Все, что настоящее, то для меня – это рок. Вадим Самойлов в «Пятой власти»

Фото Денис Винарь

Все, что настоящее, то для меня – это рок. Вадим Самойлов в «Пятой власти»

Теплый разговор поклонников с музыкантом о политике, музыке и хипстерах

Вадим Самойлов прилетел на Сахалин из Владивостока утром 13 декабря. Его встреча с блогерами «Пятой власти» была назначена на 13.30, все собрались в зале «Мега Палас Отеля» к назначенному времени. Но Вадима все не было. Мы терпеливо ждали целый час, понимая – музыкант перелетает из одного города в другой, меняет часовые пояса, каждый вечер выступает. Он катастрофически не высыпается и очень устал. 
 

Больше всех волновался наш блогер Сергей Макаров. Именно во многом ему и состоялась эта встреча – он вел переговоры с представителями музыканта, решал организационные вопросы.  Серега, в ожидании Вадима, поправлял свой красный галстук и сверялся с вопросами на листочке.

А потом появился Вадим – очень клевый, очень теплый и искренний.  И получился разговор.

Сергей Макаров: Сегодня у нас встреча с певцом, композитором, легендарным основателем группы «Агата Кристи» Вадимом Самойловым. Я Сергей Макаров, я не журналист, а блогер и эту встречу буду вести я. И сразу хочу спросить. Сейчас конец года, время вспоминать то, что произошло. Что с вами случилось за 2015 год? Назовите самые замечательные события, или наоборот?

Вадим Самойлов: Я не делю события на плохие и хорошие. Я не склонен давать такие оценки, потому что все в мире имеет двунаправленные значения. Вот поехали мы в тур – здорово. Но я не высыпаюсь.

Наверное, все же тур с песнями «Агаты Кристи» самое главное событие. Я думаю, что весь сезон до конца весны я буду занят в этом проекте. Второе, что хочется отметить – события на Донбассе. И то, что я стал принимать участие в культурных мероприятиях там, для меня знаковые вещи. Насыщенный год получился. Ностальгические концерты, мы отыграли с братом. Неожиданный был проект, но очень удачный. 

Сергей Макаров: То, что бы побывали в Донецкой республике, в Луганске как-то отразится в вашем творчестве?

Вадим Самойлов: Отразится. Но я не сторонник такого документального творчества. Не будет реализма в явном его виде. Но в любом случае что-то об этом будет. Потому что впечатления сильные. Вообще, когда там побываешь, в экстремальных условиях, то вся человеческая природа вылезает наружу. Она становится очевидной. Без фальши, без возможности кого-то ввести в заблуждение. Там ты многое черпаешь для себя – много поступков, людей, характеров.  Все это потом складывается в жизненные впечатления, которые потом опосредованно проявятся в творчестве. Хотя, не исключено и то, что мне захочется сочинить что-то про Донбасс. Прямо и без аллегорий.

Любовь Барабашова: Владимир Шахрин, который тоже бывал у нас в гостях как-то сказал, что рок – музыка 20 века. Что в 21 веке ничего достойного в этом жанре не было написано и уже не будет. Вы согласны с этим? И если да, то какая музыка станет музыкой 21 века?

Вадим Самойлов: Я согласен в том смысле, что и сам не воспринимаю рок только как жанр музыки. Потому, что в центре искусства должен быть смысл, который современная культура теряет. Потому что очень много поп-атрибутов, таких выдуманных, развлекательных жанров искусства. Даже очень много рок-музыки, например глэм-рок, гламурный рок имеется ввиду, которая выглядит также, как настоящий рок - то есть жужжит, прыгает, орет, морды красит, но не обладает внутренним содержанием. Поэтому, я для себя лично слово «рок», отношу к способу мировосприятия  и способу самооценки мира. Все, что настоящее, я лично для себя определяю словом «рок». Конечно, наверное, это не самый правильный термин, это наверно такая специфика нашего русского рока. В эпицентре русского рока все-таки стоит поэт, который о чем-то думает и который транслирует мысли людям.

Что касается жанра как такового музыкального, я в этом смысле не согласен, потому что современная музыка, которую молодые ребята делают, она очень фьюжн. Там все смешано, и там еще острее стоит вопрос содержания. Вот если оно есть, это будет заметно в любом жанре искусства, в любой форме, это может быть регги, рок, электроника. Но самое главное, на повестку дня выходит именно это – смыслы. Поэтому все, что будет со смыслом, лично для меня будет считаться рок-музыкой.

Любовь Барабашова: Приведите пример такой музыки.

