"Запишите номер моего сотового" - мэр Южно-Сахалинска в "Пятой власти"

Фото Георгия Лепихова

"Запишите номер моего сотового" - мэр Южно-Сахалинска в "Пятой власти"

Сергей Надсадин рассказал про опросы, стратегии и каким станет город, а также предложил писать ему sms

Эта встречу мы ждали целый год. Мэр Южно-Сахалинска Сергей Надсадин должен был стать первым гостем проекта «Пятая власть», но по разным причинам в 2014 году поговорить нам так им не удалось.

На этот раз провести «Пятую власть» нам не помешала на редкость отвратительная погода – дождь вперемешку со снегом превратил улицы в залитый водой каток, но все участники добрались до ресторана «Тифлис», где их ждали горячий чай и печенье.

В этот раз, кроме блогеров обычных на встречу пришел целый десант «блогеров в костюмах». Мэр подошел к мероприятию основательно и позвал на нее руководителей едва ли не всех основных ведомств – департамента городского хозяйства, департамента архитектуры, управления жилищной политики и капитального строительства. Был на встрече и руководитель городского парка.

Впрочем, "помощь зала" мэру понадобилась лишь дважды.

Мы в очередной раз обновили свой рекорд – встреча длилась почти 3 часа, но многие вопросы так и остались незаданными. Я прошу прощения у тех, кто присылал свои вопросы мне по почте или оставлял в комментариях – далеко не все из них были озвучены. Все же у нас есть свои правила и главное в «Пятой власти» - живое общение. Впрочем, мэр получил список с вопросами. Не знаю, утешит ли вас эта информация….

Это была не очень обычная встреча. Мы как никогда долго расшифровывали стенограмму, мы долго внутри себя рассуждали, получился разговор или нет. С одной стороны - в ответ почти на каждый вопрос звучали слова про опросы, стратегии, создание программ, с другой - мэр назвал свой номер телефона и предложил обращаться к нему напрямую...

Читайте, делайте выводы сами...  

Ирина Шимко: Сергей Александрович, я говорю от имени ледового дворца «Кристалл» и хочу обратиться к вам за помощью. Понимаю, что это не ваш вопрос – «Кристалл»  заведение областное. Но вы можете помочь с автобусом? В Ледовом дворце занимаются сотни детей, очень часто они выезжают на соревнования. Я знаю, что город уже запускал автобусный маршрут до «Кристалла», но он не пользовался популярностью. Но автобус участникам спортивных секций очень нужен. 

Сергей Надсадин: Это первый раз, когда область обращается за помощью в муниципалитет. Обычно наоборот…. Мы понимаем, что назрела необходимость автобусного маршрута, который бы охватывал объекты спортивные и туристические. Мы прорабатываем его сейчас и, скорее всего, он будет проходить мимо гостиниц, «Кристалла» и будет заезжать на «Горный воздух». Буквально на следующей неделе у нас будет совещание на эту тему, и, вкупе с этим, мы рассмотрим и ваш вопрос, хорошо? Я так понимаю, мы вас пригласим, проговорим эти детали, когда лучше, в какое время.

Любовь Барабашова: То есть, возможен автобусный маршрут на «Горный воздух»?

Сергей Надсадин: Мы просто думаем о том, чтобы те люди, которые увлекаются горными лыжами, сноубордом, другими зимними видами спорта, чтобы было удобно и горожанам, и гостям нашего города, требуются, видимо, какие-то отдельные коммуникации для того, чтобы создать, как это общепринято, специализированные маршруты до спортивных объектов. Поэтому, да, рассматриваем.

Любовь Барабашова: Здорово, потому что я читала отзывы опять же блогеров, но уже не наших, а приезжавших к нам покататься из Приморья, Хабаровского края. Они писали, в числе минусов то, что борд приходится тащить на себе по городу, хотя логично было бы пустить пусть небольшой автобус от гостиницы, а хотя бы какой-нибудь «Соболь». Если это будет выполнено, тогда здорово.

Ярослав Лебедев: Здравствуйте, я из Корсакова. Сегодня отмечается День инвалидов. И у меня вопрос будет касаться коррекционной школы. Вы знаете, что здание находится в плохом состоянии и не соответствует требованиям. Прокуратура уже давала требования - устранить недостатки.  Сегодня проводился круглый стол по этому поводу, и министерство образования Сахалинской области сказало, что проблема заключается в том, что администрация Южно-Сахалинска никак не может выделить земельный участок для строительства нового здания. Эта школа сейчас переполнена, там очень много детей занимается. Строительство никак не может начаться, потому что нет земельного участка. Мы хотели спросить у вас, когда вы сможете предоставить земельный участок, который будет отвечать всем требованиям для строительства такого здания.

Сергей Надсадин: Знаете, так как я не был на собрании, не хочу впадать в дискуссию и делать отсылку на каких-то других людей, чиновников, которые что-то сказали. Там ситуация, на самом деле, понятная, но, в то же время, у нее есть своя история. То, что место для коррекционной школы есть в генеральном плане Южно-Сахалинска, это факт. Это место давно было зафиксировано, и оно нанесено на все карты, это район улицы Больничной. Это недалеко от «Аралии», на Больничной, в том районе. Там, собственно, это и планировалось. И раньше эти планы были поддержаны. Нюанс заключается в том, что схема теплоснабжения Южно-Сахалинска, как раз там и заканчивается, поскольку все это дело централизованное когда-то в 60-70-е годы построено. Поэтому, когда обсуждался вопрос о строительстве коррекционной школы в том месте, как раз учитывалось то, что в 2017-м году, даже может быть чуть раньше, планировалось, что будет восточный газопровод, который будет построен «Газпромом», и, соответственно, там появится возможность предоставить тепло, используя газ. Но, к сожалению, этого не произошло, то есть «Газпром» немножко отодвинул свои сроки. Сейчас говорят, что построят в 2019-м году. И это вызвало как раз обсуждения - а стоит ли там строить, потому что затраты на школу будут значительно увеличены, учитывая, что надо будет подводить тепло.

В любом случае, вопросы теплоснабжения нужно решать, потому что город будет развиваться именно в том направлении. Но вместе с тем это вызвало дискуссию - а где это сделать. Сейчас ведется поиск места. Один из вариантов, кстати, в том же районе, где она есть сейчас, коррекционная школа. Это обсуждается. Рассматриваются другие варианты, идет процесс. Такая ситуация. В Южно-Сахалинске это безусловно очень важная проблема. Не могу похвастаться, что все вопросы решены. Кстати, завтра у нас будет мероприятие в нашем ДК «Родина», мы будем общаться с людьми с ограниченными возможностями.

Вот у меня буквально позавчера был прием граждан, и я общался. Причем не приехал человек на прием, потому что там где-то двор был не расчищен. По телефону общались. Очень интересная женщина, у нее стоял вопрос по парку. Она на машине ездит, на специализированной, но, приезжая в парк, она дальше пройти не может… Более того, ее даже не пустили туда. Она ограничена вот во всем, и так не только в парке. Есть проблемы со стоянками, есть проблемы - попасть элементарно в аптеку, я уж не говорю, что многие люди с ограниченными возможностями по факту живут не на первгм этаже и не имеют возможности выйти на прогулку на коляске. Поэтому, есть проблемы, вы правы абсолютно, но вот такая ситуация.

Любовь Барабашова: Сразу в продолжение, еще вопрос. Дело в том, что у нас здесь присутствует наш любимый Кирилл Финкельман, участник Паралимпийских игр. Он подготовил ряд вопросов, и один, по крайней мере, я зачитаю. Он спрашивает, есть ли в планах - приобретение автобусов, оборудованных подъемниками или платформами для работы на маршрутах города. Потому что автобусы-то у нас закупаются, мы это знаем, а есть ли среди них такие, в которые могут попасть инвалиды?

Сергей Надсадин: Во-первых, они уже есть. У нас есть уже два таких автобуса, и они эксплуатируются. Возможно, надо больше, но, конечно, будем делать. Безусловно. Более того, у нас и подъемники покупаются, и я знаю, что в бюджете следующего года у нас есть эти вопросы.

Любовь Барабашова: И еще вопрос от Кирилла. Каким образом осуществляется контроль строительства объектов разного значения в части требований СНИП - доступность зданий, сооружений для маломобильных групп населения? Я понимаю, что вот эти все переходы надземные, которые совершенно не оборудованы для маломобильных групп, это не ваша история абсолютно, это областные власти настроили. Но, тем не менее.

Сергей Надсадин: Вот смотрите, что касается строительных конструкций, то действуют законы. Не будет принято здание в эксплуатацию, если не соблюдены нормы, связанные с обеспечением доступности для малоподвижных категорий людей. Поэтому здесь вопрос, он как бы закрыт. Другой вопрос, что переходы - это как бы отдельная история. Но есть просто существующая реальность, когда много того, что есть сейчас в инфраструктуре города, не соответствует современным требованиям. Но то, что новое строится, допустим, здания, - там везде есть пандусы. Другой вопрос, что вот, например, мэрию взять, - реальность заключается в том, что человек с ограниченными возможностями в мэрию сейчас без специальной помощи попасть не сможет. Там крыльцо не приспособлено. Поэтому надо все крыльцо менять. У нас есть это в планах. Спасибо за вопрос, на самом деле для нас это является приоритетом. У нас есть Зубова такая, ответственная за эти вопросы начальник отдела соцвыплат, и мы делаем из этого отдела управление, набираем туда дополнительных людей, только лишь для того, чтобы вот этот контакт и реакция властей была более продуктивной, потому что пока она недостаточная - я в этом убежден..

Любовь Барабашова: Есть ли взаимодействие городской администрации с городским обществом инвалидов? Ведь, скорей всего, общество лучше знает проблемы своих членов и может помогать эффективнее работать.

Сергей Надсадин: Конечно, есть. Причем по всем направлениям работы - и тех, у кого ограничение по слуху, по зрению, по движению, то есть у нас эти встречи происходят регулярно, и я встречаюсь, и наши специалисты. Просто надо реализовывать.

Кирилл Финкельман: Спасибо большое.

Владимир Кузовков: Здравствуйте. Я блогер сайта аств.ру. Мой вопрос касается благоустройства парка Южно-Сахалинска. Не так давно была принята программа о развитии парка на ближайшие годы. Планируется  очень много новых объектов: этнопарк, различные спортивные, развлекательные учреждения. У меня вопрос такой: а не слишком ли много всего собираются разместить в парке? Парк же маленький. Да и большинство людей говорят о том, что парк хотели бы видеть именно как место отдыха, а не как место развлечения.

Сергей Надсадин: Вопрос относительно большинства, он настолько дискуссионный, настолько сложный... Никто полноценных соцопросов с привлечением максимального количества жителей нашего города по этому поводу не проводил. Парк у нас не маленький - 52 гектара. Это по площади в пять раз меньше, чем Парк им. Горького в Москве. При этом, Москва, конечно, больше, чем в пять раз, Южно-Сахалинска.

Наш же парк закладывался японцами в свое время. И есть такой город Канадзава. Он на западном берегу Японии, то есть смотрит на Россию. Этот город, он прибрежный, и вот интересно - я просто видел фотографии парка этого города. В нем живет 400 тысяч жителей парк у них 100 гектаров. У нас живет 200 тысяч практически, парк - 52. То есть парк у нас не маленький, нормальный парк такой в пропорциях. Это первое. Второе, что касается наших планов. Вот здесь сидит директор парка, если необходимо, он дополнит нюансы, но мы сейчас разместили конкурс на проектирование на мастер-план парка. Он сейчас либо уже висит на сайте специальном, либо со дня на день появится. По сути дела это то, что предвосхищает, предваряет проектирование, первая стадия проектирования. И, собственно, при формировании этого мастер-плана мы и учтем все те пожелания, которые есть у наших жителей. Хочу сказать, что некоторое время назад разные институты, например, «Стрелка» - проводили опрос в парке. Я знаю, что и сахалинские дизайнеры и архитекторы общаются с людьми в этом плане. Сам парк, кстати, проводит соцопрос. У них есть определенные материалы, поэтому все это учтем. Я думаю, парк мы обязаны сделать красивым, хорошим и ухоженным.

