Алексей Шашилов: "Мне не снятся сны"

Алексей Шашилов: "Мне не снятся сны"

Алексей Шашилов, режиссер спектакля «Сновидения» — удивительный и интересный человек с мягким баритоном, который никогда не сомневался, что станет просто артистом, а потом еще и обзаведется своим театром «Студией Т». Он умеет не только ставить хорошие спектакли, но и рассказывать о себе, об армии, и, конечно же, о творческих делах.

 

Помните, как поступали в институт?

— Конечно. Я тогда закончил десятый класс, и пришел в ЕГТИ (Екатеринбургский государственный театральный институт) посмотреть, как поступают ребята, ну и сам, так сказать, порепетировать свое поступление, которое я планировал на следующий год. Я видел какие были истерики у ребят, которые не поступили, как они переживали – и все это на моих глазах. И я даже не подозревал о том, что меня ожидало в дальнейшем.

 

— И что же?

— Мне сообщили, что я прошел конкурс. Но я тут же подошел к мастеру курса Константину Сергеевичу Жукову, видя бедных ребят в фойе, которые не смогли поступить, думая уступить хотя бы одному из них свое место, и сказал, что мне еще нужно учится в школе, что я, короче, надул комиссию. «Я знаю, - сказал мне он. – Я тебя беру». И предложил учиться в одиннадцатом классе экстерном, а параллельно на первом курсе театрального. И я, вне понимания того, что мне предстоит пройти, согласился. Это был тяжелый год: я уходил рано утром, возвращался поздно ночью, умудрялся что-то сдавать в школе, но нужно сказать спасибо педагогам, которые понимали в каком я положении. Где-то я сдавал контрольные честно, а где-то оценку мне ставили закрыв глаза. Для них ведь это тоже была необычная ситуация.

 

— Родители как отнеслись к вашему решению?

— Они вообще не понимали, что можно делать с утра до ночи в институте - это же учебное заведение, оно же вечером закрывается. Но в театральных заведениях, как ты знаешь, система обучения совсем иная: много практических дисциплин, над которыми постоянно приходилось работать, иначе не будет навыка и понимания актерской профессии.

 

— А потом?

— А потом я год служил в армии, в ансамбле песни и пляски в Доме офицеров Уральского военного округа. У нас был майор, удивительный человек, с интересной фамилией – Евгений Самуилович Аптекарь. Он когда-то закончил ГИТИС и создал малую театральную бригаду, с которой мы репетировали разные эстрадные номера, песни, мини танцы, и выступали где только можно – даже на свадьбах и днях рождения родственников генерала.

 

— И после службы вы организовали свой театр?

— Нет. После армии я уехал в Воронеж, к замечательному режиссеру Валерию Аркадьевичу Вольховскому в его театр «Шут». Отработал там четыре года, было много интересных ролей в хороших спектаклях. Потом Валерия Аркадьевича не стало, то есть того человека из-за которого я сюда приехал, поэтому я решил уехать из Воронежа в столицу.

 

— Вот тогда наверно была идея создания своего театра?

— Да нет же. Не было у меня никакой идеи. До рождения идеи о своем театре и ее осуществления еще несколько лет. В Москве мне предложили поработать в Кремлевской елке – в роли царевны Несмеяны.

 

— Шутите?

— Какие шутки? Это Москва. Это была большая кукла в человеческий рост с огромной поролоновой головой, и у меня с ней был забавный эпизод у елки.

 

— После елки остались в Москве?

— Понимаешь в чем дело… Уже были деньги, в Воронеж возвращаться смысла не было, в Екатеринбурге меня никто не ждал (имеется ввиду, театры – прим. ред.), поэтому я стал искать какие-то возможности в этом огромном городе. И так я оказался в театре «Тень» Ильи Эпельбаума и его жены Майи Краснопольской. Отработал я в этом театре семь лет, и уже тогда появилась идея создать свой собственный театр, который существует уже несколько лет.

 

— Театр «Студия Т». Почему такое название?

— Знаешь, Сереж, я это так объясняю: на букву «Т» много замечательных слов, таких как театр, творчество, творец, талант… В нашей интерпретации это «Студия театр».

 

— У вас есть своя труппа?

— У нас нет своей постоянной труппы, потому как содержать штат сотрудников и выплачивать им зарплату у меня нет возможности. Система такая: рождается проект, я собираю творческих людей, если у них есть свободное время, и мы работаем над тем или иным проектом-спектаклем.

 

— «Студия Т» - авторский театр. А в чем принцип вашего авторского театра?

— Все просто. В репертуарном театре у каждой постановки существует пьеса, в которой уже есть какая-то идея, мысль, принципы, которые задал автор. Это интерпретационный театр. А в нашем случае идея диктует правила постановки. Вот, например, возникает идея…

 

— У кого? У вас?

