Откаты, откаты

Как и обещала, выкладываю подробности уголовного дела и суда над майором ФСБ Сергеем Слесаревым. Интересны в этом деле даже не те детали, которые обсуждались в суде, а те, что почему-то остались на заднем плане. Вот на них и остановимся. Итак, в мае 2009 года недавно назначенный на должность начальника продовольственной службы Сахалинского пограничного управления береговой охраны ФСБ России Сергей Слесарев стал подыскивать поставщика, который поставлял бы в СПУБО мясо. Контракт это очень выгодный. Объемы – десятки тонн свинины и говядины, которая идет на питание пограничников в столовых и на пайки. Суммы контрактов – десятки миллионов рублей. Продукцию, соответствующую заявленным требованиям (так называемым ОСТам) согласилась поставить одна компания из Омска. Она вышла на аукцион и выиграла его. Пошли поставки. И тут выясняется, что мясо не того качества. Представитель поставщика приехал на Сахалин решать вопрос. Как он его решал зафиксировал диктофон, закрепленный на теле ветеринарного врача, от которого зависела судьба партии мяса – оставят ее на острове, или вернут. Состоялся прекрасный диалог. Поставщик: Какой выход, чтобы не было возврата?Ветврач: Ваши предложения?П.: Мы хотим компенсировать вам моральный ущерб, оставить все это, чтобы не было возврата и вообще хотели вам сделать предложение. У нас поставки будут постоянно. Хотели бы через вас. В.: Говорите, я слушаю. Как выйти из этого положения. Забрать или вернуть.П.: Оставить. От общей суммы контракта 3 процента. Это обычная, хорошая ставка. В.: Три процента? Хорошая ставка, я не понял. Вы мне предлагаете в качестве бонуса? П.: Да, чтобы оставить. Забираю акт, вы мне даете счет, получаете эту сумму. А я забираю акт. В.: Это так получается сотрудничать? …. П.: А вам Слесарев не давал? В.: С ним согласовывали, да?П.: Мы с ним работали. Я думал, он с вами делится. В.: Нет конечно. Ну, я понял вас. У нас управление. Я считаю, у нас все честные, бонусы, взятки не берут. Я же рискую, рискую. Меня уволят. П. : Найдите родственников. Паспортные данные. Переводите и никаких проблем. Он спокойно получает в сберкассу.В. : Меня выявят и уволят. П.: Работали с Курилами. Все люди получают деньги, служат спокойно, работают. В.: С другими у вас как решен вопрос? П.: Обычно от общей суммы 2 – 3 процента получают начальник продовольственной службы и врач. В.: А мне сколько предлагаете, 3 процента?….П.: Даете данные родственников и получаете это везде. Так работают на Камчатке, на Сахалине, в Москве, и во Владивостоке. Общепринятая практика. Механизм очень прост. Паспортные данные человека, которому доверяете. …. Это не взятка. В.: Понятно, премия. Ну и так далее. Кстати, в конце торга поставщик предложил округлить процент до пяти. Ветврач за заключение, что мясо качественное, должен был получить 100 тысяч рублей. Но поставщика задержали компетентные органы, диктофонную запись приобщили к расследованию. И тогда руководство компании написало заявление на этого самого ветврача, который чинил препятствия поставкам и на начпрода Слесарева, который, если верить заявлению давно стоял на довольствии у этой фирмы и активно вымогал взятки. Вот, например, цитата из заявления: «По результатам торгов ООО было признано победителем и с компанией был заключен государственный контракт. По окончанию аукциона к представителю ООО обратился начальник продовольственной службы Сергей Александрович Слесарев, который сообщил, что при исполнении государственного контракта у нас, скорее всего, будут возникать различные проблемы, в виде недостачи, забраковки или еще какие-либо. Данные проблемы возникнут, потому, что наша организация является «посторонней» и не работает ни с кем из должностных лиц Сахалинского ПУБО, В этом же разговоре Слесарев предложил свое покровительство, которое с его слов, исключало возникновение каких-либо проблем»По словам заявителя, откат Слесарева составлял 3% от стоимости контракта. Судя по движению на его карте, за полгода он получил от поставщика больше миллиона рублей. А потом стал требовать больше денег, якобы для того, чтобы