Как создаётся спектакль

Как создаётся спектакль

Работа любого театра состоит как бы из двух частей — выступлений перед зрителями и непрерывной подготовки новых постановок. Первая часть происходит на глазах у публики, заполнившей зал, и ни для кого не является секретом. Вторая часть известна лишь тем, кто сам работает в театре. Все, кто принимает участие в рождении нового спектакля, очень хотят, чтобы он оказался лучше, удачней всех предыдущих.

 

НАЧАЛО.

Рождение нового спектакля начинается с поиска пьесы. Режиссеру хочется выбрать не просто хорошую пьесу, а самую лучшую: с увлекательным сюжетом, с яркими образами, интересными событиями. И чтобы это был не просто «материал для постановки», а талантливое литературное произведение с сочным языком и добрым юмором. И чтобы пьеса всем нравилась — художнику, актерам, а затем в поставленном виде — зрителям.

Наконец пьеса выбрана, и режиссер начинает над ней работу. Он внимательно вчитывается в текст, анализирует, обдумывает. Вся пьеса для него — ряд серьезных вопросов. Например, «Какие куклы лучше использовать, тростевые или марионетки?» Или, «Что этими словами хотел сказать автор?» И где бы ни был режиссер, он все время думает о пьесе, о трактовке, мысленно проигрывает все действие… Режиссеру в полном смысле слова приходится придумывать будущую постановку. Каким должен быть спектакль по настроению: веселым, лирически-задумчивым, героически-взволнованным? К чему он должен призывать, что защищать, против чего бороться? От решения этих вопросов будет зависеть все остальное — распределение ролей, музыка, характер оформления, освещение.

…Театр сродни военному искусству и азартной игре в рулетку — никто заранее не знает, какой получится спектакль. Не только на премьере, но и каждый последующий вечер свершается чудо, заключающееся в том, что пьеса вообще идет и что она доигрывается до конца. Ибо театральный спектакль — это не столько выполнение намеченного замысла, сколько непрерывное преодоление бесчисленных и неожиданных препятствий. Каждая планка в декорациях, каждый нерв в человеке могут внезапно лопнуть, и, хотя они обычно не лопаются, атмосфера в театре всегда остается напряженной. Иначе просто не может быть…

К. Чапек, «Как ставится пьеса»

 

 

 

РЕЖИССЕРСКАЯ ТРАКТОВКА.

После того, как режиссер созрел для постановки, он обращается к художнику, который впоследствии так же не спит ночами, продумывает декорации, костюмы, спецэффекты. Вместе они решают, какой разновидностью кукол будет поставлен спектакль, как будет устроена каждая кукла, что она станет делать на сцене. Некоторым куклам понадобятся дубли. И не только в тех случаях, когда ведьма превращается в красавицу, или герой в начале появляется в рубахе, а потом в воинских доспехах и шлеме. Есть действия, которые основная кукла сделать не может. Например, по ходу действия кукла должна спрыгнуть с высокой стены. Если использовать для этого основную куклу, при падении будут видны трости. Кроме того, пока помогающий внизу актер поймает ее, возьмется за гапит и трости и вновь поднимет куклу над грядкой пройдет довольно много времени. Отсутствие куклы зрители сперва расценят как смерть персонажа, а когда она, наконец, появится, — как непонятное воскрешение. Между тем, падение дубля, изготовленного без тростей, будет выглядеть совсем иначе. Держать его наверху поручат актеру-помощнику. Ведущий актер со своей куклой станет внизу, на том месте, куда должен упасть дубль. Его кукла будет пока опущена ниже грядки, чтобы быть невидимой зрителям. Ловить падающий дубль приготовится третий актер. Как только дубль, полетев вниз, коснется «земли», ведущий актер моментально поднимет свою куклу. У зрителей создается полное впечатление, что герой ловко спрыгнул со стены и тут же выпрямился.

