Военный летчик Анатолий Казаков: Вертолет мы готовы были поднять за каждым солдатом

Военный летчик Анатолий Казаков: Вертолет мы готовы были поднять за каждым солдатом

О первых боевых вылетах, потере друзей и невыносимой тоске по небу в интервью ко Дню памяти воинов-интернационалистов

Анатолий Казаков служил в пограничных войсках в 1986 году. Совершил 103 боевых вылета на территорию Афганистана. Имеет почетное звание «Заслуженный военный летчик РФ». Несколько лет назад Анатолий Филаретович уволился в запас. Сейчас занимает должность заместителя руководителя контрольного управления Анивского района.

- Как Вы попали в Афганистан?

- Война началась в 1979 году. Я в то время учился на втором курсе летного училища. Нас было 365 человек. Все мы написали рапорта с просьбой отправить нас в Афганистан для прохождения военной службы. Естественно, мы тогда мало что умели. Нас не послали на войну. Нужно было закончить учебное заведение, набраться боевого опыта, потом командование принимало окончательно решение. Для меня этот момент наступил в 1986 году. Командир полка меня вызвал к себе и сказал: «Анатолий, ты готов отправиться туда». В апреле я улетел. Это была первая командировка. Семья очень переживала. Дочке тогда было три года. А когда оказываешься там, все мысли только об одном. Как спасти экипаж и выполнить задание.

Испытываешь боль, когда везешь человек пятнадцать, а кто-то из них от тяжелых ран умирает по пути. 

- Какие выполняли задачи?

- Я служил в пограничных войсках. То есть постоянно в Афганистане не находился. Все вылеты были только с территории СССР. Мы отрабатывали задачи и снова возвращались на Родину. Всего у меня было 103 боевых вылета. Наша команда доставляла боеприпасы, продовольствие. Раненых с поля боя доставляли в СССР. Больно вспоминать, когда везешь человек пятнадцать, а кто-то из них от тяжелых ран умирает по пути. Слезы и у меня капали. Туда брали сильных духом, молодых, здоровых парней. За каждым солдатом или офицером, который попал в трудную ситуацию, мы готовы были поднять вертолет. Старались поддержать. Как говорится, до последнего патрона потратить на врага, чтобы нашим было легче. Весь 1986 год у меня связан с Афганистаном. Тогда мне было 25 лет.

- Переживали за другие экипажи?

- Да. Ведь, когда находишься там, о тебе все думают. А ты просто там работаешь. Потом возвращаешься. Летит другой экипаж. И все мысли только об этих ребятах. Как они там? Справятся ли? Приходилось и тяжелые известия получать. Был у нас такой Карпов Володя. Командир боевого звена. Во время одного из полетов по нему выпустили стингер. Вертолет взорвался в воздухе, весь экипаж погиб. Посмертно ему дали орден Красного Знамени. Но не в наградах же дело. Жалко сильного человека. Он не одно поколение летчиков воспитал. И вот так его не стало. Много потеряли друзей.

Всегда вспоминаю слова одного главаря банды.

- В Йошкар-Оле открыт памятник летчикам, которые погибли в Афганистане?

- 54 человека мы потеряли за 10 лет войны. Этот памятник сначала стоял в Туркменистане. В городе, куда мы прилетали в командировки. После распада СССР его выкинули на склад. А потом разрешили приехать и забрать все, что от него осталось. На этой основе и создан новый памятник в Йошкар-Оле. Он гранитный. Вписана фамилия каждого летчика. Туда приезжают со всей России. Родители, дети, внуки возлагают цветы. Это очень тихое и хорошее место, там установлен колокол. Каждый может подойти и ударить в него. Души погибших бессмертны. Они навсегда останутся в нашей памяти.

- Задумываетесь над тем, нужна ли была эта война?

- Сейчас по-разному рассуждают. Нужна ли была эта война? Но ребята погибали, выполняя свой долг перед Отечеством. Когда думаю об этом, всегда вспоминаю слова одного главаря банды. Во время интервью американскому телевидению он сказал: «Когда русские ушли из Афганистана, я зарезал барана, накрыл богатый стол и угостил всех своих гостей. Прошло десять лет. Теперь я готов десять баранов зарезать, десять раз накрыть богатый стол, чтобы русские вернулись и также нам помогали. Они принесли много добра, учили жить!» Мы участвовали в воспитании людей, которые сейчас живут там. Это важно и можно много рассуждать об этом. Но 15 февраля должно быть памятной датой. Мы помним о тех, кто погиб. И о них не должно забывать подрастающее поколение.

А вдруг внуки пойдут по моим стопам?

- В комнате у Вашего младшего внука стоит необычный тренажер. Расскажите подробнее о нем.

- Всего его части списаны с настоящего боевого вертолета. Есть приборная доска, рычаг управления, педали. Все работает. Можно завести часы. Агрегат для меня собрали перед увольнением в запас. Со временем хотел выбросить, но дети не дали. А вдруг внуки пойдут по моим стопам? Тоже станут летчиками. Младший часто садится и играет. Расспрашивает, что к чему. И друзьям его очень нравится.

- Скучаете по небу?

- Я летал всю жизнь. 35 календарных лет в небе провел. Естественно, прикипел к нему. О профессии летчика я мечтал с детства. Когда ты больше не можешь сесть в кабину боевого вертолета, то нападет тоска. Чем дальше, тем сильнее. Не исключено, что снова сяду за штурвал, но в гражданской авиации.

Автор: Дарья Трилицкая, 15 февраля 2016, в 20:12 +6
Другие статьи по темам
Место
Комментарии
Уважаемый гость, чтобы оставлять комментарии пожалуйста зарегистрируйтесь или войдите
По другую сторону решетки: экскурсия в следственный изолятор
По другую сторону решетки: экскурсия в следственный изолятор
В «Лыжне России» на Сахалине и Курилах приняли участие более пяти тысяч человек
В «Лыжне России» на Сахалине и Курилах приняли участие более пяти тысяч человек