Любовь Барабашова: Простите, можно я вмешаюсь. А как вы считаете, здесь, кстати, сидят профессиональные люди, и я тоже их призываю подискутировать на эту тему, - насколько вообще нужно прислушиваться к населению? Сергей Александрович, вы знаете историю, когда в 12-микрорайоне жители кричали: «Давайте уберем стоянку, лучше стройте детские сады!» А когда началось строительство садика, пошли митинги: «Какой детский сад, нам некуда ставить машины!» И я сама, каюсь, голосовала за тюльпаны, хотя Алексей Дружинин говорил, что это адский трэш, но я посмотрела картинки, пошла на сайт администрации и кликнула. Так вот, исходя из этого, может не стоит заигрывать с населением, а передать вопросы строительства и благоустройства профессионалам?

Сергей Надсадин: На мой взгляд, могу ошибаться, но интересно будет ваше мнение, - это допустимо, когда населению предлагают варианты, отработанные профессионалами. Когда на суд выносят несколько вариантов развития той или иной истории. Просто люди бывают разной профессии, разной подготовки. Сколько людей, столько и мнений...

Любовь Барабашова: А уж на то, что считать красивым, а что нет - особенно.

Сергей Надсадин: Да, да, да. У каждого свой интерьер дома, в квартире и так далее. Все эти вещи, когда кто-то покупает любимой девушке розы, а кто-то – ромашки и так далее. И здесь то же самое. Поэтому, мне кажется, если какие-то отработанные профессиональные варианты предлагаются на выбор, тогда это будет более корректный опрос.

Любовь Барабашова: Давайте Александру Семеновну послушаем.

Александра Кудряшова: Здравствуйте, Сергей Александрович. Я ученый-агроном, преподаватель искусства икебана школы Согецу. Я автор сада краеведческого музея. У меня, Сергей Александрович, к вам три вопроса. Я могу задавать три?

Сергей Надсадин: Давайте по одному лучше, а то мы увлечемся.

Александра Кудряшова: Они все касаются обустройства города. Так как у нас тема благоустройства, первый у меня вопрос такой. За последний год в городе появилось три новых сквера: Асахикава, возле областной библиотеки и Анкудинова. Деньги вложены и, наверное, немалые, но скверы мне кажется, выполнены непрофессионально, и не украшают наш город. Вот возле областной библиотеки - он посвящен Чехову. Чехов - это была личность, у него такая история, связанная с Сахалином... Он очень полюбил наш остров и даже увез отсюда много семян, черенков. Это тематический сквер, но почему-то он получился весь какой-то непонятный. Какие-то перышки, какие-то фонарики, какие-то мостики. Конечно, можно было сделать так, чтобы человек, зашедший в этот сквер, мог почувствовать всю душу Чехова. Потому что все сады, все скверы не просто так строятся. А для того, чтобы человек приходил и ушел оттуда одухотворенным, понявшим тему. Сквер Асахикава тоже - сквер-символ дружбы наших островов, городов – Асахикавы и Южно-Сахалинска. Мы одно время с вами разработали проект этого сквера - в центре с фонтаном, под струями которого две девочки кружатся на земном шаре. Одна девочка с косичками – русская, и другая -  японка. Но почему-то проект потерялся. Я его нашла, конечно. И вот то, что там сейчас создано – это, конечно, невозможно. Вы извините меня, уж много рассказываю.

Бульвар Анкудинова, я его не видела, про него не знаю. Долго ли будут появляться вот такие безликие, бесформенные скверы в городе? А потом, сейчас идет много разговоров о том, что будет большое внимание скверам, будут закладываться новые. Но если это будет такой же подход, я просто не знаю, во что превратиться наш город. Все ссылаются на какие-то законы, тендеры и прочее, что это невозможно победить. Но все равно с этим надо бороться, потому что в этом заключается красота нашего города. Конечно, я понимаю, что я уже третий раз на тусовке подобной. И вот по части благоустройства не видно, что у ваших чиновников есть какая-то программа, есть какие-то мысли, планы, что-то перспективное. Нет, это все какие-то обрывки, какие-то.... Даже нельзя назвать мыслями. Не знаю, чем это все закончится. Потому что хочется уже действительно город видеть настоящим, современным.

А потом еще хотелось бы спросить, почему в нашем городе сносятся такие деревья, которые действительно имеют большое значение, они нам необходимы. Перед Домом торговли рос большой черный тополь, он был такой породистый, такой настоящий. Я, как селекционер, до сих пор плачу по этому тополю, потому что можно было бы на его основе подготовить много посадочного материала. Потому что стихией поломало много деревьев. Под постройки выпиливаются, срубаются деревья, и город нищает зелеными насаждениями. И у меня третий вопрос про тюльпаны тоже.

Любовь Барабашова: Про тюльпаны - отдельно. Давайте я сформулирую . Кто разрабатывал, и вообще, была какая-то общая концепция скверов, которые появляются у нас в области и насколько внимательно следят за спилом деревьев, озеленением?

Сергей Надсадин: Конечно, Александра Семеновна там шире вопрос поставила. Но давайте, я попробую ответить. Значит, смотрите, что касается, вот вы сказали «три сквера ни о чем». На одном вы не были, я так понял. Поэтому, значит два остается. Из них один – Асахикава – это подарок городу от предпринимателя южно-сахалинского, совместного с японцами предприятия. И он попросил сделать за свой счет, там работали также японцы. Это не тот проект, который мы с вами обсуждали, они решили пойти своим путем, и мы приняли решение не довлеть над их мыслями, а дать возможность воплотить свои идеи. Ну как там - дареному коню и так далее.

Но хочу сказать, что вот мы уже говорили о том, сколько людей, столько и мнений. Я очень много слов благодарности услышал, на самом деле, когда эти скверы «поспели». И на Анкудинова, и около областной библиотеки, и этот - люди были им рады. Поэтому можно осуждать достоинства и недостатки. Но мне кажется, что это было хорошее начало благотворительности реальной. Не на словах, а на деле, когда компании, которые здесь работают, решили за свой счет, за свои деньги сделать что-то. Я согласен, и что этот сквер с точки зрения эстетики может быть не идеальный, и, возможно, там надо сделать какие-то доработки, но, на самом деле, тут «дорогу осилит идущий». Нам ничто не мешает двигаться дальше.

А что касается сквера около библиотеки. Там было проектирование. Кстати, если я не ошибаюсь, его выиграла компания, в которой мне кажется, акционер Чеботарев - наш художник очень известный. Опять же, я не готов за него спорить о достоинствах и недостатках. Это, скорее, профессиональный разговор. Наверняка можно какие-то изъяны найти, но, уверяю вас, большое количество горожан Южно-Сахалинска говорили, что им нравится.

Но вы правы, что во всей деятельности должна быть определенная системность. И сейчас мы по этому поводу идем несколькими направлениями. Мы хотели, чтобы работа над общественными пространствами в Южно-Сахалинске была профессиональной. Недавно у нас гостила большая делегация из Москвы. Как раз правительство Сахалинской области подписало соглашение о территориальном планировании, об актуализации планов, градостроительного плана Южно-Сахалинска. И, в том числе, они как раз хотели бы поработать... Это Михаил Михайлович Посохин, очень известный архитектор, вице-президент академии художеств. Его отец был одним из руководителей архитектуры вообще в Советском Союзе. Он сейчас возглавляет компанию «Моспроект-2».

Мы с вами, когда в рабочей группе вы работали, много времени потратили на это, мы с вами обсуждали такие идеи. Я вашу квалификацию не подвергаю сомнению, но это был больше взгляд администраторов на эти вещи. А здесь будет взгляд профессиональных архитекторов и дизайнеров. Более того, еще одна группа московских дизайнеров предложила свои услуги -  разработать концепцию «общественное пространство», и скверов, кстати, тоже. Поэтому я надеюсь, что мы сможем через какое-то время на суд общественности их наработки представить.

Что касается тополей. Ну, здесь то же самое - история интересная. У нас за лето прошлого года, боюсь ошибиться, более двух тысяч тополей…  Пять тысяч, да? (Алексей Римша, заместитель начальника ДГХ, с места -  «Это всего деревьев»). А, вот меня поправляют, пять тысяч деревьев было повалено ураганами. И, безусловно, очень много переросших тополей. И вы правильно говорите, они безусловно очень хорошо свою функцию по очистке воздуха, по абсорбации пыли выполняют. Но, вместе с тем, у них маленькая корневая система, большой пустотелый часто ствол. И особенно летом они создают огромную парусность, и, по сути дела, это приводит к катастрофическим последствиям. Жители часто жалуются, когда они падают и приносят массу проблем. Поэтому многие жители требуют реализации программы озеленения города с учетом того, что тополя должны по большей части быть поменяны на другие зрелые растения. Практика, когда высаживают вот такие тростинки, по крайней мере, вот сейчас было несколько ошибок допущено строителями и у нас по этому поводу идут большие разбирательства. Такие деревья не выживают, их надо выращивать в питомниках, а потом высаживать зрелыми уже. Ну вот, такая история.

Александра Кудряшова: Да, я немножко хотела бы дополнить. На Сахалине у нас произрастает два подвида тополя. Тополь Максимовича – это местная популяция, и тополь черный. В городе нашем больше Максимовича. Поэтому у них действительно небольшая корневая система и большая парусность. А тополь черный - он больше во всех отношениях, и радиус у него больше, и корневая система тоже. И поэтому его действительно трудно чем заменить. Кроме того, у нас есть на Сахалине… как его называют сахалинцы? На улице Ленина.... Ясень, да, ясень. Конечно, я думаю, что, Сергей Александрович, назрело уже давно и мы никак не соберемся, чтобы развести какой-то питомник настоящий с шестигодичным циклом, чтобы сейчас посадили нормальные качественные такие саженцы.

Сергей Надсадин: Ну мы работаем в направлении питомника, работаем. На самом деле, есть такие планы.

Александра Кудряшова: Надо срочно питомник.

Сергей Надсадин: Да, конечно.  

Любовь Барабашова: Сергей Александрович, что посадят перед мэрией взамен поваленных этих елок?

Сергей Надсадин: Мы как раз попросили сделать профессионалов проект. Мы не хотим просто какие-то сделать посадки бездумно, чтобы такие эксперты глубокие, как Александра Семеновна, нас потом критиковали во всех средствах массовой информации. Поэтому там работают люди, мы уверены, что они очень красиво придумают.

Александра Кудряшова: Да нет, Сергей Александрович, я не смею вас критиковать.

Сергей Надсадин: Да нет, это лучше. Критика нужна. Вы нам очень помогаете, спасибо вам больше. Кстати, вот сквер, который делали в свое время, это уже было довольно давно, около памятника Ленина. Александра Семеновна там очень много авторского надзора проводила, да?

Александра Кудряшова: Да, я помню. Все очень переживали за розы, смотрели, как они растут.

Сергей Надсадин:  Их, кстати, в какой-то момент часто срезали, а потом привыкли и перестали. А так активные наши горожане для своих девушек...

Любовь Барабашова: Может быть вы не согласитесь со мной, но мне кажется, мы прошли уже какой-то период зассанных подъездов и засранных, извините, туалетов. Мы уже привыкли к чистоте, красоте, и цветы,  ну может быть это субъективное мнение, стали воровать меньше, или я ошибаюсь? Александра Семеновна, воруют, нет?