Вадим Самойлов: Например, «Агата Кристи» (смеется). Из молодых, к сожалению, пока еще я ничего не услышал, что хотелось бы выделить, хотя я очень много молодой музыки слушаю. Но я слышу очень много обращений к внутреннему миру человека, что уже хорошо. Молодые очень много поют о себе, о чувствах, о каких-то вопросах. Есть в этом правильная субтильность по отношению к миру внешнему. Мне кажется, мы сейчас живем в эпоху накопления, перехода количества в качества. Потому что для меня совершенно очевидно, что новый звук уже есть, и новое искусство есть, и новые группы есть тоже. Они какие-то вот такие, между поп и рок звучанием, о чем-то поют таком – о себе какими-то словами, не очень связанными. Мне просто кажется, что пройдет еще года 3, 4, 5, вот это поколение окончательно сформируется. Двадцатилетние наберутся жизненного опыта, и когда в 37 лет  войдут, в кризис среднего возраста, кто-нибудь из них сформулирует все-таки более четко, что это за поколение, какое оно, ценностные эти вещи, и начнет что-то транслировать. Нужно просто подождать, когда самородок родится, а он родится в этом кипении. Кипение есть точно.  Так что, я думаю, ждать осталось совсем недолго.

Руслан: Здравствуйте, меня зовут Руслан, я задам один из самых важных, на мой взгляд, вопросов. Все мы знаем, что вы готовите сольные проект и очень хотелось бы знать, что нас ждет в плане музыкального звучания, в плане содержания текстов, хотя бы вкратце вы можете как-то охарактеризовать?

Вадим Самойлов: Я из этого никакой тайны не делаю. И более того, я не то, чтобы готовлю сольный проект. За эти почти 30 лет с «Агатой Кристи», меня абсолютно отвадило от вот этих шоу-биз-подходов. Потому что в принципе есть  культура как таковая, искусство, музыкант на сцене, министрель на площади, а есть инструменты реализации ее. И я обожаю первое и достаточно снисходительно отношусь ко второму. Поэтому я сейчас придерживаюсь такой точки зрения - сочиняю, что сочиняется, и исполняю, где хочется. Захочу, сегодня на бис что-нибудь спою. Захочу, на фестивале каком-нибудь в каком-нибудь Смоленске спою новинку какую-нибудь.

Мне нравился тот период, когда русский рок еще только открывался, фестивали первые 85-й, 86-й, конец 80-х годов. Прошел концерт питерского рок-клуба где-то в 84-м году, там группа например «Кино» и «Аквариум» выступают. Потом через полгода на другом фестивале слышишь их же, но они звучат уже чуть по-другому, песня поменялась. Еще через год – снова другое звучание. И в этом был такой живой процесс нормальный.

А сейчас, вы все знаете, должен быть релиз, потом пресс-релиз к нему, потом к нему клипчик, потом к нему пиар-план… Меня прям тошнит от этого, я не хочу этим заниматься. Поэтому не то, чтобы я что-то готовлю, я не хочу даже так называть. Понятно, что проект с песнями «Агаты Кристи» нельзя эксплуатировать бесконечно. Мы сыграли ностальгические концерты, увидели, что огромное количество людей, причем новых людей, которые даже еще не знали, что такое «Агата Кристи» пришли. И собственно в результате этого я решил, что надо ехать в тур. Конечно, это не надо каждый год делать. В 18-ом году будет 30-летие группы, наверно будет иметь смысл повторить тур «Агата Кристи. Все хиты». С братом или без брата, неважно, как получится.

А что будет дальше? Ну, конечно, что-то буду играть из «Агаты Кристи» естественно, потому что это три фундамента больших - «Агата Кристи», мой сольный проект «Полуострова», ну и какие-то новые песни. Из этого всего будет сделано что-то, что по звучанию, по стилю будет продолжением «Агаты Кристи».  Потому что «Агата Кристи» это не высчитанный музыкальный продукт. Это созданный нами самими, исходя из нашего вкуса, из наших умений, стиль. Это симбиоз электроники с гитарами, и, в принципе, в этом смысле ничего не изменится.

Но вы правы в том, что, наверное, мысли какие-то появятся. А что именно появится? Если брать «Агату Кристи», то наверно вы заметите, что в большинстве своем персонажи творчества группы это некие созданные образы. Это такое чуть-чуть отстраненное, это сказочки небольшие. Только в последнем альбоме «Эпилог» уже больше проявляется «я». Это нормальное движение художников, потому что со временем ты растешь, развиваешься, приобретаешь жизненный опыт и желание говорить от первого лица. Это очень индивидуальный путь. И плюс мы, в принципе, с Глебом очень разные, поэтому это основное, что привело не к распаду, а к решению разойтись и творить отдельно. Тогда же не было такого события, какой-то ссоры, которая привела к тому, что  мы больше не работаем вместе. В последнем альбоме «Эпилог», если вы заметите, там конкретно 6 песен одних, 6 песен других. И мы с огромным трудом даже их-то подобрали. Мы поставили конфликт - есть такой мир, а есть другой. И правда где-то посередине. Просто сейчас каждый из нас решил эти пространства свои дальше развивать. Просто, видимо, какой-то период в жизни закончился, когда мы вместе должны были это делать, и сейчас порознь. Это нормально, такое взрослое решение людей.

