Зимовка

Зимовка

Теплый августовский вечер клонился к закату. Волны белыми брызгами бились о сахалинский берег. В траве бесшумно ползла гадюка.Хранитель стоял с длинной палкой с гвоздем на конце и караулил гадюку. Удар в голову решил дело. Повесив гадюку на стену избушки, он аккуратно снял змеиную шкурку. Разрезав живот, с удивлением обнаружил, что змея недавно пообедала – небольшой птенец уместился в ее желудке.А затем было пиршество: порезав гадюку на небольшие кусочки, он отварил ее в соевом соусе. Затем, добавив специи и травы, пожарил на медленном огне. Мясо чуть-чуть отдавало уксусом, но это не портило кулинарной картины.День на мысе Грозном подошел к концу и Хранитель начал свой рассказ:«Этот стан достался в свое время Владимиру Бармину от бандитских разборок в девяностых. Хозяина убили, и участок обошелся покупателю не очень дорого.Рома, наполовину чеченец, охранял этот стан. С Барминым они подружились, и конфликтов до поры до времени у них не случалось. Но однажды Роман забухал и сгоряча направил на Володю ружье. Исход был печальным. Бармин отобрал ружье и накостылял Роме. Ствол он, конечно, забрал, но про патроны забыл. Это и послужило зачином к этому рассказу.А на стане у Ромы жила кошка Настя. Хорошенькая маленькая рыжая бестия с характерным кашлем из мордочки. Я спросил у Ромы о кашле Насти, и он ответил, что она ловит рыбу из холодных ручьев, поэтому и кашляет.Я не поверил, и утром мы с Ромой пошли на рыбалку за форелью. Настя неотступно шла за нами. Около небольшой заводи все остановились. Вокруг стеной стояли сахалинские травы. Как только закинули удочки, Настя напряглась. И тут я увидел, как добывается еда:Вдруг Настя прижала ушки и мгновенно скрылась в водоеме. Через секунду выпрыгнув из запруды она уселась на камень и с аппетитом стала уплетать только что пойманную форель.«Чудеса», - подумал я, а Настя, умывая мордочку, сидела рядом, мурлыкая.***Наступила зима. Бармин успел завезти на стан только первую партию продуктов для зимовки Ромы, а вторую - не позволила сахалинская погода. Перевал завалило снегом, и джип не смог пробиться к рыболовецкому стану. Началась зимовка…Помимо кошки на стане жили еще две собаки. Они были семейной парой и выросли вместе с кошкой, поэтому были очень дружны. Зима выдалась очень снежной и суровой. Бесконечные метели сделали невозможным даже перемещение между строениями на стане. Рома прокопал небольшие тоннели и смог перемещаться только по ним. Его друзьями долгими темными ночами были только его верные собаки и маленькая кашляющая кошечка Настя.Суровая природа поставила человека на путь выживания. С апреля наступил голод. Рома смотрел глубоко запавшими глазами на своих четвероногих друзей, и у него щемило сердце от жалости. Конечно, можно было спастись, убив собак, но в сердце этого человека жило благородство, и он не мог поднять руку на своих мохнатых друзей. Их совсем нечем было кормить.Рома долго копался в старом хламе, пока не нашел кусок водопроводной трубы и пружину от раскладушки. А потом все было делом его искусных рук: карамультук вышел наславу. Ружье заряжалось с дула и приводилось в действие курком с пружиной от раскладушки. Оно напоминало старинное фитильное ружье начала XIX века. Именно с такими допотопными ружьями воевали его далекие предки. И сейчас это придавало ему силы. Он выходил на охоту, чтобы спасти жизнь себе и своим любимым животным. Нарезав ивовых прутьев, он сплел снегоступы, без них тело уходило в снег по горло. Он знал, власти завезли на юг острова изюбров для размножения. Хоть стадо изрядно повыбили браконьеры, где-то недалеко он рассчитывал найти хотя бы одного.И Рома вышел из избушки…Даже в снегоступах ноги проваливались в снег по колено. Идти по тайге он мог с большим трудом и быстро терял силы. Тогда он двинулся к морскому обрыву. Солнце уже растопило снег на крутых склонах сопок и передвигаться вдоль берега было немного легче. Роме могли бы помочь его собаки, но сейчас они были бесполезны – они сильно оголодали, в их тела полностью уходили в мягкий весенний снег, поэтому он оставил их в избушке.У Романа темнело в глазах. Недоедание последних недель могло сейчас поставить точку в его жизни, но он думал о своих четвероногих друзьях, и это придавало ему силы.И вдруг на склоне сопки, высоко над морем против солнца он увидел силуэт изюбра.Сначала Роман подумал, что это галлюцинация, но по мере продвижения он понял, что это настоящий изюбр – его единственное спасение.Карамультук был заряжен, и Роман аккуратно, стараясь не издавать никакого шума, стал медленно подползать к зверю. Теперь он уже отчетливо видел его. Зверь был также истощен и голоден, как и человек. Его немного пошатывало от слабости. Шевеля ноздрями и щуря глаза изюбр смотрел в сторону моря.В этот момент Рома выстрелил. Изюбр упал как подкошенный. Водопроводная труба и забытый патрон сделали свое дело.Вырезав ножом столько мяса, сколько мог донести, Рома отправился в обратный путь.Две недели повеселевшая компания питалась мясом. Какие только мясные изыски ни придумывал удачливый охотник. Собачки и кошечка округлились, да и Рома уже с большим оптимизмом смотрел в будущее.На третьей неделе, взяв с собой куски мяса, он отправился в неблизкий путь к мысу Свободному, обменять добычу на хлеб. Снега стало заметно меньше, и уже можно было не опасаться за обратный путь. Так и вышло. Время до открытия перевала человек и животные благополучно пережили.***А весной кошечка «загуляла». Так как ее истошные крики совсем не нравились Роме, он попросил Бармина привезти Насте кота. Кот был настоящий красавец - сибиряк с роскошной шерстью и огромными усами. Собачья компания приняла его не сразу, но потом явно смирилась с его присутствием. Насте кот, конечно, понравился, и они все лето и осень блаженствовали, как могли.И вот полетели первые снежинки. Кружась, они тонким одеялом стали покрывать постройки на мысе Грозном.Все понимали трудность предстоящей зимовки, кроме кота. Вальяжной походкой, медленно переставляя лапы, он двигался через плац в сторону своей любимой кухни.А в разных сторонах плаца его уже поджидали собаки. Когда кот достиг середины поля, собаки сорвались со своих мест и окружили его. Медленно они двигались вокруг, замыкая кольцо. А кот, ничего не понимая, озирался по сторонам, шипя и скалясь. В какой-то момент собаки накинулись и разорвали кота. Видимо, пережив холодную и голодную зиму, они не могли допустить того, чтобы рядом жил лишний едок, боялись повторения ощущения мучительной слабости от недостатка пищи. Затем неторопливо, отряхивая шерсть и облизываясь на ходу, они затрусили в сторону кухни».Так печально закончилась история Хранителя о долгой зимовке, голоде, преданных друзьях и о несчастном коте, который так и не успел понять, за что же он пострадал.
Автор: Хранитель, 18 декабря 2013, в 10:06 0
Комментарии
Уважаемый гость, чтобы оставлять комментарии, пожалуйста, зарегистрируйтесь или войдите
Промышленные масштабы копирайтинга ценятся все больше
Промышленные масштабы копирайтинга ценятся все больше
Рождественский Концерт
Рождественский Концерт