Сергей Надсадин: Нет, значительно меньше, а мы будем высаживать еще больше. Воруют значительно меньше.

Александра Кудряшова: Я вспоминаю, как работала в сквере перед краеведческим музеем. Вот по осени, когда мы посадили тысячи тюльпанов и они весной расцвели, народ пошел рвать. Кто на день рождения, кто любимой девушке. Потом тюльпаны отцвели, и все пришли с сумками и выдергивали луковицы. Но сейчас этого уже нет. Культура населения все-таки растет.

Алексей Лазарь: Здравствуйте, уважаемые участники встречи, Сергей Александрович, мы уже встречались с вами. Я бы хотел рассказать о своем проекте, который решает часть проблем городского характера и времяпровождения, в том числе и туристической части, имиджевой. Во Владивостоке, на восточном пограничном форуме на площадке «Восточный вектор», где нам очень много помог Сергей Александрович, я презентовал проект, который называется «Территория общения». К нам туда приезжали архитекторы из Москвы, которые изучили, на первый взгляд ситуацию в городе, и они заговорили потом говорили моими словами, помните, они сказали, что в Южно-Сахалинске не хватает территории общения.

Александра Семеновна говорила о том, что у нас достаточно много скверов, но они разрозненны. У нас действительно памятник Чехову стоит где-то немножко в стороне. Невыразительно. Памятник Пушкину, я вам просто приведу для примера, в Санкт-Петербурге, где я жил долгое время, к памятнику Пушкина регулярно идет вереница людей, особенно в выходные дни, там молодожены, читают друг другу стихи. А у нас?

Проект, который я презентовал, он заключается в следующем, что нам в городе необходимо создать территорию общения, которая бы вовлекала вот все эти скверы, которые у нас есть, в единый ансамбль. Это первое. Для туристов это дало бы возможность познакомиться с нашим городом, для бизнесменов – увидеть, какой он культуры, красоты, а для нас, для горожан, дало бы возможность где-то погулять. Потому что у нас действительно одна из проблем, что погулять-то - в парк можно сходить, а по городу прогулять очень сложно. И вот финальная часть этого проекта, эта пешеходная территория, я Сергею Александровичу уже говорил на встрече о том, что это участок, по проекту, который я предлагаю, это улицы Емельянова по проспекту Мира в сторону улицы Пуркаева. Возможно каким-то образом поучаствовать в том, что планируют сделать архитекторы из Москвы? Чтоб они учли наше мнение, потому что они в Москве наверняка к нам часто ездить не будут, кроме как подписывать какие-то бумаги и деньги получать. А наше мнение будет учитываться при планировании этого?

Сергей Надсадин: Спасибо за вопрос. На самом деле, вы правы, что есть профессиональная среда, и рядом с вами Алексей Дружинин, и, возможно, еще кто-то, которые не просто хотят изменений, но они порой знают, как это сделать, потому что являются экспертами в своих областях. И в этой связи, вот смотрите, что касается пешеходных зон. У нас город спроектирован по так называемой гипподамовой сетке - когда улицы перпендикулярны друг к другу. Когда-то говорили, что вот так Япония сделана, потом кто-то решил, что это Америка так японцев научила, а потом кто-то сказал, что вообще так проектировались некоторые города в античное время. У нас нет такого центра исторического, от которого расходятся улицы. Что-то перекрыть без ущерба в нашем городе, на самом деле, очень сложно. Если б можно было, уже б давно что-нибудь перекрыли. Потому что затор сразу - молниеносно, и объездных путей-то немного. У нас буквально вчера произошло подписание договора с научно-исследовательским институтом транспорта, это федеральный институт, собственно базовый в России, задачей которого является разработка комплексной транспортной схемы всего Южно-Сахалинска.

О чем они ведут разговор? Это и велодорожки, которые так беспокоят наших горожан и - абсолютно справедливо, это и пешеходные зоны, общественный транспорт, автомагистрали, и парковки плоскостные, многоярусные, это и светофорное регулирование, то есть весь комплекс вопросов, который связан с эксплуатацией транспортных артерий города. На основании этой работы мы и будем уже системно проектировать. Мне кажется, такой подход - он более правильный. Потому что все остальное - это эмоции и чье-то видение индивидуальное, а здесь это будет на основе необходимых замеров, подсчетов, социологии и так далее. Вот, как говорит Александра Семеновна, почувствуют энергию горожане в конечном счете, да? Вот тогда можно будет принимать какие-то решение. Но вы правы абсолютно, что сейчас потребность очевидная в городе - создать пешеходные зоны, объединить скверы, связать это с природными ландшафтами, такими как парк, как предгорье горы Большевик, «Горный воздух», и все это можно объединить, и уже у есть конкретные мысли, идеи и так далее.

Все это более чем актуально, и, возможно, какие-то шаги, но такие - очевидные, мы уже будем делать, не дожидаясь окончательных результатов. Какие-то первые данные поступят, и мы сможем что-то проектировать уже. Мы, конечно, вас будем привлекать, учитывая, что вы так или иначе уже вовлечены с этой инициативой в «Восточный вектор». Это, мне кажется, очень хорошая тема. И ваши проекты они безусловно найдут отражение, по крайней мере, ваши мысли будут востребованы.

Любовь Барабашова: А когда будут какие-то результаты? И этот проект – это больше концепция, больше - идея или у него прикладная функция?

Сергей Надсадин: Нет, этот проект, он конкретный. Итогом будут предпроектные наработки, которые потом в рабочем проектировании уже будут строиться. Это если речь идет о строительных объектах, допустим, стоянках. То есть будут выбраны места. Вот почему я беру те же стоянки, они же волнуют горожан. Вот, например, в Хабаровске, сейчас мы работаем с группой архитекторов из Хабаровска, все знаковые объекты последнего времени в городе эта группа делала. И мы их пригласили сюда. Ну они соседи, они мобильные такие ребята, прилетают. Они в Хабаровске построили стоянки многоярусные, стоянки эти оказались невостребованные. По разным причинам. Их пытаются заполнить, сдают в аренду предприятиям, которые продают автомобили и так далее.

Нам нельзя ошибаться, это же затраты. Надо эти вещи осмысленно делать. Так вот, результатом будут конкретные мероприятия, которые будут нам даны на основании всех необходимых исследований. Срок контракта по этой документации - полтора года. Но мы попросили руководителя, приезжал директор этого института, еще раз говорю, это базовый институт в России, они сейчас делают такие вещи в Санкт-Петербурге и в Красноярске, вот на Сахалин они с удовольствием приехали, чтобы в небольшом городе, по отношению к Санкт-Петербургу, показать, как современными способами можно решить транспортные проблемы отдельно взятого города. И хотя общий срок полтора года, но мы разбили его на этапы с тем, чтобы уже какие-то вещи иметь вперед. Мы акценты сделали на велодорожках, на светофорных движениях, на пешеходных зонах и на общественном транспорте.

Илья Новомодный: Я к вам обращаюсь как житель города. У меня такой вопрос. Вот, гуляю по городу, все замечательно, все основные улицы, все дороги - никаких нареканий, все дома облицованы, а захожу во дворы, а там мусор до сих пор не вывезен. Грязно, как говорят наши старушки-бабушки, много выбоин в переулках. Я знаю, что у нас на улице Горького есть пару дворов, где занялись благоустройством, но жители этих домов сказали, только тогда это было сделано, когда кое-кто приближенный к власти, кто жил рядом, просто надавил на нужное... 

Сергей Надсадин: Хорошо, спасибо. Значит, что касается дворов. Я не исключаю, что кто-то приближенный где-то проявляет какие-то инициативы. У нас город маленький, все к кому-то приближены. Вообще все человечество через шестое или седьмое рукопожатие чуть ли не родственниками являются, да? Поэтому я не исключаю этих вариантов. Но, вместе с тем, у нас есть программа благоустройства дворов. Причем она была сделана не в этом году, она была сделана в 2014-м году. Это программа, которая включает в себя поэтапный ремонт всех дворов Южно-Сахалинска. В этом году губернатором стал Олег Николаевич, но до того как он был выбран, он приехал, обратился к нам с требованием ее, эту программу, ужать, чтобы она была более, так сказать, сжата по времени. Мы это сделали, и теперь у нас есть нормативы. 20% проблемных дворов от общего количества дворов мы должны сделать каждый год. То есть, таким образом за 5 лет в Южно-Сахалинске должны отремонтированы быть все дворы.

Программа опубликована, она публична, она может немножко дополняться и видоизменяться, но, в  целом, это открытые сведения, и все это можно посмотреть. Это первое. Второе, эта работа включает в себя комплекс работ, то есть речь идет и о спортивных площадках, детских площадках, рассматриваются вопросы озеленения. Дополнили мы эту программу, сейчас производим работы еще и по освещению и установке камер видеонаблюдения во дворах.

Единственное, что мы сейчас хотели бы дальше идти. Двор не заиграет полностью, если плоскостные вещи будут решены, а фасады останутся такими, как были. Они свой вид-то подрастеряли, да?  И в этом плане мы думаем о том, что надо довольно комплексно двигаться, чтобы  дворы ремонтировать вместе с фасадами. Поэтому, этот вопрос он системно решается. Надеюсь, что и ваш двор можно будет посмотреть, у нас здесь находится молодой представитель администрации Кулик Евгений, он как раз ведет эту тему дворов, он готов дать все комментарии, если есть какие-то конкретные вопросы  на эту тему.

Что касается мусора. Соглашусь с вами, что в Южно-Сахалинске эта проблема не решена. Чтобы можно было сказать, что в городе нет проблем  с мусором. Они есть. Я два слова поясню. Вывозом мусора, твердыми бытовыми отходами занимаются управляющие компании, которые заключают договоры со специализированными компаниями на вывозку этого мусора. В чем я вижу проблему. Проблема в том, что эта работа идет не по фактической потребности, а по количеству часов работы, на которые они договорились. То есть, есть элемент экономии денег. Деньги жильцов здесь используют, муниципалитет не финансирует эту часть. То есть, вы платите управляющей компании за обслуживание, они часть денег кросс-договорами выдают компаниям, которые вывозят мусор. И эта проблема требует регулирования на мой взгляд. И в этом году муниципалитет заказал схему обращения бытовых отходов на территории муниципального образования, после выполнения которой будут эти вещи регламентированы. То есть уже какая-то специальная организация будет работать. Это с одной стороны. С другой стороны, соответственно, ужесточаем требования к управляющим компаниям за сохранение чистоты обслуживаемой ими территории. Для этого в этом году появилось правило благоустройства города Южно-Сахалинска, которые были отменены в 12-м году они были отменены по инициативе областной прокуратуры, и понадобилось какое-то время, чтобы эти правила благоустройства в совокупности с административным кодексом заработали. Соответственно, у нас есть повод ужесточать свои требования в административном плане к управляющим компаниям, которые недобросовестные. Для этого нужны жалобы жильцов. Есть так же ГЖИ - государственная жилищная инспекция, которая по долгу службы отслеживает эти вопросы. Поэтому мы находимся в движении, мы идем путем, что все-таки надо добиться, чтобы чистота была в городе, так сказать, соответствующая современному времени. Но этот путь еще не пройден, соглашусь.  

Любовь Барабашова: Но грязь – это же не только выкинутая кем-то бумажка. Это еще и пыль, которая в Южно-Сахалинске буквально везде. И в том, что Южно-Сахалинск грязный, мне кажется, виноваты не только УК или гопники, швыряющие банки на тротуар. Виноваты,  в том числе, и архитекторы, проектировщики, которые не используют современные наработки, которые мешали бы появлению в городе грязи и пыли. Я понимаю, что сейчас произнесу страшные банальности, но в Японии же нет этой пыли, которая у нас везде.     

