Аркадий Довжик: жизнь продолжается

Аркадий Довжик: жизнь продолжается

Аркадий не любит, когда его называют бардом. Говорит, не чувствует себя им. Хотя 10 лет назад, когда в Москве ему вручали престижную международную премию «Филантроп», маститые музыканты называли его именно так. А я уж грешным делом подумала, что Аркадий недолюбливает бардов. Оказалось наоборот. Просто скромность.

На вопрос: «Где черпаете вдохновение?» смеется, говорит: «Это же работа, муторная, тяжелая работа. Вы ведь сюжеты делаете, должны понимать. Казалось бы, тоже творчество. Но если ждать вдохновение, можно ничего и не сделать».

Самая популярная песня Аркадия - «АН-24». Она стала негласным гимном Охи. Ее крутят каждый день по местному телевидению. Хотя Аркадий до сих пор удивляется, чем она так цепляет. Просто песня о суровом северном городке. Рассказывает, что иногда жители Охи перед отъездом на материк приходят к нему домой и просят спеть «АН-24», поплакать напоследок.

Родители Аркадия приехали на Сахалин из Белоруссии. Хотели подзаработать и уехать. А в итоге остались навсегда.

Спрашиваю у певца, какие планы. Грустно улыбается: «Не хочу ничего планировать. Плохой опыт». 20 лет назад перспективный музыкант, трубач, красавец-мужчина разбился, сломался, как говорит его мама (она же концертмейстер). Подробности смутные. Играли концерт с американским оркестром в одном из ресторанов Владивостока. Эйфория. И вдруг наш герой летит с огромной высоты – перелом 3-х позвонков. Целый год Аркадий не мог поверить в то, что случилось. Лежал, смотрел в потолок. А потом написал свое первое произведение – похоронный марш.

«Мне тогда казалось, что все, жизнь кончилась. Я перестал общаться. Сейчас, конечно, понимаю, что это глупость. Жизнь продолжается, просто в другом качестве».

Вместе с болью и разочарованием в жизнь Аркадия пришла поэзия. И через годы слава все равно нашла своего героя. Концерты, поклонники. И снова беда: погибает брат. Аркадий бросает музыку, казалось бы навсегда.

Сейчас Аркадий с мамой отдыхают в Аралии. Встретили нас не очень ласково, с подозрением. Я их понимаю. Нас, журналистов, мало, кто любит. Начальство санатория выделило нам кабинет для общения. У меня нет клаустрофобии, да и зал с зеркалами и окнами не располагает к страхам. Чисто, уютно. Но что-то не то. Ощущение, что у тебя тоже нет ног. Будто нет свободы. Не знаю, как объяснить. В итоге устроили маленькую революцию – концерт в холле. К нам с удовольствием присоединились другие отдыхающие и медперсонал.

Хорошие песни любят все. Лично меня больше всего поразила песня «Между небом и землей». Там такие слова:

между небом и землей

на коляске инвалидной

надо ехать по прямой

хоть прямого и не видно

мимо жизни не пройти

солнцу сердцем отозваться

всем успеть сказать «прости»

в песне быть, а не казаться

в песне быть, а не казаться

в жизни быть, а не казаться

между небом и землей

между небом и землей

на коляске день-деньской

мы кавалеристам братья

путь, конечно, не простой

до какого-нибудь счастья…

И вдруг ловлю улыбку Аркадия, так становится тепло на душе. А потом мы катались во дворе, разговаривали. Аркадий с мамой мне советовали сделать отдельный сюжет про директора Аралии, - говорят, мировой мужик. Я отшучивалась. Напоследок Аркадий сказал, что сегодня он впервые за месяц «вышел» за крыльцо санатория. И тогда я поняла, что все не зря. Возвращаясь на работу,  напевала: «между небом и землей» :-)

 

Автор: Нина Шалфей, 15 июля 2014, в 13:30 +2
Комментарии
Уважаемый гость, чтобы оставлять комментарии, пожалуйста, зарегистрируйтесь или войдите
Санкции США и Газпром
Санкции США и Газпром
Одним глазом: короткометражки (18+)
Одним глазом: короткометражки (18+)