Затем, когда утверждена вся техническая часть спектакля, художником предоставлены макеты, эскизы, а в цехах по изготовлению декораций уже начали во всю работать, режиссер думает над музыкальным оформлением. Любой спектакль не существует без музыки. Дело режиссера определить, какая это будет музыка — народная, эстрадная, симфоническая, в каких местах она зазвучит и что выразит. Ведь музыка не только создает настроение, но и передает состояние героя, его чувства. В одном случае музыка звучит в тон происходящему, а в другом — противоположно, контрастно. Не может режиссер забыть и о всех необходимых для спектакля звуках: шуме ветра, топоте конских копыт, плеске воды, пении птиц. Кроме этих, взятых из природы звуков, могут потребоваться звуки необычные, сказочные: свист летящего по небу Змея-Горыныча, звук в момент превращения лягушки в Василису Прекрасную, богатырский удар Ивановой дубинки. Или звуки иронические, подчеркивающие какое-либо смешное действие или движение куклы, как это часто делается в мультфильмах.

…Режиссёр, которому поручена пьеса, исходит из здравой предпосылки, что «вещь надо поставить на ноги», — иными словами, перекроить всё, что там накропал автор…

К. Чапек, «Как ставится пьеса» 

 

ЧИТКА. РЕПЕТИЦИИ. ПРОГОНЫ.

Первый репетиционный день — событие для актеров. С этого дня каждый из них начинает жить как бы двумя жизнями — обычной, прежней, и новой, связанной с героем, которого предстоит играть в спектакле. Первые дни актеры репетируют обычно не на сцене, а вокруг большого стола. Держа перед собой листки ролей, они проникают в мир пьесы: беседуют о характерах действующих лиц, об их взаимоотношениях друг с другом, анализируют их поступки. Идет чтение пьесы по ролям. Такой репетиционный период в театре называется читкой.

…Если вы намерены написать или уже написали пьесу, не советую вам ходить на ее первое чтение в театре. Впечатление получите самое удручающее. Собираются шесть-восемь актеров, все они выглядят смертельно усталыми, зевают и потягиваются. Одни сидят, другие стоят, и все тихонько кашляют.

— Где пан Икс? — сердится режиссер. — Что он, не знает, что у нас чтение в лицах?

— Репетирует на сцене, — хмуро бурчит кто-то.

— Ах, так! Тогда я буду читать за него, — решает режиссер. — «Входит Иржи Данеш». «Клара, со мной приключилось нечто необыкновенное»… Клара!

Молчание.

— Черт побери, где пани Игрек?

— Кажется, болеет, — мрачно предполагает кто-то.

— Уехала на халтуру, — провоцирует другой.

— Мари вчера говорила мне, — начинает кто-то, — что у нее…

— Ладно, я прочту за нее, — вздыхает режиссер и во весь дух, точно его подхлестывают, читает диалог Данеша и Клары. Никто его не слушает. На другом конце стола завязывается тихий разговор.

— «Входит Катюша…» — выпаливает наконец с облегчением режиссер.

Молчание.

— Слушайте, мадемуазель, — сердится режиссер, — будьте повнимательнее! Ведь вы Катюша?

— Я знаю, — отвечает инженю.

— Ну так читайте. «Первый акт. Входит Катюша».

— Я забыла роль дома, — мило заявляет Катюша.

Режиссер произносит что-то страшное и сам отбарабанивает диалог Катюши и Клары в темпе, в котором дьячок читает заупокойную на бедных похоронах… — «Входит Густав Вчелак», — хрипло кончает режиссер.

Один из актеров спохватывается и начинает искать в карманах пенсне; найдя, он листает роль.

— Какая страница?

— Шестая.

Актер переворачивает страницу и начинает бубнить свою роль мрачным, замогильным голосом…

— «Когда вернется ваш сурпуг…» — уныло произносит бонвиван.

— Супруг! — поправляет режиссер.