Сергей Надсадин: Да, вы правы. Не то, что архитекторы не используют, просто до этого не дошли, видимо, руки, не дошел этот процесс. Конечно, за год это все не сделаешь, и для этого требуется большее количество времени. Откуда пыль в городе? Несколько факторов, так, для общего развития. У нас большинство въездных дорог в город не в асфальтовом покрытии. На колесах привозится очень много грязи. Это первое. Второе, очень часто жители жалуются на песок. То есть зимой дороги посыпаются песко-соляной смесью. Алексей Алексеевич (Римша- прим. Авт) на меня посмотрел сурово, он как раз отвечает за этот вид деятельности. Песко-соляная смесь, которая устраняет проблемы обледенения - это наиболее древний способ обработки дорог. Есть и другие и, если надо, поговорим об этом. Он, конечно, очень надежный, но непременным условием является то, что потом это все должно быть убрано. На улице невозможно как в квартире пропылесосить, подмести пол. Так или иначе это остается, и потом, уже весной, это превращается в ту пыль, о которой мы говорим. Поэтому тут 2 вопроса, первое это надо убирать город. Просто убирать, убирать и убирать. Пыль эта везде образуется и пока она в таком количестве, нужно просто убирать. Это надо асфальтировать зоны открытые, либо высаживать травку, создавать скверы.  Тогда пыли не будет. В Японии вот как раз такая ситуация, там грунтовых дорог практически нет в городах, в крупных, и там где это возможно бетон либо трава. Мы пойдем этим путем, мы понимаем эти вещи, просто к сожалению за год это не делается.

Галина: Я председатель инициативной группы. Очень больной вопрос – вы ездите по районам города, обратите внимание пожалуйста, что Владимировка находится в очень плачевном состоянии. У нас нет в районе мест, где можно погулять с ребенком. У нас нет банальных лавочек. У нас нет того, что есть в городе. Вот мы бы хотели вам задать вопрос о перспективах и дальнейшем благоустройстве нашего района. И хотели бы пригласить к нам в гости.

Сергей Надсадин: Спасибо за вопрос,  вы абсолютно правы, Владимировка - наш такой исторический район. По сути он находится в центральной части города, так уж если говорить правду. Более того, я родился во Владимировке в 1962 году, поэтому мне это близко где-то там, на генетическом уровне. Вы не совсем правы, что я не бываю. Я, кстати, в прошлом году приехал, собрались жители и говорят: «Вот у нас тут вот мусор никто не вывозит». А там стоят большие такие контейнеры, в которые жители приходят и бросают мусор. И я их спрашиваю: «А вы мне покажите квитанции об оплате вывоза мусора». Чтобы вы думали, сколько их вернулось ко мне ко мне, когда ушли домой как бы за квитанциями? Вернулся один человек. А человек десять там стояло, пятнадцать – не помню.

Вопрос из зала: Он за всех платил?

Сергей Надсадин: Он платит за себя, но, на самом деле, это проблема. Вот эти контейнеры большие, которые там стоят, может, не совсем эстетичного вида... Ведь это смешно, но это называется несанкционированный мусор. То есть, по сути, это люди, которые живут не только во Владимировке, считают что они не должны оплачивать вывозку мусора и они просто бросают свой мусор в эти контейнеры, которые муниципалитет вывозит. Но вывозит-то на какие деньги? На деньги горожан, которые этот мусор оплатили, живя в многоквартирных домах. И это очень важная проблема. Здесь должно быть самосознание. Кто ездил по деревням, я не знаю, там подмосковным или еще где-то, там просто у всех во дворе стоит контейнер, маленький зелененький на колесиках, приезжают машины раз в неделю. Люди оплачивают и все. И не нет никаких общих помоек, которые создают неопрятный вид. Это первое. Второе, что интересно, во Владимировке так исторически получилось, многие своими заборами сузили те проезды, которые когда-то были обозначены. И когда речь идет о том, что там проблема обводнения территории, мы говорим: «Так простите, а канавы, которые были там когда-то спроектированы, трубы и так далее, они просто перекрыты заборами, нет никаких этих водоотводных канав, и соответственно воде куда деваться, она поэтому и скапливается, куда-то там сама утекает, заболоченность создается». Но попробуйте отодвинуть забор, никто не хочет по добру, надо судиться. Это следующая проблема.

Но и наконец третье. Мы в этом году заказали исследование, изыскательские работы, целью которых является определение мероприятий, как все-таки отвести воду из Владимировки. Потому что по рельефу она не везде стекает и многие домовладения топятся. Поэтому, сделав изыскательскую работу мы сможем каким-то образом убрать оттуда воду. Следующим этапом, мы обсуждали тоже в мэрии, мы говорим про асфальтирование улиц, которые там находятся. С точки зрения капитального ремонта, к сожалению, они не выдержат ни одной экспертизы. Улицы заужены и поэтому их нельзя делать как положено, делать проект, чтобы он прошел экспертизу, потому что улица должна быть обустроена тротуарами, должно быть освещение, это составляющие части дороги. Этого сделать нельзя ввиду зауженности. Поэтому мы будем просто асфальтировать там, так или иначе конечно будем, но только тогда когда решим проблему воды, потому что если мы не решим эту проблему, асфальт в первый же сезон превратится вот как вы там говорите в своих блогах, «сошел снег – сошел асфальт». Ну а что касается внешнего вида домов - это уже, я считаю, проблема каждого жителя - привести свой забор в надлежащий вид.

Галина: Площадки там нужны. Где дети должны играть?

Сергей Надсадин: Да, площадки. Давайте  вместе определимся, просто пометим, у нас будет запись же беседы, этот вопрос. Может быть вместе с вами встретимся, поможете нам подобрать площадку.

Галина: Мы подобрали. Там, где строят социальный дом.

Сергей Надсадин: Хорошо. Мы тогда запишем этот вопрос. Спасибо.

Александр Новоселов: Вопрос немножко будет удаленный от общей темы разговора. В частности, о населенном пункте под названием Синегорск. Я думаю, вы слышали о проблемах, которые в этом населенном пункте есть. Я не буду вдаваться в подробности каждой проблемы, меня, в общем, интересует вопрос, не только меня, но и жителей данного населенного пункта. Вопрос следующий. Сейчас очень активно ведутся там работы по сносу домов, старых домов, которые уже аварийными признаны. Но, к сожалению, не видно - не слышно о какой-либо программе развития Синегорска. Были собрания, вы приезжали, рассказывали о горнолыжных комплексах - ну такие мечты, да. А если реально говорить, то просто идет снос домов, там проживают молодые семьи, которых интересует будущее – либо они будут переселены, либо остаются там. Дома будут ремонтироваться? Есть какая-то программа утвержденная, потому что это очень наболевший вопрос.   

Сергей Надсадин: Синегорск – это наиболее удаленный населенный пункт муниципального образования Южно-Сахалинск. Действительно, там есть проблема автодороги,  которая ведет от Санаторного до Синегорска там 12 -14, 15 километров. И это грунтовая дорога, это не асфальт и периодически она вызывает нарекания. И создает определенный дискомфорт для жителей, которые едут с работы на работу в Синегорск. С позиции расстояния, при наличии хорошей дороги 30 с небольшим км до Южно-Сахалинска при нормальной дороге, конечно, это не очень большое расстояние - если абстрагироваться от нашего города, посмотреть на другие города, в том числе дальневосточные.

Что касается самого Синегорска. Конечно, вы правы в том, что после того, как шахтерский поселок прекратил свое существование, шахта была закрыта. Существовала программа переселения шахтеров в другие регионы, многие уехали, потом вернулись обратно, продав там же, вернулись обратно, целая история была с этим связана. И получается вот эта брошенность. Там остались сооружения, которые принадлежали шахтерам, это не муниципальные сооружения. Развалины создают унылый вид. Несколько лет назад была попытка, когда работала программа сейсмики с федеральным участием, с федеральными деньгами. Тогда некоторое количество людей переселили, они сейчас живут в Октябрьском в частности. И вот эти моменты, которые прошли несколько лет назад, они привели к тому, что создалось ощущение заброшенности. Тут вот эта шахтоуправление несчастное, эти дома с пустыми окнами и так далее. Что происходит сейчас? Происходит снос домов, вы правы. На следующий год запланированы ремонты фасадов и крыш довольно большого количества домов. Золотов есть здесь Евгений? Напомни мне, какое там количество домов в Синегорске?

Евгений Золотов: Мы не бросаем людей. По поручению правительства провели инвентаризацию сначала внутрисетевого хозяйства Синегорска. Причем информация такая интересная. Общедомовое потребление по домам Синегорска, оно составляет примерно 30% от потребления квартирного, поэтому мы приняли решение для начала отремонтировать все электросети, чтобы люди просто не переплачивали за электроэнергию. И плюс мы проанализировали крыши жилых домов. Тут тоже есть определенные нарекания. Четыре года назад мы большую часть домов отремонтировали, на следующий год мы 15 домов берем по внутрисетевому хозяйству и 4 дома берем - капитально ремонтируем крыши. Те дома, которые нуждаются в капитальном ремонте фасада, мы обследуем, готовим потребность. Я думаю совместно примем решение по приведению их в такой нормальный презентационный вид, чтобы не было нареканий ни у жителей, ни у кого. 

Сергей Надсадин: Одним словом, за следующий год мы планируем как-то сдвинуть эту тему, обустроить дворовые территории, обустроить фасады, обустроить крыши и разобраться с электроснабжением, потому что там большие переплаты. Таким образом, говорить о том ,что все забыли про этот поселок, повода не будет. Более того, мы проводили социологическое исследование - наш университет сахалинский там проводил такие экспресс-сессии. У меня сейчас с собой нет этих исследований, но, и это видно, кстати, когда мы там бываем - не все жители хотели бы оттуда уехать. Те люди, которые живут там давно, они не хотят уехать. А те люди, которые поселились там недавно разными путями, они бы не против, думая о том, что есть какая-то программа, которая позволила им взять и приехать в Южно-Сахалинск. Но, к сожалению, такой программы нет. Есть программа ветхого и аварийного жилья. Это да. Но программы «просто взять и переехать, имея квартиру в Синегорске», нет. Потому что у нас, кроме Синегорска, у нас есть масса других поселков и у них хуже проблемы. Поэтому мы движемся по пути благоустройства этого поселка. Единственное, на следующий год, скажу прямо, вот этот участок дороги, который в грунтовом исполнении, он еще не будет покрыт асфальтом.

Александр Новоселов: Хорошо, спасибо. В связи с этим у меня еще один вопрос. Будут проводить капитальный ремонт жилых домов, крыш и фасадов, тому подобное? Столкнулись жители с такой проблемой - на примере одного дома могу взять. Дом 1950 года постройки, один раз был сделан капитальный ремонт фасада и крыши. И в 2017-м году он стоит опять на ремонт крышы. То есть, на фундамент никто внимания не обращает, инженерные сети - тоже никто внимания не обращает. Люди там живут, дом топит и тому подобное. На эти моменты я прошу обратить особое внимание.

Сергей Надсадин: Хорошо, если вы дадите номер этого дома, безусловно, можно это прямо сделать сейчас.

Александр Новоселов: Сейчас? Коммунистическая, 43.

Сергей Надсадин: Там запишите, пожалуйста. И тогда будет просто официальный ответ, возьмите, пожалуйста - фамилию, имя отчество.

Сергей Макаров: Меня зовут Сергей Макаров.  Я из города Макарова.  Вы шли на выборы под эгидой «Стратегии-2020». Можно сказать, что люди проголосовали за вас, благодаря этой стратегии. Стратегия, конечно замечательная. Но осенью этого года выяснилось, что тот фундамент, который вы внесли на выборах, он не может существовать. Сама стратегия она уже не ликвидная. В связи с чем вопрос. Как так вышло, что вы пришли на выборы, можно сказать, с пустыми обещаниями?