- Ну пусть у меня. Или у другого человека, которого мы привлекаем к работе над проектом. И дальше она осуществляется в нашем театре, она диктует условия и правила постановки. Если нужен текст, пишем. Нужна музыка – подбираем или заказываем композитору, художник рисует эскизы. Все работают под идею.

 

— Много спектаклей в вашем театре?

— Сейчас пять спектаклей и один проект, который мы начали в прошлом году – «школа мультипликации». Мы с детьми занимаемся анимацией. В течение года они изучали различные техники, такие как коллаж, например, сочиняли крошечные сюжеты, клеили, рисовали, придумывали персонажей, а потом сняли несколько маленьких мультфильмов. Дети, они оказывается такие перфекционисты – если что-то не нравится, они тут же все переделывают, переснимают. Ну а титры – это очень важная для них вещь.

 

— В вашем театре какие куклы? Есть ли классика: тростевые, марионетки?

— Нет. Классики нет. Спектакли делаются из разных вещей: из бумаги, из пластика… Да из всего. Мы с этими спектаклями объездили пол мира, где мы только не были. Типичных кукольных спектаклей, про которые ты говоришь у нас нет.

 

— Кому пришла идея спектакля «Сновидения»?

— Идея пришла мне, и я предложил ее Розе Гиматдиновой (художник спектакля, интервью с ней читайте скоро в блогах на АСТВ.РУ – прим. ред.). Мы сидели с ней в кафе, она тут же рисовала на бумаге и спрашивала меня: «Так должно быть или нет?.. Солнце таким должно быть?» Я отвечал: «Ну допустим».

 

— А сны детей – это настоящие детские рисунки?

— Да! Мы обращались к знакомым, а знакомые отправляли нас к своим знакомым. И как оказалось, материал для спектакля найти было легко, а вот заполучить не очень. Ведь для каждого родителя каляки-маляки его чада — это шедевр, это такая ценность. Но мы отсканировали каждый гениальный рисунок, и стали работать уже с копиями, обрамлять их, придумывать истории. Но отталкиваясь, конечно, от самой картины, от ее названия. Вот он черканул на бумаге черточку, потом вот так вот зачеркал все красным карандашом, мама поспрашивала его и подписала внизу – «Свобода». И нам пришлось интерпретировать эти линии, включать фантазию. Это как с пьесой: ты прочтешь и увидишь в ней свое, а я что-то другое. Так получилось и у нас, только в нашем случае пьесой были рисунки детей.

 

— А был какой-то интересный случай?

— Очень редкий. Ребенок трех лет нарисовал ракету на трех листах. На первом была изображена сама ракета, с огнями, все как положено, на втором – след от нее, а на третьем – земля, от которой ракета оторвалась. Такое маленькое кино получилось. У ребенка покадровое мышление. Пабло Пикассо как-то сказал: «Каждый человек в детстве художник. Другое дело, останется ли он им, когда вырастет». А тут уж думайте сами как хотите (смеется).

— А вам снятся сны? Вы их фиксируете?

— Возможно, это мотив, который ты нащупал. Мне не снятся сны. В детстве снились, они были не очень хорошими, я от них просыпался и долго не мог уснуть. А потом в какой-то момент они перестали сниться. И я хорошо сплю. Но я знаю, что такое сон.

 

— Взрослых просили рисовать свои сны?

— Да. И знаешь, мы провели такое наблюдение: рисунки взрослых, а значит и их сны, очень резко отличаются от детских. Дети рисуют не задумываясь, и как правило это очень забавные, яркие, эмоциональные рисунки. Даже названия светлые: «Лето», «Какое-то веселье»… А один ребенок нарисовал картину, и мама подписала ее «Гать», а внизу расшифровала: канарейка, луна, солнце... А что в основном рисуют взрослые? «Иррациональность пожирает наш мир». И все в таком духе. Впечатление разрухи какое-то.

 

— Вы уже второй раз на Сахалине. Как вам остров?

— Чудесный, потрясающий остров. И я не устаю это повторять.

 

— Что-то было, что вы попробовали первый раз?

— Краб. Я первый раз в жизни попробовал настоящего краба. Первый раз увидел таких хороших людей. И это правда - у вас на острове люди какие-то настоящие, что ли.

 

Беседовал с режиссером,

а потом его сфотографировал

Сергей Омшенецкий

 

Другие посты на эту тему:

"Сновидения" - очередная премьера в театре кукол

Автор: Сергей Омшенецкий, 15 июня 2015, в 19:02 +9
Комментарии
Уважаемый гость, чтобы оставлять комментарии пожалуйста зарегистрируйтесь или войдите
Кто еще хочет на концерт Валерии? Розыгрыш билета!
Кто еще хочет на концерт Валерии? Розыгрыш билета!
"Сновидения" - очередная премьера в театре кукол
"Сновидения" - очередная премьера в театре кукол