Сергей Макаров: А вы песни Глеба слушали новые?

Вадим Самойлов: Кое-что слушал, да.

Сергей Макаров: Скажите, какие вас зацепили? Ну пряма понравились?

Вадим Самойлов: Вы знаете, мне в целом очень много там нравится. И точно также много бы я сделал по-другому. Но в любом случае, я очень рад тому, что он занимается тем, чего хочет, и желаю ему успехов. Просто я считаю не очень корректным обсуждать какие-то такие плюсы и минусы, один на один на эту тему мы можем поговорить и разговариваем. Но могу сказать, что Глеб  по-прежнему остается талантливым автором, и у него слово интересное, есть, что послушать.

Наталья: Добрый день, меня зовут Наталья, я хотела бы спросить, у нас кризис в стране, он сказался на ваших концертах, на их посещениях?

Вадим Самойлов: Нам вообще, кстати, везет, мы когда в тур «Эпилог» ездили, тоже в стране кризис был. (смех) Вы знаете, спасибо больше судьбе, у нас все вот хорошо в этом смысле. Залы собираются, и мы стараемся насколько возможно с организаторами как-то поговорить, чтобы билеты были более менее доступные, хотя, конечно, это во многом даже от них не зависит. Но кончено бы хотелось когда-то выйти на большие площадки, чтобы были дешевые билеты. Потому что ну дорого действительно, полторы-две тысячи для студента, для молодого человека-  дорого. Но поскольку нас давно не было с этими песнями, то в принципе мы собираем хорошо.  

Ирина Нефедова: Здравствуйте, меня зовут Ирина, я блогер, у меня, два вопроса, если можно. Первый вопрос. Как человек творческий, всегда интересно, откуда вы черпаете вдохновение, из каких источников?     

Вадим Самойлов:  Вы знаете, я читаю, что раз уж ты называешься творческим человеком, то ты потому и называешься, что это в тебе живет. Как и в любом человеке. Мне вообще не нравится, когда людей делят на творческих и нетворческих. Потому что творчество в том или ином виде в каждом человеке представлено. Неминуемо представлено, человек и состоит из этого творчества. И творчество начинается вот с этой хотелки, с желания маленького ребенка что-то потрогать. И собственно в этом и заключается наше «по образу и подобию божьему», да, в кавычках, потому что мы отличаемся от животного тем, что у нас есть вот это нечто, которое заставляет нас чего-то желать. И вот это и есть искра божья, которая стимулирует жизнь как таковую. Поэтому, я считаю, что в течение того, как мы приобретаем жизненный опыт, и вокруг нас этот мир все вырисовывается, вырисовывается, мы становимся менее ограниченными в своих первичных впечатлениях, и эта искра, она гасится тихонечко. И все становится таким….. Мне кажется, это испытание, которое каждый человек проходит. То есть это и есть сложность нашего мира, что мы вроде как обладая вот это самой творческой искрой изначально, попадаем в мир, который нас начинает гасить. Он  нас гасит, гасит, гасит, мы всю жизнь боремся с тем, чтобы не перестать быть вот этим творческим человеком, не перестать чего-то хотеть, куда-то стремиться и что-то делать. Это все внутри человека находится.

Ирина Нефедова: Спасибо большое. Ну вот как раз про куда стремиться, о поисках себя в этом мире. Вы к чему стремитесь, чего ищете, а что может быть уже нашли?

Вадим Самойлов:  Мне кажется, самое главное, чего нужно искать, это понимание того, что вот этот поиск - это и есть твоя жизнь. Что в жизни не нужно искать никаких других смыслов, кроме того, что она есть. И что смысл именно в ней самой, в возможности проживать это все. Именно вся совокупность жизненных переживаний и составляет нашу жизнь. Правильно? Вот это все пространство наших переживаний – это и есть жизнь. Оно было в этом мире, в Древнем Египте, будет там еще дальше, миры меняются, а смысл жизни одинаков. Душа заходит в тело, начинает жить, начинает получать удары от мира и все это переживает, любит, страдает, это и есть жизнь.

Артем: Добрый день, меня зовут Артем, несколько необычный вопрос, а может быть и обычный для вас. Вадим, скажите, пожалуйста, каким своим поступком, достижением вы больше всего гордитесь, а о каком, напротив, больше всего сожалеете?           

Вадим Самойлов:  Перестал оценивать себя таким образом, да и вообще-то никогда не оценивал. Потому что, продолжая нашу так сказать псевдофилософскую беседу, могу сказать, что жизнь так устроена, что в ней все двубоко. Я вообще не привязываюсь к своим достижениям, потому что лучше уж открывать в себе что-то новое, когда ты только начинаешь гордиться собой, что ты сам себе такой памятник, то это очень быстро может стать надгробным памятником. Как только человек уверует, что он что-то достиг и скажет: «Я горжусь этим», вот в этом момент, мне кажется, ты сам себе отрезаешь взгляд в то, что ты можешь еще чего-то достичь. Понимаете? Поэтому я к этому стараюсь так не относиться. Я заменил это чувство на чувство благодарности к тому, что у меня что-то получается, мне кажется, это важнее.    