Сергей Надсадин: Мне просто интересно знать, а почему вы решили, что она не ликвидна, что там пустые обещания… Я взял ее специально с собой, как будто чувствовал. Здесь все разделы, по которым мы работаем. Я готов прокомментировать каждый раздел, если дадите время, мы идем по этому направлению, здесь же ничего такого не было какого-то такого эксклюзивного в этой стратегии. Это же, собственно, просто предложение экспертов, членов общественного совета Южно-Сахалинска. То есть, мы все лето, практически даже с весны, занимались этим вопросом, собирали круглые столы, было 19 тем особо важных городских, на которых собиралось большое количество людей. И общественный совет у нас был довольно такой разносортный, ершистый и большое количество экспертов. Там порядка 10 тысяч участвовало непосредственно. Плюс мы анкеты раздавали, шла обратная связь. И здесь, собственно, вычленены все те проблемы города, решениями по которым жители до сих пор не удовлетворены. Это и жилищное строительство, это и жилищно-коммунальное хозяйство, общественный транспорт и многие другие. И по каждому направлению мы планово занимаемся. У нас есть программы в Южно-Сахалинске, их довольно большое количество, они прописаны, они отбюджетированы и они как раз отвечают за все те проблемы, которые решены были в этой стратегии.  

Сергей Макаров: Все-таки документ вы заказали у одной консалтинговой компании. Что это за компания такая? Я искал в интернете, не нашел. 

Сергей Надсадин: Да, смотрите, мы не заказали этот документ ни в какой компании, он назывался «Проект Стратегии развития», с которым я шел на выборы. То есть, он  написан был нашими южносахалинцами, людьми. То есть это не АНО, ни что другое. Недавно была здесь в Южно-Сахалинске приезжала компания, которая проводила сессию. Она рассказывала жителям о том, как и что можно сделать. Вот я, к сожалению, там не был, в этот момент был в отъезде. Но они приехали, рассказали, но реакция на их выступление была, в общем, не очень позитивная, поэтому они приехали и уехали и на этом все закончилось. Но вот эта компания, там вот этот человек Самарцев его фамилия, он  разрабатывал... У него есть какой-то опыт, такой интересный человек. У него есть опыт развития стратегии города Самары. И та стратегия, в которой он принимал участие, она по-моему то ли в 2013-м году, то ли в 2014-м, она заняла 1 место среди профессионального сообщества стратегий городов. Есть такой форум в Санкт-Петербурге, он ежегодный, где собираются специалисты по разработке стратегий. И вот этот форум дал оценку той стратегии, которую он разработал. Я не знаю, как называлась эта компания, в которой он работал, в конечном счете это не так важно, но в целом, как человек он интересный, но просто в Южно-Сахалинске он как-то не пошел.      

Сергей Макаров: Вопрос о транспорте. Планируется, возможно ли повышение тарифов на общественном транспорте городе?

Сергей Надсадин: Смотрите, мы сейчас над этим работаем, то есть у нас вообще, в целом, общественный транспорт является частью такой зоны, которая вызывает неудовлетворенность горожан. И вы знаете, мы сейчас довольно большое количество автобусов покупаем новых, и средней вместимости, и большой вместимости. Это, безусловно, будет шаг вперед. Делаем техническую базу поддержки этих автобусов и планируем, что эти автобусы будут работать в муниципальной транспортной компании. На самом деле, здесь рынок, не может быть какого-то давления муниципального. Но, к сожалению, очень многие транспортные компании, которые участвуют в этом процессе,  они используют автобусы старые вот эти газели. Часто водители там не совсем даже хорошо говорящие на русском языке и так далее. Мы вводили осенью льготы для детей, школьников. Были случаи, когда детей просто не брали в автобус, высаживали и так далее, грубости позволяли себе. Что мы делаем в этом плане? Силовым методом вопрос не решишь. Мы укрепляем транспортную компанию муниципальную. Нас в этом вопросе поддержал губернатор. Помог с финансированием, и мы покупаем автобусы. Более того, путем в общем-то довольно длительного процесса, этот процесс был запущен несколько лет назад, но в этом году все решения были приняты – на уровень муниципалитета передали  право регулировать тарифы.  Это первое. То есть это будет я так понимаю в ближайшем будущем. Второе, соответствующим образом принят федеральный закон, которого тоже не было, о пассажирских перевозках, который более четко регламентирует вот эту всю сферу, потому что раньше был бардак полный. Поэтому мы в этом году сейчас все систематизируем и  по сути с нового года эта работа будет вестись более планово и по укреплению муниципальной компании транспортной, и по вопросам, связанным с тарификацией.

Что касается просто повышения тарифов, ну просто повысить тарифы и что? Что от этого изменится? Да, люди будут просто больше платить. Поэтому мы спешить не будем… Да у нас тарифы в Южно-Сахалинске, на самом деле, они несколько ниже, чем в Хабаровске, я уже не говорю про Москву. Мы там изучали этот вопрос, но торопиться не стоит, я думаю. Надо повышать тарифы, надо это делать разумно, потому что есть инфляция безусловно и возрастает цена за топливо, то есть расходы растут очевидно, у людей которые работают на транспорте, расходы растут. Но это делать надо осмысленно и разумно. Вот мой подход такой.

Любовь Барабашова: Сергей Александрович, год назад вы обязали своих замов ездить на автобусах, на общественном транспорте. Вы их из этого автобусного рабства уже освободили? И когда вы последний раз ездили на автобусе?

Сергей Надсадин: Рабства, конечно, никакого не было. Это было предложение – ездить на транспорте. Я периодически езжу. Не могу сказать, что часто, но раз в пару месяцев обычно проезжаю на транспорте, смотрю за ситуацией. У нас сейчас появился новый начальник транспортного управления, такой очень активный человек Цыбулин  Сергей Владимирович. Он сам спортсмен, такой крепкий, мотогонщик хороший. И он практически каждый день ездит на транспорте, он - чиновник высокопоставленный в администрации, поэтому всю ситуацию знаем от него из первых уст. Но, в целом, не чураюсь, ничего в этом такого нет. Поэтому нормальный процесс.

Ярослав Лебедев: В вашей предвыборной компании давали очень много предвыборных обещаний. А хоть одно выполнено, хоть одно – на 100%?  

Сергей Надсадин: А вот скажите, пожалуйста, какое я давал предвыборное обещание? На самом деле, я не давал обещаний никаких. Я здесь родился, я здесь живу. Я просто рассказывал, чем занимаюсь, я рассказывал, чем занимается администрация города Южно-Сахалинска. Рассказывал, какие планы. Рассказывал про эту стратегию. То есть, я вам, не знаю, золотой дождь принесу или счастье – такого не говорил. Я просто работал и рассказывал то, чем я занимаюсь и все.

Ольга Соколова: Добрый вечер, я из сахалинской региональной общественной организации по защите животных. Немного, если можно, уведем от вопроса благоустройства города. Я бы хотела задать вопрос, наверное, очень для нас болезненный. Он касается деятельности муниципального пункта передержки безнадзорных животных. С самого основания пункта наши волонтеры ездят туда каждую неделю по собственной воле. И мы обратили внимание, что по отчетности, которую предоставляет «Зеленый город» о деятельности этого места – эта отчетность не сходится кардинально с тем, что видим там мы. В связи с чем у нас возникла идея воспользоваться возможностями 212-го федерального закона об общественном контроле муниципальных организаций в том числе. И мы совместно с Общественной палатой инициировали запрос касательно общественной экспертизы, на что получили отказ. У меня вопрос – возможно ли в рамках совместной деятельности в Общественной палатой какой-то общественный контроль наладить за этим учреждением? Возможно, мы не правильно сформулировали обращение. Возможно, это не экспертиза должна быть. И могли бы вы как-то посодействовать в этом направлении?

Сергей Надсадин: Да, хорошо, мы говорим, я так понимаю, Ириной Геннадьевна Репина – вы вместе, да? Или нет? А, это разное. Вот она с такими же вопросами обращалась, и у нас этим вопросом занимается один из заместителей, первых заместителей мэра, первый вице-мэр. И был диалог. Просто мне интересно, что вы тут говорите отказ пришел, я, честно говоря, не могу вот так в памяти воскресить. Возможно, когда меня не было, отказ был, дайте мне копию, я посмотрю. Но, в целом, я не вижу проблемы. Моя позиция очень простая. Если муниципальное предприятие, любое причем, что транспортная компания, что «Электросервис», что «Зеленый город», что… Ну любое, у нас большое количество… нарушает либо закон, либо какие-то нормы морали, права, что угодно, то моя обязанность - отреагировать и поправить их. Поэтому давайте, пожалуйста, приходите ко мне, объясните ваши претензии, мы проведем совещание, потом поедете на объект, посмотрите там. Я не вижу проблемы. 

Ольга Соколова: Если можно было бы организовать встречу по этому вопросу. У нас с собой писем нет, они в Общественной палате, они на сегодня мне эту информацию не смогли предоставить.

Сергей Надсадин: Да, я готов, запишите мой телефон – 27-37-22, чтобы долго не откладывать, сделайте его длинным и отправьте мне смс-ку, мы договоримся, когда встретимся и проведем совещание на эту тему, хорошо?

Анна Мороз: Здравствуйте, меня зовут Анна Мороз, я волонтер организации «Животные. Территория спасения», так же, как и Ольга. Одно из направлений нашей деятельности - это пропаганда…

Сергей Надсадин: Кстати, вот смотрите, я извиняюсь, я, буквально, секунду. Я не всегда могу ответить, я часто даю этот телефон, прошу потом мне написать смс, как вопрос решается. Не всегда могу ответить, и часто, когда незнакомый телефон бывает, не отвечаю намеренно, потому что не знаю, кто это и некогда просто. Но на смс отвечаю всегда, если понимаю, что за разговор. 

Анна Мороз: «Животные. Территории спасения». Одно из направлений нашей деятельности - пропаганда ответственного отношения к животным. И эту работу мы очень часто проводим в различных школах. Хотелось бы предложить совместную деятельность, объединиться для того, чтобы проводить работу по пропаганде ответственного отношения к животным через создание, предположим, совместных социальных роликов либо материалов. Как вы относитесь к такому?

Сергей Надсадин: Да хорошо. Мы с общественными организациями с удовольствием работаем, давайте. Можете в письменном виде свои предложения сделать? Это тема важная. Единственное, знаете, вот у нас перекос, я, кстати, недавно видел одну передачу и туда приглашали наших сотрудников, там был Евгений Кулик, которого я представлял уже вам, вон такой в белой рубашке сидит, красивый молодой человек. И он отреагировал. Вот ему говорят: в Южно-Сахалинске мало площадок для выгула собак, всего лишь один дог-парк. Он говорит, слушайте, а в других городах, в других странах нет таких площадок для выгула. Ни одной. Потому что там за собаками хозяева убирают по ходу движения. И они и в магазинах, и в гостиницах с ними, везде, представляете, да? Он говорит – а у меня дома кошки и рыбки, почему для них выгула нет? А мы все про собак, да про собак, так сказать. Мне так понравилось. Я бы пригласил вас подискутировать, если хотите, если вы - про собак. Про всех, да? Но все готовы тогда.

Анна Мороз: У вас есть домашние животные?

Сергей Надсадин: У меня был в разное время и кот, и собаки. Вот сейчас в данный момент нет.

Анна Мороз: Ну, вы если что знаете, куда обратиться – у нас и кошки, и собаки - разных цветов и размеров.   

Сергей Надсадин: Да, да, спасибо.

Анна Мороз: Сейчас дети выросли, часто с супругой в командировках бываем, поэтому нельзя одного животного оставлять. Вы же тогда возмутитесь сразу, что бросили собаку.