— У меня здесь «сурпуг», — настаивает актер.

— Это ошибка машинистки. Исправьте.

— А пускай она переписывает как следует! — обиженно говорит актер, царапая карандашом в тексте…

К. Чапек, «Как ставится пьеса»

 

 

Следующий этап репетиций — работа на сцене. Здесь актеры начинают осваивать новых кукол, пробуют передать походку, жесты, ищут мизансцены. Каждая репетиция напоминает урок: освоение нового и повторение уже пройденного, ведь слово репетиция произошло от латинского слова, означающего «повторение». После каждого повтора актеры чувствуют себя увереннее, точнее запоминают текст и последовательность действий. Повторение идет сначала по небольшим сценам, потом по картинам. Пробуются перестановки декораций, подключается музыка, свет. Постепенно отработанные сцены и картины соединяются в целое и начинаются репетиции всего спектакля полностью. Это так называемые прогонные репетиции. После них режиссер собирает всех участников, отмечает недостатки, назначает время доработки отдельных сцен, которые не совсем еще удаются.

…— Господин режиссер! — восклицает наконец главный герой на сцене. — Уже час дня. Будем репетировать или нет?

— А почему вы не репетируете? — злобно сипит изнемогший от крика режиссер.

— «Клара, со мной приключилось нечто необыкновенное…»

Режиссер вскакивает.

— Плохо, плохо, потушите наполовину третий софит!

— «Что с тобой стряслось?»

— Еще! Уменьшите еще! Ну, что вы там копаетесь?

— Господин режиссер! — кричит осветитель. — Да ведь третий софит совсем не светит.

— Что же там такое светит?

— Это люстра. Вы сами велели ее включить.

— Не ваше дело, что я велел! — рычит режиссер. — Выключите люстру и включите третий софит на шесть.

— «Клара, со мной приключилось нечто необыкновенное…»

— «Что с тобой стряслось?..»

— Плохо, плохо! Дайте в люстре желтый свет и выключите рампу.

— «Клара, со мной приключилось нечто необыкновенное…»

— «Что с тобой стряслось?»

Из-за кулис на сцену вдруг вылезает драпировщик со стремянкой и ставит ее к окну.

— Вам что здесь нужно? — вскрикивает режиссер нечеловеческим голосом.

— Гардины повесить, — деловито отвечает драпировщик и лезет на стремянку.

— Что повесить? Какие гардины? Марш отсюда! Почему вы их не повесили раньше?

— Потому что раньше мне не прислали материи — отвечает «вспомогательный персонал».

Режиссер возвращается на свое место в зрительном зале, постаревший на десять лет, изнуренный, мрачный, ненавидимый всеми.

— Начинайте, — говорит он с отвращением.

— «Клара, со мной приключилось нечто необыкновенное…» — сдавленным голосом повторяет герой.

— «Что с тобой стряслось?» — беззвучно осведомляется Клара.

Устало, тяжко, безрадостно тянется репетиция.

— Плохо! — хрипит режиссер. — Повторить! Вы должны войти быстрее.

— «Уте с табак трясло», — по складам читает Клара.

— Что-о-о?

— Тут неразборчиво…

— О, господи боже мой! — стонет режиссер. — Там написано: «Что с тобой стряслось?» Читайте же как следует!

Клара берет в свидетели весь ансамбль, что в ее копии это больше похоже на «Уте с табак трясло». Когда дискуссия по этому поводу закончена, режиссер в пятый раз вбегает в воображаемые двери и, как горячечный больной, хрипит: «Клара, со мной приключилось нечто необыкновенное…» …

Утомление овладело актерами, ноги у них подкашиваются, язык прилипает к гортани, память отказывается служить. Неужели этому конца не будет?

— Плохо! — обрывает режиссер. — Назад! Заслоняете партнера.

