Рассказы Шукшина. Три часа счастья.

Рассказы Шукшина. Три часа счастья.

Когда я собиралась на «Рассказы Шукшина», то уже заранее во мне разливалось тепло.   Я заранее знала, что мне будет хорошо.

Я была готова смеяться и плакать (хотя и так на всех спектаклях рыдаю, иногда даже на комедиях, ненавижу в себе эту геббельсовскую сентементальность) в общем делать все, что заставили бы режиссер и артисты.

Я шла не на материал.  Я не люблю Шукшина, он самородок, душа русского народа и бла-бла, но он не мой автор. Но не люблю его фильмы, не люблю его прозу. Не потому что считаю плохими, просто дело вкуса.  

«Рассказы Шукшина» - очень известный спектакль, но если вам лезть в гугл, то расскажу, что поставил его в 2008 году в Театре Наций, который возглавляет Евгений Миронов Алвис Херманис, режиссер с мировым именем. Это кстати, был его дебют в России.

В основе спектакля несколько рассказов Шукшина – «Жена мужа в Париж провожала», «Степка», «Срезал», «Беспалый», «Степкина любовь», «Сапожки», «Микроскоп» и другие. Спектакль, кстати, был признан лучшим спектаклем в сезоне 2008 – 2009 года в России.

Я шла на Чулпан Хаматову и (главное) Евгения Миронова. Мне хотел увидеть их игру.

Чулпан на пресс-конференции кокетничала, что напросилась к  Херманису «играть хоть кактус». Она и сыграла почти это – речку. И еще с десяток ролей: деревенскую замученную работой бабу, которой «повезло раз в жизни» - муж купил дорогущие (65 рублей!) сапожки.

И блядовитую стерву из интеллегенции

И жену у которой муж, сволочь, на последние деньги купил микроскоп

И несчастную, жадную Валю

И немую девчонку

И пропивошку с сизым носом. У этой противошки за все время одна реплика, но дама такая колоритная, такая яркая,  что один ее сизый нос и суетливые манеры говорят о ее жизни яснее любого монолога.

Евгений Миронов – прекрасен. Его теплота так коррелируется (простите за такое слово, синонима не нашла) с характерами шукшинских персонажей.  Кажется, кого ему еще играть? Он нашел такие оттенки, такие интонации, что его персонажам, (даже Глебу) начинаешь сопереживать с первой секунды.

И влюбляешься в них сразу. Ты жалеешь Кольку, который обезьянничает, чтобы не разрыдаться от отчаяния,

и Степку – дурака,

и Беспалого, который ради этой стервозы – своей жены и белье стирал в машинке и пальцы себе отрубил….

Спектакль сделан очень лаконично – из реквизита только длинная лавка, которая служит и кроватью и столом и уличной лавочкой и медицинским кабинетом. Фоном к рассказам служили фотографии реальных жителей родной деревни Шукшина – Сростки.

И этого хватало. Кажется Херманис вычистил материал, вернее, не стал лепить на него лишнее.

Для меня этот спектакль стал очень личной историей. Он ответил на один мой вопрос. Я не понимала, почему в жизни моего мужа, выросшего в деревне, она играет такую роль. Я не испытываю сильной ностальгии по городку в котором выросла, могу не ездить туда годами, а его деревня тянет. Теперь мне стало понятно почему. Шукшинские персонажи мне это объяснили. Они готовы умереть без своей деревни, готовы бежать из тюрьмы за три месяца до окончания срока оттого, что их заела тоска по дому.

Деревня это семья, это дом, это место которое принадлежит тебе и которому принадлежишь ты. Жителям городов трудно понять это чувство принадлежности, у нас нет «своей» речки, полей, леса. Мы на природе гости. Деревенские – часть ее.

P.S. На спектакле я так ни разу не заплакала. Плакала, когда артисты вышли на поклон – от жалости, что все закончилось.

 

Автор: Любовь Барабашова, 4 июля 2014, в 07:43 0
Комментарии
Уважаемый гость, чтобы оставлять комментарии, пожалуйста, зарегистрируйтесь или войдите
Обзор сообщений в АСТВ за неделю!
Обзор сообщений в АСТВ за неделю!
«А зори здесь тихие». Опять ремейк
«А зори здесь тихие». Опять ремейк