Алексей Дружинин: Меня всегда учили рассматривать все созданное людьми в проекции человека, поэтому я все время сравниваю город, говорю о том, что это живой организм, сравниваю с живым организмом. Мы сейчас много говорили о том, что в городе собираются сделать в течение трех-четырех-пяти лет, и, согласен, что это очень важно. Но, для развития города, как и для человека, очень важно видеть, каким ты хочешь стать через 20-30 лет. Чтобы у тебя была некая большая цель. И обязательно она должна быть. Обязательно чинить, возводить дворы, там еще что-то... Но нужно знать, куда ты идешь. Например, я знаю успешных людей, которые знают, куда идут и знают свои перспективы на 20-30 лет. У города такие перспективы должны быть не 20-30, а 50-60, для того, чтобы располагать правильные цели. Понятно, что стать лучшим городом в России - это сверхцель. Да, и она была, в принципе, озвучена. Но если немножко ближе к реальности, то у меня вопрос вот в чем. Куда мы идем? Есть ли у нас, появится ли у нас большая цель, которой будут соответствовать все маленькие? Все вспомогательные вещи, которые мы делаем постоянно.

Сергей Надсадин: Вы в своем вопросе, собственно говоря, дали мне подсказку в ответе. Конечно же, у города должна быть перспектива на 20, на 30 лет. Вы абсолютно правы, что в городе живут люди, которые имеют детей, которые планируют свое будущее вместе с этим городом. И, безусловно, чем точнее будет перспектива, прорисованная, осмысленная, визуализированная может быть, тем более ясный и понятный будет путь. То есть, если мы сами не напишем эту цель в сценарии, ее напишет кто-то другой. Но хочу сказать, что это очень непростая работа и еще несколько лет эти вопросы по сути не были в обиходе и муниципальные власти и особо жители эти вопросы не задавали. Я всегда вспоминаю, как несколько лет назад, вот есть такой очень интересный человек Ерохов, знаете такого Владимира? Он тоже - активный блогер.

Любовь Барабашова: Валерий.

Сергей Надсадин: Валерий, вернее, извиняюсь. Он раньше работал в администрации, а до администрации он возглавлял Союз автомобилистов России. И он был самый яркий критик администрации города Южно-Сахалинска по поводу состояния дорог. Через какое-то время его пригласил мэр города, в администрации он поработал, кстати, очень способный талантливый человек, потом сейчас ушел, где-то в другом месте работает. Но сейчас такого ажиотажа, связанного  с дорогами вы заметили, уже нет. Есть, конечно, много дорог которые находятся в таком состоянии, которые требуют приложить руку человека, но это не является первопричиной, которая всех раздражает. 

Дворы – то же самое еще пару лет тройку лет назад. Как только власть начала планово заниматься дворами, этот вопрос перестал быть таким острым для города. Да не все дворы отремонтированы, но многие, кто хочет увидеть, видят, что идут изменения. Все с дворами разобрались. Есть другие проблемы обо всем говорить не будет, но вот сейчас очень большой угол вернее дискуссионный такой срез о том, какой будет город, какая визуализация будет города, какая стратегия пространственного развития города и так далее. Какая в целом стратегия будет у города. Я считаю, что очень хорошо, что вот такие вопросы задаются.  Но конечно это огромный труд, и хочу сказать, что мы бы хотели вместе с вами этим вопросом планово заниматься системно и выйти на какие-то решения. Это не будет быстро, но этим надо обязательно заниматься. Это мы будем делать в рамках обновления генерального плана, который у нас есть, но который уже сейчас не соответствует действительности. Это мы будем делать в рамках стратегии пространственного развития. К этому мы готовимся сейчас, поэтому спасибо вам огромное за эти вопросы, этим надо заниматься, с вашей помощью, если вы не возражаете. 

Любовь Барабашова: Сергей Александрович, сейчас в городе все очень грустно с пространственным планированием и визуализацией. У нас есть территории, на которых можно пробовать какие-то новые технологии, новые методики градостроительства.  И что из этого получаемся? Вот у нас есть старые дворы и микрорайоны, которые построены  40 лет назад и не соответствуют нынешним реалиям по количеству личного транспорта, они узкие, и так далее. А есть Дальнее, которое мы возводим сейчас. И если именно это перспектива Южно-Сахалинска, то это перспектива, от которой хочется повеситься. Потому что это действительно страшно. Новый микрорайон - некрасивый, непродуманный, он сделан так наплевательски по отношению к жителям. Ну вот что мешает сейчас то, что создается, создавать красиво, аккуратно, с учетом новых технологий и так далее?

Сергей Надсадин: Дальнее – это особая история, конечно про это много писано, переписано, много сказано. Соглашусь с вами, что кончено, когда смотришь, приезжаешь туда, состояние многих вопросов удручающее и понятно, что если представить, что это современный микрорайон и что мы к этому стремимся, то безусловно грош цена таким правителям…. У этого вопроса есть своя история.  Это, если хотите - продолжу свой рассказ, но там есть определенная история, это уже случилось. Поэтому наша задача сейчас, мы только вчера проводили совещание по поводу Дальнего, сделать максимально понятную работу, которая изменит этот облик. В частности в этом году и в следующем году будут построены, - намечены планы, эти вопросы отбюджетированы, - построены все основные дороги Дальнего. То есть все что там есть, все будет сделано в  асфальте. Строится детский садик, он так же будет в следующем году построен. Строятся там очистные сооружения, там они необходимы. Мы собираемся, не застройщик, который там все это делал, а мы уже как муниципальная власть, собираемся сделать благоустройство максимально, мы вчера обсуждали вариант этого благоустройства, вот Иван Александрович Охапкин предлагал свои варианты, они где-то получили одобрение, где-то нет.

Любовь Барабашова: А можно сейчас бы посмотреть на эти варианта?

Иван Охапкин: Технически возможно, вообще мы взяли презентацию.  

Любовь Барабашова:  Тогда сейчас мы включим, как раз посмотрим.

Сергей Надсадин: Да, если можно давайте посмотрим. Мы обязаны привести Дальнее в порядок, вот это наша задача. Но конечно все новые микрорайоны, которые будут проектироваться дальше, безусловно, за образец Дальнее никто брать не будет. Нет, кончено. Более того, сами механизмы строительства сейчас меняются, если интересно, я два слова скажу. То есть понимаете в чем дело -  муниципалитет-то не покупал дома, он покупал по переселению из ветхого и аварийного квартиры в этих домах. Они были готовы и надо было покупать то, что было готово. А сами квартиры -  там есть проблемы, были на начальной фазе строительства, но, в целом, так или иначе люди там живут, и они туда переселились явно не из лучшего жилья. И можно критиковать внешний вид дома но сами квартиры, я во многих был, они, в принципе, вполне нормальные. Но, конечно, внешний вид всего этого поселка оставляет желать лучшего и мы это будем исправлять.

Любовь Барабашова: Скажите, как будет включаться новое Дальнее в инфраструктуру старого Дальнего, я имею ввиду школы, транспортное сообщение?

Сергей Надсадин: Ну смотрите на самом деле новое, старое они по сути соседствуют. То есть в старом Дальнем школа есть существует туда дети детишки ходят.

Любовь Барабашова: Они ходят по дороге без тротуара и без освещения.

Сергей Надсадин: Но я вам до этого сказал, что в этом и в следующем году дороги тротуары и освещение будут построены, соответственно эта проблема станет неактуальной. То, что придется ходить пешком по территории, в Южно-Сахалинске   от дома до школы далеко не все ездят автобусом, многие ходят и пройти 800 метров в принципе если эта дорога обустроена ничего в этом плохого-то и нет на самом деле, правильно? Вот. Люди жалуются допустим на неритмичность транспортного сообщения. Там автобусы ходят заполненные или что-то еще, на эти вещи мы реагируем, по мере поступления жалоб и по мере устройства дорог эти вопросы они в общем уйдут. То есть это вопросы инфраструктурного плана.   Другой вопрос - количество жителей. И соглашусь с тем, что одной школы, возможно, там будет и маловато. И поэтому там по проекту планировки есть еще школа. И надо эти вопросы тоже решать, да. Такие этапы.

Любовь Барабашова: Ну что мы можем посмотреть? Иван (главный архитектор Южно-Сахалинска - прим. Автора), может расскажете, что здесь происходит, что здесь видно?

Иван Охапкин: Давайте я вкратце расскажу. На самом деле, это не конкретное предложение, это просто некая концепция, которая может дорабатываться. На самом деле, основная суть здесь - создать комфортное пространство, для того чтобы люди могли проводить в районе свое время. Все знают, что дома повернуты друг к другу, там уже существующие зоны есть с детскими площадками, которые ориентированы между собой. Предлагается их оставить, но сделать комфортными то есть поставить там какое-то ограждение, привнести озеленение, максимально разграничить автомобили от детей. А территорию, которая находится между домами, которая сейчас не используется, предлагается сделать как некие пешеходные связи, как некую озелененную территорию, где люди могут передвигаться, тем самым сделать ее главное не типовой, а разнообразить, чтобы все-таки уйти от этой монотонности, которая присутствует сейчас в Дальнем. Нужно создать разнообразное пространство для жизни, чтобы людям было интересно. Ну и, в общем-то, увести максимально парковки, увести их к торцам домов, для того чтобы люди могли максимально комфортно парковаться здесь, а не около подъезда. Это основная идеология. Предлагается сейчас сделать некие проект благоустройства, когда мы более детализировано уже проанализируем, посмотрим с технологической точки зрения, как это лучше обслуживать, эксплуатировать, реализовать решения и будем реализовывать.   

Любовь Барабашова: Почему эти решения идут постфактум? Почему на стадии строительства этих домов все было так так убого так непродуманно?

Иван Охапкин: Знаете, я человек новый, мне достаточно сложно ситуацию прокомментировать…

Кирилл: Если позволите, я предысторию. Меня зовут Кирилл, я - бывший работник думы и много чего еще. Дело в том, что было три инвестиционных контракта. И в рамках трех инвестиционных контрактов было соответственно три очереди строительства. Никогда такого на Сахалине не было. Вообще. Ну, потому что бюджет не позволяет вот просто строить широко, много. И в инвестиционных контрактах действительно прописаны не дома как какие-то сложные инфраструктурные объекты, а квартиры. Ошибок было много. Например, одной из ошибок я бы отметил то что к этим квартирам в этих инвестиционных контрактах   например администрация не продумала инженерные сети. И застройщики за свой счет строили инженерные сети, ну просто раньше такого никто на Сахалине не делал.  А постфактум пришло сознание того, что, да, нужно зонировать, что оказывается, это тысяча человек переехала – не один, не два, не десять, и не сто. Но опыта такого не было. И специалистов у нас не было. И в бизнесе, и в муниципалитете.

Любовь Барабашова: Мне кажется, разговор в пользу бедных. Ну как у нас не было опыта. У нас не было строительства? У нас в 70-е годы возводились комплексно микрорайоны – 9-й, 11-й, 12-й… С зонированием и всем остальным…

Кирилл: У нас не было такого строительства.

Любовь Барабашова: До того, как появилось Дальнее, словно и не было тысячелетнего опыта строительства…

Кирилл: Такого строительства у нас не было. Просто поймите, это огромные масштабы. Это тысячи людей на стройке. Это миллионы рублей бюджетных. Это очень сложно, на самом деле. И на сегодняшний день многие проблемы Дальнего так и не разрешены. Я бы хотел заметить например, что сейчас проводит администрация Южно-Сахалинска в Дальнем - например, опросы о строительстве стоянки.

Любовь Барабашова: Наша «Пятая власть» идет под знаком опросов и создания концепций. По каждому поводу у нас опросы, видимо.  Хочется узнать потом - какие будут результаты.