Скорей бы конец! Актеры играют, стиснув зубы, читают текст, как пономари, режиссер хочет еще раз повторить, но машет рукой и стирает со лба холодный пот. Одну сцену он повторяет семь раз, после чего ему не остается ничего другого, как отпустить собравшихся…

К. Чапек, «Как ставится пьеса»

 

 

ГЕНЕРАЛЬНАЯ РЕПЕТИЦИЯ.

По-другому генеральную репетицию называют сдачей спектакля. Это когда в зрительном зале сидят сотрудники театра, родственники актеров, режиссер, художник, все те, кто принимал непосредственное участие в создании спектакля. Во время такого показа все должно быть как на спектакле: полная тишина, сосредоточенность, беспрерывность и четкость в работе. Нередко и во время генеральной репетиции происходит какая-нибудь ошибка.

…Теоретически на генеральной репетиции «все должно быть как во время спектакля» — декорации, освещение, костюмы, грим, звуки за сценой, реквизит и статисты. Практически — это репетиция, на которой ничего такого нет и в помине; на сцене обычно только половина декораций, другая половина еще сохнет или набивается на рамы и «вот-вот будет на месте»; дошиты брюки, но не пиджаки; выясняется, что во всем театре нет ни одного подходящего парика; выясняется, что не хватает главных предметов реквизита, что нанятый флейтист может явиться только в три часа… Короче говоря, генеральная репетиция — это генеральный смотр всех нехваток последней минуты.

Долго ничего не делается, сцена пуста. Собираются актеры, зевают и уходят в уборные, недовольно говоря друг другу:

— Я, знаешь, рольку-то еще не учил.

— На места! — кричит режиссер.

— Господин режиссер, этот парик на меня не лезет.

— Господин режиссер, а трость мне нужна?

— Господин режиссер, в этих тряпках я играть не буду!

— Господин режиссер, у нас перегорели две лампы по тысяче свечей.

— Господин режиссер, я сегодня буду только подавать реплики.

— Начинаем, начинаем, — орет режиссер, — опустить занавес!..

На сцене появляется совершенно незнакомый усатый мужчина и говорит:

— Клара, со мной приключилось нечто необыкновенное.

Навстречу ему выходит какая-то дама:

— Что с тобой стряслось?

— Стоп! — кричит режиссер. — Потушите рампу. Усильте желтый свет. А почему солнце не светит в окно?

— Как не светит? Светит! — кричит голос из-под сцены.

— Это называется солнце? Сделайте ярче, да быстро!

— Тогда надо ввинтить пару тысячных, — говорит подземный голос.

— Так ввинтите же, черт возьми!

— А откуда их взять? — И на сцену вылезает человек в белом халате. — Я ж говорил, что они перегорели…

…Для того чтобы премьера прошла гладко, считается, что на генеральной репетиции обязательно должен быть скандал. В этом, видно, есть какая-то доля истины. Во всяком случае, нельзя доказать обратного, потому что еще не бывало генеральной репетиции без скандала…

К. Чапек, «Как ставится пьеса»

 

 

ПРЕМЬЕРА.

Первое представление новой пьесы называется премьерой. Это самый волнующий и вместе с тем праздничный день за все время работы над спектаклем. Понравится ли он зрителям? Похвалят или раскритикуют его сидящие в зале друзья, знакомые, товарищи по работе? Томительно тянутся для всех участников последние минуты перед открытием занавеса. Наконец звучит третий звонок, раздается музыка, и занавес медленно раздвигается в стороны. В зале тишина. Как понять эту тишину? Зрителям скучно, и они из вежливости сидят тихо или им очень интересно и тихо оттого, что у них, как говорят, замерло дыхание? Но вот раздается смех, ропот сочувствия. Зрители не скучают, спектакль увлек их.
Новый спектакль будет идти теперь каждый день. Вместе с другими постановками, созданными ранее, он станет частью текущего репертуара театра.