делиться с ветврачом. Когда поставщик отказался платить, то стал чинить различные препятствия. Список препятствий прилагался. В сентябре против Слесарева возбудили уголовное дело по факту получения взятки. На его карте находились на тот момент 800 тысяч рублей. Но на суде все 12 присяжных заявили, что факта получения взятки не было. Аргументы Слесарева и его защиты они признали более убедительными, чем позицию обвинения. Сами представители компании на суде говорили, что платили Слесареву "за погрузку, разгрузку" - то есть за то, что он организовывал доставку и разгрузку товара на Шикотане. По при этом добавляли, что вообще-то транспортные расходы входят в стоимость госконтракта и они могли бы не платить. Но ведь пллатили же....Майор говорил, что средства на карточку ему переводили для помощи в организации транспортировки мяса на Курилы. Платежки транспортным компаниям были представлены. А оставшуюся сумму Слесарев на первом же допросе изъявил готовность вернуть. Но дело в том, что пока шел процесс десятки тонн закупленного мяса лежали без движения – помните, что история закрутилась с того, что пробы одной партии не соответствовали качеству? Позднее в других был найден антибиотик тетрациклин. Кое-что пограничники успели распродать по сниженной вполовину цене, а что-то так и осталось на складах. Срок годности вышел. Ущерб бюджету составил 8 млн рублей. За него кто-то должен отвечать. Кстати, удивительно, но почему-то СПУБО не стало подавать иск против компании, которая поставила, по их мнению, некачественный продукт. Хотя возврат неликвида - это обычная практика. Дело против Слесарева переквалифицировали. Теперь его обвиняли уже в мошенничестве. Якобы он заведомо разместил заказ на мясо худшего качества, чтобы потом «доить» поставщика. Суд, напомню, признал его виновным и дал 5 лет. (Если спросите моего мнения, то я скажу, что скорее всего, он будет сидеть и обжалование приговора толку не принесет. Но это частное мнение.) Не буду втаскивать вас в эту мясную историю, потому, что ясности там нет никакой. Слесарева обвиняют в том, что он купил для пайков мясо, которое для пайков не предназначено – его можно только направлять на промышленную переработку. В суде фигурировали 4 заключения всероссийского института мясной промышленности, но все они составлены так, что до сих пор непонятно, что там с этим мясом. В одном заявляется, что то мясо, которое закупил майор предназначено в том числе для розничной торговли и сети общественного питания. Потом этот же институт пишет, что это мясо можно пускать только на полуфабрикаты, консервы и колбасу… При этом сразу сообщу, что Слесарев закупил не какие-то обрезки жил или просроченные коровьи хвосты. Нет, обычное мясо, которое в тот момент сотнями тонн покупали все – от ФСБ до ФСО, от Минобороны до МВД. Покупали и ели. И не жаловались. Всем санитарным нормам оно соответствует. Об этом институт тоже сообщал. Но хотя защита и обвинение рубилась именно вокруг этого мяса, меня больше интересует не оно, бог бы с ним. Меня интересует то, что так буднично и просто говорил представитель фирмы в разговоре с ветврачом. Он признавал, что компания платит взятки, но в уголовном деле они являются потерпевшими. Думаете проводились проверки по тем «людям с Курил, которые получают деньги и спокойно служат»? Не знаю, может и проводились – в СПУБО вроде согласились прокомментировать дело Слесарева, но так и не перезвонили. Но даже если проверки и прошли, они ничего не выявили – все, кто служил со Слесаревым, все его начальники или уволились или переехали с Сахалина. Сидит только он один. Защита Слесарева подготовила жалобу в которой спрашивает - почему обвинения строится исключительно на показаниях людей, которые не скрывают, что дают взятки? Может они хотят оговорить майора, чтобы самим избежать уголовной ответственности?
Автор: Любовь Барабашова, 22 августа 2013, в 12:26 0
Комментарии
Уважаемый гость, чтобы оставлять комментарии пожалуйста зарегистрируйтесь или войдите
Паркуюсь как хочу, как наказали хама!
Паркуюсь как хочу, как наказали хама!
Форум "Острова" 2
Форум "Острова" 2