Артем: Спасибо. И можно еще один вопрос? Он связан с профессиональной деятельность как раз. Скажите, планируется ли еще сотрудничество, проекты с группой «Пикник»? 

Вадим Самойлов: Там видите как, мы даже не планировали эти сборные проекты. Они спонтанно возникают. Если Эдик (Шклярский- прим. Ред) решит еще раз меня пригласить, я конечно не откажусь. Может, мы какой-то концерт еще раз сыграем, я периодически с ним выступаю. Мне очень нравится с ними выступать, «Пикник» была еще с юности одна из моих любимых групп, я первый раз еще году в 82-ом в общежитии еще на бобинах тогда слушал. Очень был впечатлен их песней «Ночь шуршит над головой» и конечно потом, когда уже спустя несколько десятилетий мне довелось это все уже с ними вместе петь, это конечно невероятные ощущения. «Пикник» крутые очень. Если пригласят, обязательно буду.  

Сергей Макаров: И мы кстати встречались с ними тоже на «Пятой власти», я спрашивал про вас, и они сказали, что над вами подтрунивали. Марат Корчемный  сказал, что из-за песни «Я невидим» вас называл «Я невадим». Интересно, вы в ответ их как-то троллили?

Вадим Самойлов: Из-за песни «Я невидим»? Я не помню. Может они про себя говорили?

Сергей Макаров: Может это  тайна была? Раскрылась.

Вадим Самойлов: Ну я все равно Вадим. Подтрунивай, не подтрунивай. (смех)

Александр Назин: Здравствуйте, Вадим Рудольфович, меня зовут Александр, я хотел бы расспросить немножко про старое творчество.  Ну не совсем старое. Я слушаю группу «Агата Кристи» с альбома «Триллер». «Триллер» был отличным альбомом, и у вас был хороший тур, насколько я знаю, и все ждали «Триллер» часть вторую. Но ее почему-то так и не вышло. Через лет 8 наверно вышел «Эпилог» и группа распалась.  

Вадим Самойлов: Смотрите там с «Триллером» как получилось. Во-первых, не надо воспринимать это как обещание, «Триллер» часть 1, у Дэвида Боуи тоже есть альбомы, названные «Часть №3», например, а первых двух не было в природе. Поэтому, там у нас был запал, потому что у нас обычно как получается, когда мы подходим к альбому, заготовок в 2 раза больше бывает, чем входит в альбом. Ну и мы так оставили, что вполне возможно можно было вдогонку там вторую часть выпустить. Но как я уже говорил, тогда всплыли обстоятельства, что уже хочется петь каждому из нас о чем-то своем личном или по крайней мере о чем-то по-своему. Собственно в этот период с «Триллера» до «Эпилога» и происходили вот эти процессы, результатом которого стало это понимание. Поэтому не случилось ни второй части, не случилось ничего другого, кроме как альбома «Эпилог» и в той форме, в которой он был. Потому что мы так решили: «Давай последний альбом запишем и все».

Но я к этому вас призываю относиться проще. Понимаешь, это был кич в самом названии «Триллер», потому что у Майкла Джексона такой альбом был.  А мы себе.. у нас будет «Триллер. Часть 1». Это просто такой «гэк».    

Александр:  Добрый день, меня зовут Александр, Вадим, интересно мне сейчас, как человек который уже почти 30 лет занимается творчеством, который достиг больших высот, спустя столько лет что остается в деятельности. Что движет в первую очередь - профессионализм, зарабатывание денег, как бы от этого никуда не деться? Если можно так в процентном соотношении, - сколько вы получаете кайфа и сколько в этом может быть долга перед поклонниками,  потому что это тоже заставляет выходить на сцену?

Вадим Самойлов: Я вообще считаю, что если нет этого…. не долга, а благодарности зрителю, то не стоит заниматься творчеством. Потому что на самом деле это самое главное и есть. Если возвращаться к теме смыслов, с которой мы начали, то сейчас эпоха такая, вроде всего-всего много, литературы много, прессы много, музыки много, искусства, особенно современного так называемого искусства много… Но как это делает мир и человека лучше, я не понимаю. Мне кажется, 21 век будет ознаменован как раз тем, что люди вернутся к этой первопричине искусства. И если говорить про рок-музыку конкретно, то я действительно считаю, что в ней самое главное, это вот та самая трубадурщина, та самая возможность, как менестрели в средние века – на площадь вышел, никто тебя не знает, первый раз тебя видит, ты должен своими словами, своими усилиями и своими образами, что-то донести. И естественно, поскольку люди отзывчивые, нужно просто благодарить каждую секунду за то, что вообще есть возможность с ними изъясняться. Поэтому, что касается меня – да, конечно, это и заработок, но в первую очередь именно в этом туре, я просто заново со своим зрителем встречаюсь и действительно занимаюсь тем, что благодарю, что вообще со мной в жизни-то случилось, что люди до сих пор новые появляются. Я читаю такие отзывы: «Мне снова 6 лет,  когда на концерт сходила. Как тогда, когда мама пела эти песни». И вот эти люди появляются снова, на концерт ходит 3 поколения примерно у нас, мои сверстники, дети и внуки. Что еще хотеть?

