусные морозы большинство деревьев вымерзло.

Погибли деревца и у дома лесничества – результаты не всегда бывают положительными. И пусть большинство имен тех, кто оставил о себе память таким вот образом, не сохранилась, их дела останутся в рукотворных лесах. А значит, и в нашей памяти. И мы эту память должны уметь защитить.


Анатолий Орлов

 

Автор: Ирина Свидерская, 7 ноября 2017, в 14:20 +11
Комментарии
Написано 7 ноября 2017, в 16:15
Володя, отлично получилось с азартом!

Замечательный рассказ А. Орлова.
+5
Написано 7 ноября 2017, в 17:36
Вовка, классный рассказ!
+6
Написано 8 ноября 2017, в 15:05
так- то не "Такое", а "Такоэ". Это не одно и тоже. Из пальца высосали сенсацию. АСТВ.
+1
Написано 8 ноября 2017, в 15:18
qwerty100500, особенно порадовало про слияние двух рек!
+1
Написано 13 ноября 2017, в 20:31
Вова , молодец !
+2
Уважаемый гость, чтобы оставлять комментарии пожалуйста зарегистрируйтесь или войдите
Она же муфта, она же тяпка
Она же муфта, она же тяпка
Не американская. Айнская
Не американская. Айнская