Кирилл: Но я, например, не как представитель администрации, замечу, что многоэтажная стоянка в Дальнем пользоваться просто спросом не будет. Ну в силу многих причин. И я считаю, что на сегодняшний день то, что сейчас там опросы проводятся - это просто трата времени и, действительно, может быть стоило бы озадачиться обеспечение другой проблемой - озеленение и благоустройство.

Сергей Надсадин: Да, да, вы абсолютно правы, я тоже с вами согласен. Было предложение и по планам архитекторов там была стоянка, но у нас мы сами приехали посмотрели - она планируется на отшибе. Между домами довольно широкие проезды, и все люди, конечно, будут ставить под окнами машины, зачем ставить на стоянку. Поэтому, согласен, что ее нет смысла там строить вот именно там, где ее расположили.

Любовь Барабашова: Иван, давайте там что еще у вас?

Иван Охапкин: Очередной слайд у нас как раз парковки, которые с торцевых домов. Но это тоже просто одно из концептуальных решений. То есть это будет прорабатываться непосредственно в проекте благоустройства. Будут созданы пешеходные территории - ну как возможные варианты концепции представлены здесь.

Любовь Барабашова: Говорят, вы разработали какие-то новые формы малых архитектурных форм для города?

Иван Охапкин: Да, у нас есть еще презентация, есть некий каталог элементов благоустройства, который предлагается к использованию. Но сразу хочу отметить, что задача стоит все-таки индивидуализировать. И те проектные решения, которые будут разрабатываться отдельно, они все-таки будут разрабатываться отдельно и могут быть индивидуальные конкретно применительно к каким-то объектам.  То есть все-таки этот каталог не основа. Это такой некая рекомендация.

Любовь Барабашова: Скажите, вы - как архитектор, довольны тюльпанами, кашпо и другими вещами, которые появились в городе?

Иван Охапкин: Ну смотрите, на самом деле, если мы возьмем все, что связано с архитектурой, то давайте сразу скажем, что все достаточно субъективно. Кому-то что-то может нравится, а кому-то что-то может не нравится, да.

Любовь Барабашова: Не соглашусь. Всем нравятся красивые и старые дома, всем нравится Хабаровск, Благовещенск - я имею ввиду его историческую часть. Не думаю, что кто-то ходит и плюется в сторону особнячков.   

Иван Охапкин: Но вот я тоже раньше так думал. А как приехал в Южно-Сахалинск и начал со всеми консультироваться, понял, что все-таки мнения достаточно сильно различаются. Поэтому, на самом деле, задача стоит не реализовывать, то что нравится. Профессиональная задача - организация все-таки на профессиональном уровне с учетом мнения большинства жителей города. Потому что, в первую очередь, делается это все для комфорта и повышения качества жизни жителей.

Любовь Барабашова: Так вам тюльпаны нравятся или нет? Да или нет?

Иван Охапкин: Ну, если говорить конкретно про эту историю, то, безусловно, задача ставилась немножко по-другому….

Любовь Барабашова: Да или нет?

Иван Охапкин: Задача первостепенно ставилась.. вы дослушайте я скажу.   Задача все-таки ставилась украсить город к праздникам и ставилась она достаточно оперативно и амбициозно. На самом деле предлагалось-то достаточно много разных форм предлагались-то на самом деле не только тюльпаны все это…

Любовь Барабашова: Грибочки, я  помню, были, мухоморчики...

Иван Охапкин:  Видите, как субъективно, да? А ведь если мы посмотрим голосование, то там много кому они понравились, и эти люди могли бы войти сейчас в спор, да? Мы обязаны уважать мнение любого жителя. Тем не менее, я согласен, что это возможно спорное решение. Оно такое достаточно яркое, амбициозное. Хотя когда это было предоставлено администрации, то уже было понятно, что эти объекты могут вызвать яркую дискуссию. Было решение принято - послушать, что скажут жители. И было в связи с этим проведено голосование. На основании голосования, в общем-то, и был сделан выбор, как украсить город, чтобы максимально удовлетворить жителей. Чтобы создать некую среду для того, чтобы жителям комфортно было и можно было украсить город на праздники.  

Любовь Барабашова: Мы долго жили без главного архитектора. И вот приехали вы. Скажите, когда наш город ощутит присутствие главного архитектора? Когда он станет ну хоть немножко красивее?

Иван Охапкин: Мы сейчас рядом стоим - вы, наверное, ощущаете мое присутствие?

Любовь Барабашова: Ну, как главного архитектора, нет. 

Иван Охапкин: На самом деле, вы-то меня сейчас вынуждаете на такие ответы… Вы хотите, чтобы я кровью наверно, расписался  и сказал, что сейчас будет.

Любовь Барабашова: Ну, не кровью, но хотим, да.

Иван Охапкин: Но на самом деле, это неправильно. Если человек тебе говорит, что на 100% будет - значит, он тебя на 100% обманывает. Есть объективно некое понимание, куда мы хотим стремиться. Как и Сергей Александрович ставит нам такую задачу - это большое внимание к общественному пространству. Потому что, безусловно это даже проблема не Южно-Сахалинска, это проблема  всей России. Мы сейчас пристально обращаем внимание на это. И здесь и внимание обращено к Дальнему, к благоустройству. Создание этих малых архитектурных форм. В общем-то, это комплексная задача. Есть дополнительные еще некие задачи, о которых говорить просто преждевременно. Но так или иначе, поэтапно я  думаю, что мы придем и покажем какие-то конкретные результаты.     

Любовь Барабашова: А можно еще полистать вашу презентацию, мы посмотрим что у вас там есть.

Иван Охапкин: На самом деле, по Дальнему тут конкретно несколько предложений, и мы на их все увидели. Есть еще каталог малых архитектурных форм. Могу его показать.  Если это интересно.

Любовь Барабашова: Покажите.

Ирина Свидерская: Из зала еще 3 коротких вопроса.

Илья Новомодный: Первый вопрос от студентов. Школьникам давали проездные билеты, чтобы они добирались от домов до школы и обратно. А почему бы не сделать такое для студентов? Ну хотя бы для тех, кто ездит из Корсакова, Новоалександровки, из того же Синегорска?

Сергей Надсадин: Вы знаете, что касается Корсакова, такой вопрос может быть не в моей компетенции, это междугородняя перевозка, но вопрос этот правильный, если вы здесь учитесь. Но мы пойдем в этом направлении, это будут следующие шаги. Идея, собственно говоря, какая - мы рассматриваем предложения по переходу на электронные платежи. То есть, когда нет наличных платежей в автобусе. Что это позволит? Это позволит вот эту всю теневую сферу общественного транспорта легализовать. То есть, будут считыватели в автобусах, будут специальные карточки и тогда можно будет льготы делать системно. Тогда это будет все проще. Сейчас потому все льготы - льготы для ветеранов и для школьников. В этом году мы рассматриваем предложение по выбору системы перевода муниципального транспорта на безналичные платежи. То есть, эта система будет закуплена в следующем году. После того, как мы это внедрим в течение следующего года появится реакция в плане льгот различным категориям людей. Это хороший цивилизованный путь и студенты, конечно, тоже требуют внимания. Кстати, сегодня встречался с ректором нашего университета, с его командой и интересную фразу услышал - они абсолютно уверенно сказали, что Южно-Сахалинск - это город молодых. Вы согласны, кстати, с этим?

Илья Новомодный: Согласен.

Сергей Надсадин: Ну, вот. Я говорю, слушайте, может быть прямо не совсем уж так молодых, потому что можно назвать себя городом молодых, но для молодежи там еще не достаточно создано всего того, что хочет молодежь. Там высокотехнологичных рабочих мест, каких-то развлечений и так далее. К этому надо стремиться. Для молодых надо делать какие-то вещи, которые будут им понятны и приняты. Поэтому будем двигаться.

Илья Новомодный: Спасибо, а у меня второй вопрос. Присутствовал на ранних встречах «Пятой власти» и, помнится, была встреча с Андреем Лобкиным - бывшим мэром. Кстати, он хорошо о вас отзывался, много добрых слов было в ваш адрес сказано. Скажите, а вы с ним отношения поддерживаете?

Сергей Надсадин:  Он сейчас уехал, нет возможности общаться.  На самом деле, моя позиция в жизни какая…. Я сейчас даже вам прочитаю, сейчас одну секундочку. Хороший стишок есть на эту тему...

Владимир Кузовков: Лобкин написал?

Сергей Надсадин: Нет, не Лобкин написал. Это не относится к вопросу конкретно, но вам будет, надеюсь, интересно:

Не делай зла, вернется бумерангом.

Не плюй в колодец, будешь воду пить.

Не оскорбляй того, кто ниже рангом –

А вдруг придется что-нибудь просить?

Не предавай друзей, их не заменишь.

И не теряй любимых – не вернешь.

Не лги себе, со временем проверишь,

Что этой ложью сам себя да предаешь. 

Вот, пофилософствуйте. Я давно уже на этой земле живу, родился в Южно-Сахалинске. И у меня очень много всяких знакомых - разных, из разных слоев, категорий, разных должностей и так далее. И в  Южном, и не в Южном. И у каждого из них свой судьба, свой путь. Кто идет там прямо, кто-то криво.  Но это не значит, что я должен кого-то осуждать. У нас есть такой очень интересный человек -  Владыка Тихон,  настоятель православной церкви, архиепископ. Он очень уважает такого старца Амбросия Оптинского. И у него есть такая фраза - ответ на вопрос о том, как жить? «Жить не тужить, никого не осуждать, никому не досаждать, и всем мое почтение». Вот и все. Поэтому делайте выводы, не надо никого осуждать, у всех своя судьба.

Ирина Шимко:  На чемпионате Сахалинской области по воркауту наш губернатор Олег Николаевич сделал 23 подъема с переворотом. А на Всемирный день подтягивания более 30 раз подтянулся. Почему вы не посещаете такие мероприятия спортивные, и сколько раз вы подтягиваетесь?

Сергей Надсадин: Нет, я посещаю разные мероприятия. И на хоккее шайбу вбрасываю, и среди борцов бываю. Я очень люблю спорт. Три раза в неделю плаваю утром, в 6.30 я уже в воде. Очень люблю большой теннис. Летом проще, зимой посложнее. И очень люблю бильярд. Ну и зимние виды спорта - это горные лыжи и беговые лыжи. То есть, в субботу беговые, а в воскресенье - горные. Вот у меня такие предпочтения. А  подтягиваться - я могу подтянуться. 

Ирина Шимко: А нормы ГТО сдадите? Подтянитесь?

Сергей Надсадин: Для меня это будет какое-то испытание. А сколько надо подтянуться?

Ирина Шимко: Ну, больше губернатора подтянетесь?

Сергей Надсадин: Нет, наверно, нет. Он очень подготовленный человек.

Ирина Шимко: Больше губернатора никто не может. Даже наш чемпион Сахалинской области по воркауту столько не может.

Сергей Надсадин: Я считаю, что спорт должен быть в жизни любого человека. Можно адаптироваться для любого вида спорта. Условно, на горных лыжах можно ехать быстро, а можно потихонечку. Может быть два года там, или три - научился ходить, уже можно стоять, а может быть и за 60 лет.  

(Неразборчиво): Сергей Александрович, вопрос такого характера. В этом году сдали улицу Емельянова после капремонта. Сегодня возле магазина «Орбита» огромная яма, траншея порядка 15 метров. Как получилось, что тот участок дороги уже закрыли, но тут же перекопали? Ведь, как правило, у нас закапывают просто закопали утрамбовки какой не будет. Технология нарушается. Соответственно дорога на этом месте будет разрушаться. Такая же ситуация возле «Гильдии», на кольце Ленина-Пуркаева. Дорожное полотно ведь тоже недавно сдали. Вопрос – почему это не контролируется, почему это допускается?