Нужно просто благодарить, что мы у друг друга есть. Вся атмосфера концертов, она из этого и состоит. Поэтому все, что делается, это делается для зрителя, но подразумевается, что  это провоцирует обстановку взаимоотзывчивости. Когда артист выходит показать себя это не моя тема. Мне больше нравится почувствовать себя одним целым со всеми.

Александр:  Ну а вам какие площадки, нравятся, маленькие?

Вадим Самойлов: Все равно, какие. Но мне нравится, когда есть шоу, возможность показать, когда есть экран, свет красивый, потому что это невербальное воздействие, это очень сильно. Я люблю этим заниматься, я сам все это ставлю. Я же по образованию инженер-конструктор, и мы еще в институте когда учились, уже тогда таскали эти сосуды Дюара с жидким азотом, разливали еще в 80-х годах, фторит аммония на плитках этих грели, и он дымился и мерзко вонял. Поэтому я очень люблю делать и все, что вы сегодня увидите, все, что в ностальгических концертах, все, что вообще в «Агате Кристи» в этой части происходило, это все придумано, задумано, сделано мной.  А формат площадки без разницы какой. Количество людей не имеет значения. Просто есть своя специфика профессиональная какая-то, а вот по эмоциональной отдаче в общем абсолютно все равно. Все ценно.

Тимофей: Здравствуйте, меня зовут Тимофей. У меня такой вопрос – общеизвестно, что творчество является вектором для молодежи в частности и в общем для людей. Как вы считаете, творчество должно быть аполитичным или навязывать какие-то своим мнения, рассказывать слушателям свое понимание?

Вадим Самойлов:  В творчестве вообще не может быть рамок. Кто-то выбирает быть аполитичным, кто-то выбирает говорить, как с плаката, от первого лица. Мне кажется, самое важное – быть в самовыражении искренним. Но это такая большая ловушка на самом деле. Мозг человека так устроен, что он эти ловушки сам расставляет. Например, если ты принимаешь, что будешь искренним и аполитичным. Или искренне политичным. Но это не те принципы, которых стоит придерживаться – нужно быть просто собой. Вот и все. Люди меняются.  Сейчас же времена такие, что ты хочешь не хочешь, ты в этом участвуешь каждый день. В Украине, в Сирии, в России, в правительстве, где угодно, приходится, потому что из этого твоя жизнь состоит, ты каждый день приходишь, думаешь о зарплате, о завтрашнем дне и так далее. Поэтому мне кажется, честность и искренность самое главное в искусстве, хочет художник о чем-то петь, пускай, хочет быть аполитичным, пусть будет аполитичным, тогда пускай он поет о тех вещах, которые будут человека по-настоящему отвлекать от политики, но не какими-то фейками такими, знаете, пустыми. А какими-то другими смыслами, чтобы человек отвлекался, понимал, что есть другой небренный мир и небренные ценности. Вот это я понимаю – аполитичность. А когда знаете принцессы не пукают, это совсем другая тема.

Любовь Барабашова: Вы позволите, я в продолжение?  Тем не менее, вас называли частью так называемой сурковской пропаганды. И вы видите, как разделилось сейчас общество и сообщество творческое по поводу Украины. С одной стороны вы и другие талантливые неглупые люди, и с другой стороны – не менее талантливые неглупые люди. Как вы оцениваете эту ситуацию?

Вадим Самойлов: Во-первых я не считаю что была какая бы ни было сурковская пропаганда. Пропаганда она всегда есть, всегда есть попытки, ну не попытки, желание той или иной власти или части общества что-то  провозглашать, да? Это игра же такая своего рода. Почему отношение разное, мне кажется, просто пока это еще не коснулось вплотную всех. Потому что есть действительно ребята те, с которыми мы на Донбассе уже побывали, те, которые сами хотели, сами мне звонили и говорили, как поехать, когда поехать. А были другие, которые – ну а че туда ехать, там сейчас война идет, нет, мы поддерживать-то поддерживаем, но че туда ездить, не надо. Умники такие. Или были такие, которые – вот поддерживаем, так поддерживаем, прям кушать не может, но ехать пока не готовы. Такие тоже есть ребята. У кого-то родственники в Америке живут, у кого-то еще что-то. Чаще всего это отмазки такого рода. На самом деле, если уж человек говорит, что – нет, я придерживаюсь другой позиции, я считаю, что мы Украину захватили, - это хоть позиция какая-то. Я с такими только с двумя коллегами разговаривал, которые внятно так сказали, что – нет, я вот другой точки зрения придерживаюсь. А все остальные вот так вот, как в проруби болтаются. Ну что вам сказать? Многие кстати опасаются реакции в среде блогеров, СМИ, просто не хотят шума на эту тему.