…Премьера — это роковой момент, когда драматическое произведение становится реальностью. До самой последней репетиции еще можно было что-то исправлять и спасать. Спектакль был незавершенной работой, миром в становлении, звездой, родящейся из хаоса. Премьера — это выражение отчаянной решимости предоставить наконец пьесу самой себе. Это момент, когда автор и режиссер окончательно отдают спектакль в руки других и уже не могут броситься на помощь.

Утром перед премьерой устраивается последняя репетиция. Актеры отбарабанивают свои роли наспех, невыразительно и почти шепотом, чтобы не сорвать голос перед спектаклем. Потом они торопливо расходятся, молчаливые и замкнутые, словно в доме покойник. Из глубин театра выползает тоскливая и напряженная тишина. Больше ничего нельзя сделать. Это начало конца…

К. Чапек, «Как ставится пьеса»

 

ЖИЗНЬ СПЕКТАКЛЯ.

Сейчас трудно предвидеть, насколько долгой окажется жизнь нового спектакля. Хороший спектакль живет 5—10 лет, пока не изломаются куклы и декорации. За это время он может быть сыгран 300, 500, даже 1000 раз.
Зрители, сидящие в зале, обычно не знают, на каком по счету представлении они находятся — пятнадцатом, сотом или двухтысячном. Для них, пришедших на него впервые, премьера сегодня. Поэтому в театра прикладывается немало усилий, чтобы как можно дольше сохранить молодость спектакля, не потерять свежести актерского исполнения и внешней привлекательности кукол и декораций.

СЕРГЕЙ ОМШЕНЕЦКИЙ
ПО МАТЕРИАЛАМ АЛЕКСЕЯ ЛЕЛЯВСКОГО "ТЕАТР КУКОЛ",
КАРЕЛА ЧАПЕКА "КАК СТАВИТСЯ ПЬЕСА"
ФОТО: ОЛЬГА СЛЕСАРЕВА
Новости Сахалина и Курил в WhatsApp - постоянно в течение дня. Подписывайтесь одним нажатием!
Если у вас есть тема, пишите нам на WhatsApp:
+7-962-125-15-15
Автор: Сергей Омшенецкий, 29 марта 2015, в 19:44 +8
Комментарии
Написано 29 марта 2015, в 19:58
Сергей! Здорово!

спасибо огромное за такой познавательно-интересный материал!
+2
Написано 29 марта 2015, в 21:39
Отличный пост.
Спасибо авторам
+1
Написано 30 марта 2015, в 08:39
Поснимать бы изнанку театра кукол... Реально?
0
Написано 30 марта 2015, в 15:12
Сергей Красноухов, конеш реально. Мы сами снимаем иногда... Могу вам назвать дату. когда можете прийти поснимать)))
+1
Написано 30 марта 2015, в 15:56
Сергей Омшенецкий, было бы неплохо! А чего ты мне выкаешь? Воспитание плохое?
0
Написано 30 марта 2015, в 16:55
Сергей Красноухов, эээээ. как бэ я вас не знаю, поэтому на вы. ну так же правильно
0
Еще 1 комментарий
Написано 30 марта 2015, в 09:31
Я знаю какая это трудная но интересная работа, ставить спектакли! Меня всегда удивляло, как режиссер видит где и кто должен стоять, что делать и какие эмоции выражать, мы ставили пир во время чумы, небольшой отрывок, но эта постановка с как я считаю гениальным режиссером, Е. Ватажниковой, моей одногрупницей, была самым ярким впечатлением моей жизни!
+1
Online
Написано 30 марта 2015, в 10:43
ЗдОрово!!! Спасибо!!!
0
Уважаемый гость, чтобы оставлять комментарии, пожалуйста, зарегистрируйтесь или войдите
"Театральный журналист". Эльвира и Иван побывали в театре
"Театральный журналист". Эльвира и Иван побывали в театре
Сказка из сказок
Сказка из сказок