Три бесконечно долгих дня

«Теория шести рукопожатий родилась в голове американского психолога в конце шестидесятых. По ней, все люди на земле знакомы друг с другом через цепочку из пяти человек. В случае с четырнадцатью сахалинцами эта цепочка физически, ощутимо сжалась. 10 лет назад в катастрофе вертолета на Камчатке погибли не представители власти, а люди так или иначе связанные с каждым из нас. Ни один из моих коллег не будет отрицать, что в те августовские дни - мы не спали, мы старались верить и пытались не плакать. Но даже сегодня, пересматривая архивные съемки трудно сдержаться … Будто это случилось вчера….»Это текст моего стендапа для телевизионного сюжета, который вышел накануне. Мне не пришлось его придумывать или «рожать». Вся эта трагедия десятилетней давности оставила очень четкий и личный след у меня в душе. Летом 2003 года я была совсем еще девчонкой, всего два года на телевидении, море азарта, огня в глазах. Почему-то, одной из немногих, видимо, телерепортеров, мне нравились «протокольные» съемки. Они и до сих пор мне нравятся. Кабинетные заседания чиновников – это всегда увлекательно! Кто-то из моих коллег покрутил бы пальцем у виска, пожалуй ? Но вот за счет это интереса к «официозу» я хорошо познакомилась со всеми пресс-службами, мозолила глаза чиновникам разных уровней, в общем пообтерлась в этой среде. Причем работа с представителями власти «Тогда» и «Сейчас» - это две большие разницы. Можно было запросто позвонить вице-губернатору, любому, и попросить об интервью на любую тему. Потом выслушать пару шутливых замечаний от пресс-секретарей администрации области. Я как сегодня помню этот день. Мы с другом Серегой Красноуховым записывали интервью для рубрики программы «Полный подъем». И кто-то сказал: «Слышали, вертолет с губернатором пропал». Да ну! Не может быть подумали мы синхронно… А потом с такой детско-наивной циничностью начали обсуждать. Что такие катастрофы – всегда хлеб для журналистов. Шутки кончились через пару часов. Мы поняли, что вертолет действительно пропал. День или два в глубине души еще жила надежда на то, что все обойдется. Там были наши знакомые, хорошо знакомые нам люди. Которые просто не могли погибнуть. Этого просто не могло быть. Мы ночевали на работе или в пресс-центре администрации области. Разговаривали до утра, следили за информлентами, выпивали, но даже как-то не замечали этого. Три бесконечно долгих дня. Которые оборвались 23 августа. Их нашли. Мертвых. Всех. Ночное отпевание в храме. Мы стояли на балконе с камерами. В горле комок, стыдно и больно смотреть на родственников, к которым испытываешь бесконечное сочувствие, но все же вынужден все это снимать. Замерший в безветренной жаре город. Никаких автомобилей. Только знакомые голоса из громкоговорителей. Как будто началась война. Огромное горе, которое свалилось почти на каждого. Душный запах цветов. Похороны. Ступор. Вчера я пересматривала архивные выпуски своего родного «Нашего Дня» и слезы щипали глаза. И плакать как-то поздно. 10 лет прошло. А все как будто было вчера.
Автор: Мария Денисенко, 20 августа 2013, в 02:34 0
Комментарии
Уважаемый гость, чтобы оставлять комментарии пожалуйста зарегистрируйтесь или войдите
И СНОВА О ВЫБОРАХ...СПРАВЕДЛИВОСТИ И НЕ ТОЛЬКО
И СНОВА О ВЫБОРАХ...СПРАВЕДЛИВОСТИ И НЕ ТОЛЬКО
Я РАЗГАДАЛ ЗАГАДКУ АСТВ
Я РАЗГАДАЛ ЗАГАДКУ АСТВ