Я говорил как-то в интервью, что оценил поступок Земфиры. Я на самом деле действительно не понимаю, что она эти хотела сказать, потому что артперфоманс это одно, когда ты флаг Украины поднимаешь, и совсем другое – четко озвучить свою позицию.  У нее, думаю, это результат несколько оторванности от жизни как таковой. Потому что так проявляется своего рода не то чтобы звездная болезнь, а такая психологическая что ли вирусность у людей, которые очень популярны.  Потому что они ассоциируют уже себя с определенным стилем жизни, с определенными удобствами, эти удобства, этот стиль жизни как правило такой, чуть заграничный, такой как бы продвинутый … А Донбасс – другая тема.

И потом второй момент, на Украине действительно очень много очень талантливых клипмейкеров, вот этих всех ребят, и они действительно очень большой продакшн делают. У нас мне кажется, три четверти клипов российских, поп-клипов, там снимаются, на Украине. И дешево, и креативно очень. И поэтому в определенный момент на Украине возникла тема, что мы такие вот такие продвинутые, мы Европа, а вы - другие.

Нынешняя ситуация – это повод, для того, чтобы вообще задумываться, разговаривать и переосмысливать. И я знаю, что сейчас в Украине много такого рода переосмыслений происходит. Потому что мы ж видим уже только вот эту пену, вот этот беспредел, который там происходит, а под этим беспределом там же 90% населения, которое все это проживает, думает . Есть конечно достаточно большой процент там людей, которые ведутся на телевидение, можно человека в принципе переориентировать пропагандой. Но мыслящие есть. И очень много кстати творческих людей, которые песни начали сочинять такие, где они об этом говорят, про себя. Пока еще так полушепотом, негромко, но уже есть это дело.

Просто мы в зоне комфорта находимся, и мы с чем-то ассоциируем эту зону комфорта, с какими-то ценностями, с фейсбуком, с западом, с возможностью ездить заграницу. В определенный момент система европейско-буржуазная говорит, что ой, вы наши враги. А если человек, Земфира какая-нибудь, прикреплена уже к этой системе европейско-буржуазной, привыкла есть устрицы, а не сервелат московский, то соответственно она сама должна выбирать сторону конфликта. Так или иначе. Она конечно выбирает зону комфорта. Это неосознанные вещи, я не даю оценки, это на самом деле очень витиеватая и хитрая такая штука для каждого. Для этого в жизни и в мире такие события происходят. Потому что каждый человек рано или поздно начинает переоценивать все, чего он из себя представляет, и что мир из себя представляет. Ну конечно это большая дурость вообще – считать, что мы все ватники, а там все … не так.

Сергей Макаров: А с кем бы из зарубежных артистов вы спели дуэтом все-таки? Есть какая-то мечта такая или вообще?

Вадим Самойлов: Нет, мечты нет, но артистов авторитетных и значимых для меня конечно очень много. Я не знаю, целый список. Весь зал славы рок-эн-ролла. Начиная с первых, от Элвиса Пресли, ну в общем все наши золотые ребята, которые повлияли на ход развития рок-музыки. Все до одного.

Ирина Нефедова: Можно, да? Модератор наверно меня ругать будет за этот вопрос, но вот вы только что говорили о честности, искренности, отсутствии рамок и небоязни реакции блогеров. А вы знаете, что ваш пресс-секретарь нам написала, что все публикации про эту встречу, включая заголовки, мы должна предварительно согласовать с ней. Вот вы как к этому относитесь?

Вадим Самойлов: Но это не с ней, а со мной. Да.

Ирина Нефедова: То есть, мы должны?

Вадим Самойлов: Я объясню почему. Вот статья выходит «Агата Кристи» выступает во Владивостоке». И мы неделю тратим на то, чтобы добраться до редакции, чтобы написать – не «Агата Кристи» выступает, а Вадим Самойлов приезжает с программой «Агата Кристи. Все хиты».  Вот собственно цель только в этом.  

У нас в принципе в пресс-релизах и в группах все так и написано. В пресс-релизике маленьком – Вадим Самойлов, все хиты. К сожалению, не все это точно воспроизводят. Это вопрос для меня лично принципиальный. Потому что я считаю неуместным вообще рекламировать «Агату Кристи», потому что это не «Агата Кристи» приезжает, «Агаты Кристи» не существует. Я один приезжаю. Я хочу не ставить в заблуждение зрителя. Именно поэтому мы просим с нами согласовывать, посмотреть, чтобы хотя бы обратная связь была. Понимаете, вот об этом речь. Ну может быть там более жестко формулируют, ну потому что извините.   

Сергей Макаров: Да, потом такие как я, матерятся в интернете, что я побывал на «Агата Кристи», хотя это был Вадим Самойлов с песнями «Агаты Кристи».

Вадим Самойлов: Когда человек пишет личные впечатления, еще ладно, но когда это касается например рекламы концерта в СМИ, это конечно так нельзя делать. А к сожалению, это сплошь и рядом происходит. Хорошо, что у вас сообщество, вы как-то судя по вопросам вообще по-другому многое воспринимаете и оцениваете, а интернет же большая знаете свалка, там много чего происходит. 

Тимофей Баранов: Вы говорили о каких-то предпочтениях, что в юности любили «Наутилус Помпилиус». Мой один из самых любимых русскоязычных авторов, поэтов – Александр Башлачев. Как вы относитесь к нему?

Вадим Самойлов: Я хорошо отношусь к Башлачеву, но скажем так не лучше, чем к остальным. Мне жалко, что человек потенциал свой не реализовал. Ну не он первый, не он последний, к сожалению. Я имею ввиду пристрастие к алкоголю и всему остальному. Он, насколько я понимаю, такой же типаж личности, как у Владимира Высоцкого. То есть это человек, который быстро впадал в самоистерию, это вот так вот (щелкает пальцами) происходило. Такой чувствительный художник. Вообще я считаю, когда говорят – он же творческий человек, он такой вот чувствительный, эмоциональный, это не повод человеку все прощать и на поводу идти. Почему, собственно говоря? А с чего, собственно говоря? Во-первых, это губительно для него самого. Потому что вот это состояние психопатии, которое очень быстро мы сами в себе развиваем, то я прям вот на месте, любой из нас сейчас может разыграть в самом себе истерику и войти в состояние истерики, да?  Понятно, что поэт он эти состояния внутри себя и проживает и потом транслирует, это получается музыка. Ну просто нужно выходить из этого образа периодически, мне кажется. Я считаю, что Башлачев недокрутил, недовыполнил немножко свою задачу. И произошло это из-за того, что он в своей самозаводке истеричной сам себя вогнал в такую депрессию, которая закончилась летально. Вот я о чем хочу сказать.

Александр Назин: Еще лет 15-20 назад, я  помню, мы собирали аудиокассеты, пластинки различных групп, и подростковые группы всегда делились на тех, кто слушает «Арию», «Король и шут», «Агату Кристи». В какой-то момент, еще когда были кассеты, вдруг на рынок вывалилась куча пиратской продукции, и люди уже не делились на группы. А сейчас на человека вываливаются тонны различного творческого хлама. Творит сейчас кто угодно и что угодно. У вас определенной тоски нет, что  сейчас человек не идет целенаправленно, не ищет какую-то группу, он просто в контакте в Фейсбуке слушает, что попалось. Прослушал, пошла мимо, он не вслушивается.

Вадим Самойлов: Мне кажется, было бы во что вслушаться. Это такое чистилище сейчас для искусства происходит, и оно правильное на самом деле. Ничего в этом я плохого не вижу. Если брать сугубо коммерческую составляющую, то в Советском Союзе никто не получал за тот период, с пиратов 90-х никто не получал с пластинок, и сейчас никто не получает. В этом смысле нам абсолютно все равно. А что касается, того, что очень много предложений, то что-то стоящее моментально находит себе большое количество сподвижников.

И вторая тенденция - сейчас очень много разговоров о том, что вероятнее всего пора  стадионных больших артистов подходит к концу. Что будет сейчас по-другому, у нас жанрово распределяется по вкусам. Сегментирование такое происходит. И вполне возможно, что действительно не будет в ближайшее время таких вот больших очень звезд, которые прям на весь мир, на миллиард человек популярны. Я тут, как раз, не вижу ничего плохого, абсолютно. Да сложно, потому что очень много всего, но это должно стимулировать к тому, чтобы стать лучше, интереснее сочинять, интереснее говорить. Ну потому что сердце человека затрагивать искусство должно. Прежде всего, художник должен себя удивить, и тогда остальные удивятся. Пока этого удивления не происходит - графоманство. Поэтому эта ситуация, в принципе, провоцирует художника задуматься о смысле творчества, это хорошо.

Сергей Макаров: Так, еще один – два вопроса, и все.

Любовь Барабашова: Можно короткий? Я услышала слово «хипстерский» с неким оттенком негативным, это вообще не ваша история –  что-то такое напоказ, такое модное?

Вадим Самойлов: Я обожаю субкультуру и считаю хипстеров одним из интереснейших. По мне, это все было. Сейчас это хипстеры, тогда это стиляги называлось. Но и в том и другом случае мне немножко не нравится когда это становится снобизмом. А хипстерство, нравится. Музыка прикольная хипстерская, я считаю, что «Агата Кристи» одна из первых хипстерских групп, по звучанию, по композиционному подходу. Вообще самой-самой первой отечественной хипстерской группой я считаю «Наутилус», причем образца альбома «Разлука», когда был магнитофонный еще альбом, когда это была драм-машинка такая. Офигенно. Мне очень  самому нравится этот звук, и мы барабаны именно программировали в «Агате Кристи» неживые именно потому, что осознанно хотели. Я считаю, что, например группа «Кино» из-за того, что у них драм-машина была, она приобрела вот такой флер правильный. Это не просто такой был русский рок с гармошкой, а это были какие-то тонкости такие бритишевые такие, которые песням Цоя дали такой симбиоз очень интересный, там была и русская поэзия, и при этом европейский рок такой. Ничего личного к хипстерам ничего плохого не имею. Я имею претензии только к людям, которые  начинают слишком до фига о себе думать.  Вот в этом смысле.

Сергей Макаров: И последний вопрос.      

Наталья Новогодняя ночь, буквально через 2,5 недели, как вы ее проведете, какие у вас есть традиции новогодние, и что бы вы хотели пожелать под двенадцатый бой курантов?

Вадим Самойлов: Вы знаете, я лично сам Новый год особо не воспринимаю праздником. Зимнее солнцестояние больше на меня влияет. Потому что это важнее, с моей точки зрения. Но вообще что пожелать – мира всем нужно пожелать прежде всего. Сейчас ситуация такая очень сложная, и она еще будет развиваться, мне кажется в течение лет 15. Пока сама себя не изживет - турецкий национализм, европейский фашизм-национализм,  англосаксонский. Я убежден, что не будет третьей мировой войны, но война сама по себе еще будет присутствовать, я думаю, на планете. Мир должен понять, что вот этот способ взаимосуществования, он исчерпан. Но что дальше, сколько можно захватывать территорию, отжимать, говорить, что это мое? Поэтому хочет мир или не хочет, а судя по всему все-таки хочет, то придется людям друг с другом начать по-другому разбираться. И здесь я не сторонник теории заговора и всего остального и особой миссии России, но то, что мы сейчас предлагаем, это правильные вещи: добрососедство, сотрудничество, уважение межконфессиональное, многонациональность, в принципе просты вещи и правильные вещи.

Наше общество тоже подлежит чистке серьезнейшей. Равно как и история с запредельной концентрацией ресурсов в рамках одного человека. Не должно быть такого разделения на олигархат и стафф. Не может быть такого и не должно. На один рекламный бюджет «Кока-колы» можно не просто накормить всю Африку, а решить навсегда эти проблемы. А они почему-то не решаются. 

Я то понимаю, что сейчас мир подходит к переосмыслению многого. Это тот период времени, когда человечество подойдет к концу парадигмы, что дальше нужно развиваться по-другому. Это обусловлено и космическим состоянием солнечной системой  тоже, потому что солнечная система пересекла в этот момент экватор Галактики. И в настоящий момент она перешла в северное полушарие, в котором другая энерго-информационная обстановка. И поэтому сейчас вообще по-другому будут выстраиваться взаимоотношения человека с природой во многом. Детки современные будут совершенно иные, чем мы… То есть все вот эти скрытые возможности человека – телепатические, ясновидение, - это все будет сейчас в детях возникать. Оно уже есть, просто сейчас пока еще это мало кто видит. Потом со временем это станет очевиднее. То есть человечеству предстоит перейти на новый виток развития вообще, ощутить себя цивилизацией, настоящей, подлинной космической. И это будет происходить. А для того, чтобы это понять окончательно, нужно друг друга почти что убить. Чтоб понять, что дальше так не надо. Поэтому сейчас эти процессы они будут сложные очень, но они закончатся тем, что потом эру эту назовут эрой создания коллективного человеческого сознания.  Я убежден в этом.

Сергей Макаров: Спасибо большое, по традиции у нас общая фотография. И какой вам понравился вопрос из всех?

Вадим Самойлов: Я терпеть не могу выбирать победителей. Ну, знаете, давайте вот по поводу пресс-атташе. (смех) Он самый был уместный, да. Потому что все остальные мои телеги можно прочитать, а это такой наш узкий, профессиональный, мне кажется, он очень много разъясняет.  
 

Автор: Любовь Барабашова, 21 декабря 2015, в 09:45 +15
Другие статьи по темам
Комментарии
Online
Написано 21 декабря 2015, в 10:26
Супер!)) ещё раз всем спасибо !))) мы очень рады!)):)
+9
Online
Написано 21 декабря 2015, в 10:41
Спасибо за проделанную работу АСТВ и Сергею Макарову.
Разговор с Вадимом Самойловым удался на славу.
По ответам чувствуется, что встреча была живой и настоящей, не "для галочки."
+7
Уважаемый гость, чтобы оставлять комментарии пожалуйста зарегистрируйтесь или войдите
Новогодние мероприятия для детей в Южно-Сахалинске
Новогодние мероприятия для детей в Южно-Сахалинске
Открытие главной елки Сахалинской области: фоторепортаж
Открытие главной елки Сахалинской области: фоторепортаж