Сергей Надсадин: Нет, на самом деле, это все контролируется, я на крайнем нашем аппаратном совещании попросил разобраться - что это. Там мне какие-то комментарии сделали, но сейчас, учитывая что письменного ответа не было,  не стану… Я видел эту яму, но она не самой дороге, она на обочине, да? То есть для дорожного полотна это не проблема, но все равно сам факт, что сделали обустройство, потом эти раскопки... На самом деле, сама дорога сделана очень качественно. Организация, которая этим занималась - «Востокдорстрой». Она, я считаю, лидирующее предприятие на территории нашего города, которое может качественно и красиво строить дороги. Последние их дороги, которые они сделали - это Победы проспект, улица Железнодорожная, Пуркаева, это вот Емельянова. Уже подвели итоги конкурса и они, по-моему, выиграли улицу Пограничную. Они, действительно, грамотные люди, у них достаточное количество специалистов, техники  и так далее. В чем вот здесь такая проблема? Я не склонен думать, что это их какая-то вина, но разбираться мы должны и дать ответ тоже должны. Поэтому вам дадим ответ после того, как поймем что здесь за история. Я сейчас точно не могу это сказать.

Александра Кудряшова: Сергей Александрович,  у меня все-таки вопрос по тюльпанам - какая у них судьба?

Сергей Надсадин: Да, слушайте, по тюльпанам Иван Александрович пытался что-то вам рассказать.

Александра Кудряшова: Сергей Александрович, у меня вот такое предложение есть по этим тюльпанам. Надо собрать их вместе и где-нибудь за городом и сделать Парк курьезов. Во многих городах есть такие... 

Сергей Надсадин: На самом деле, история эта имеет продолжение - в той части, что надо ответить, а что же делать с тюльпанами. Горожане там, где они стоят, их явно не приняли. А знаете, есть такая пословица – «из красивых цветов плодов не получается». Вот здесь как раз та история, что сам тюльпан - цветок красивый, но плоды, видите, какие. Неудачное место. Но, повторюсь, когда только обсуждали варианты украшения города, многие тюльпаны поддержали, а ветераны одобрили георгиевские ленточки. Но так и остался вопрос где все это размещать? Вот поэтому ждем предложений. Я просто хочу сказать, для понимания, эти тюльпаны еще не оплачены. Почему? Потому что, когда они начали падать от ветра, мы начали претензионную работу, потому что в техническом задании, когда их покупали, стояло требование – выдерживать порывы ветра не менее 50 метров в секунду. Идет претензионная работа, и чем эта история закончится, мы вам расскажем. Но где они будут стоять, мы думаем. Если вы что-то посоветуете, то будет хорошо.

Алексей Дружинин: У меня, наверное, последний вопрос на сегодня. По роду своей деятельности я делаю разные проекты, и элементом производства каждого проекта обязательно является презентация. У меня вопрос, скорее, к вам – будет ли интересно власти, потому что вы являетесь нашим инструментом, да, инструментом народа, который служит на благо его. Будет ли вам интересно использовать защиту проектов перед людьми? То есть, я защищаю проекты порядка двух-трех раз в месяц. Я что-то защищаю, то что делаю сам. Было бы очень здорово, если бы проекты городские, которые производятся администрацией города, которые прошли экспертизу в любой проектной организации, потом защищались бы перед людьми. Начиная с дворов и реконструкции улиц и благоустройство Дальнего. То есть, чтобы мы видели не какой-то промежуточный вариант, а вариант, одобренный экспертами, показанный нам, конечным заказчикам, собственно говоря, этой работы.   

 Сергей Надсадин: А вот скажите, в каком виде бы вы это хотели видеть? Чтобы это где-то опубликовано на сайте администрации, или как вы бы это хотели бы видеть?

Алексей Дружинин: Вы знаете, если я своим клиентам говорю, что вы можете посмотреть презентацию мою на каком-то сайте, то услышу в ответ - идите подальше. И клиент будет прав. Я вижу это в формате, когда в городе формируется костяк активных жителей, которым интересно, которые готовы задавать вопросы, которые учат, и этот костяк уже есть, который так или иначе интересуется тем, что происходит. Просто он не может видеть всю картину, нет инструмента у власти чтобы показывать, что и где происходит. Если это Дальнее - реконструкция, то мы приезжаем в Дальнее, и собираем людей активных, которые занимаются там - самые активные в доме, самые активные в подъезде, всегда такие люди есть. Собираем максимальное количество людей и защищаем этот проект. Проект, прошедший уже предварительную оценку экспертов. Чтобы не получилось, например, как с тюльпанами, когда просто были уже какие-то решения, и люди что-то тогда выбрали. Просто, если мы выложим 12 каких-то решений, люди что-то выберут все равно, да? Но если мы выберем три, прошедших экспертную оценку, люди выберут среди хорошего. Вот инструмент защиты проекта.

Сергей Надсадин: Понятно, в принципе, вопрос абсолютно разумный и корректный, и конкретный. Вот я хотел просто своих коллег спросить, вот Евгений Кулик, вы работаете в управлении капитального строительства. Расскажите, у вас же есть опыт согласования с людьми проектов дворов например? Вы же приходили туда и согласовывали. Вот вопрос улиц, скверов, я понимаю те знаковые вещи, которые вызывают резонанс, надо пробовать, у нас же есть площадки - общественные слушания. Но хочу сказать, что часто люди не ходят, даже если это касается реконструкции дома недалеко от них. Они, либо не видят необходимости, либо не доходит до них информация.

Алексей Дружинин: Просто надо самим к ним приходить. Возможно, с привлечением депутатского корпуса - это же их район.

Сергей Надсадин: Согласен.

Евгений Кулик: Я небольшой комментарий дам по этому. Действительно, механизм общественного обсуждения - он не идеален, потому что все проекты по дворовым территориям. То, что ближе к людям, они обсуждаются. В последние годы, как правило, при разработке проекта проектировщик выезжает во дворы, и он смотрит ситуацию на месте. Часто с ними выезжает депутат по округу, если им небезразлично. Практически каждый двор, который мы делали, обсуждался с жителями.

Сергей Надсадин: Евгений понятно. Думаю, надо пробовать то, что предложил Алексей, надо выходить туда, где это делается, приглашать людей, ориентироваться на костяк, подойдут еще жители и рассказывать им. Хорошая идея.

Евгений Кулик: Сергей Александрович, развешивали объявление на подъезды помощники депутатов, собирали людей, все встречи - в выходной, в вечернее время, приходила масса людей, был представитель УКСа, был представитель проектировщика, депутат, помощник, обсуждалось, согласовывалось.

Любовь Барабашова: Евгений,  мне сказали, что у вас есть, что сказать по Емельянова.

Евгений Кулик: Да, Сергей Александрович, разрешите доложить, как говорится. По Емельянова, возле «Орбиты», действительно, у нас был проект, согласованный со всеми, прошедший экспертизу. Но началась стройка и в ходе работ когда земляные работы производили, то увидели, что грунт насыщен водой. Долгое время выясняли откуда вода. Короче говоря выяснилось, что это утечка водопровода. Пришлось в ходе работ заказывать доработку, то есть - допроектировку. Пока проект согласовывали с Водоканалом выясняли... Только с четвертого раза у нас нашелся подрядчик, и вот сейчас уже идет исправление ситуации. Все покрытие будет восстановлено, мы не исключаем, что будет просадка, летом будет дорабатываться и приводиться в идеальное состояние.

Любовь Барабашова: По традиции, в завершении встречи гость дарит приз за лучший вопрос. Ну а пока Сергей Александрович выбирает, мы еще посмотрим, что нам покажет Иван.

Иван Охапкин: Ну, давайте посмотрим. Здесь некий набор малых архитектурных форм. Здесь, в частности, представлен некий визуальный ряд остановочного павильона - как он может выглядеть. На самом деле, по поводу остановочных павильонов окончательное решение не принято, мы сейчас смотрим некий другой опыт. Здесь представлено городское освещение, это современные и классические решения, слева то, что в современной части, справа - классические. Здесь у на оградительные столбики, опоры под дорожные знаки, чтобы это было все в едином облике.  Так же представлены возможные варианты скамеек. Мы анализировали рынок, чтобы это можно было сделать на Сахалине, и есть компании, которые могут это воспроизвести. Здесь представлены урны, которые могут сочетаться с этими малыми архитектурными формами, те же самые кашпо – это классический вариант, более современные варианты - вместе с тем, они поставлены рядом, что могли сочетаться между собой.

Ну и как и некий вариант это киоск, который сейчас на самом деле отдельно разрабатывается, это эскиз, который находится на стадии доработки, но он так же попадет туда вот в эту окончательную версию каталога. Ну и рекламные конструкции. Не так давно мы приняли схему рекламных конструкций, достаточно долго ее разрабатывали, мучительно. Почему? Потому что очень давно мы предлагаем убрать крупные рекламные конструкции из центра города, в том числе с проспекта Победы, потому что проспект Победы - это все-таки такая видовая точка с панорамой на нашу гору, символ, и мы предлагаем оттуда убрать все крупномасштабные конструкции. В центральной части города будут только мелкоформатные конструкции, в общем-то, мы пытаемся привести это к цивилизованному рынку, если так можно сказать. И, на самом деле, нет ничего сверхъестественного, но мы оказались первые в России, кто разработал единый облик рекламных конструкций, которые сочетались бы между собой. Обычно, как правило, просто разыгрывается какое-то место и  каждый человек, который приходит, ставит свою рекламную конструкцию. Поэтому все выглядит разрозненно и неуместно, а здесь мы решили сочетать вот эти рекламные конструкции с предлагаемыми малыми архитектурными формами. И, в общем-то, на самом деле предлагается это делать не просто как каталог, мы предлагаем зафиксировать это в правилах благоустройства, чтобы они были обязательны к применению на всей части территории города, не зависимо от того, кто будет заниматься размещением рекламы. Ну вот, в целом так.

Любовь Барабашова: Сергей Александрович, ну что, выбрали лучший вопрос?

Сергей Надсадин: Да, у меня есть такой. Я хочу автору этого вопроса вручить от имени администрации города Южно-Сахалинска книгу. Называется «Южно-Сахалинск: наш город». 14-го года издание, 15-го тоже скоро появится. Я считаю, что наиболее глубокий и интересный вопрос задал Алексей Дружинин - про то, что надо думать о будущем нашего города уже сейчас. Спасибо большое за вопрос, здесь надпись для вас.

Любовь Барабашова: Сергей Александрович, спасибо, что вы пришли, спасибо, что мы выбрали все лимиты времени, но, тем не менее, вы ответили на все вопросы.

Сергей Надсадин: Спасибо вам.

Любовь Барабашова: И давайте сделаем общее фото по нашей традиции. 

 

Автор: Любовь Барабашова, 11 декабря 2015, в 17:24 +20
Другие статьи по темам
Событие
Комментарии
Написано 12 декабря 2015, в 15:53
Спасибо за материал.
Очень большой.
+6
Написано 12 декабря 2015, в 19:51
Ребят, спасибки за развлекательный пост!
Скажите, а ответы Надсадина писались слово в слово??
Мне показалось или он реально говорит как Черномырдин?

"Сергей Надсадин: Ну, вот. Я говорю, слушайте может быть прям не совсем уж так молодых, потому что можно назвать себя городом молодых но для молодежи там еще не достаточно создано, всего того что хочет молодежь. Там высокотехнологичных рабочих мест, каких-то развлечений и так далее. К этому стремиться. Для молодых надо делать какие-то вещи которые будут им понятны и приняты. Поэтому будем двигаться."

В. Черномырдин: "Вы посмотрите - всё имеем, а жить не можем. Ну не можем жить! Никак всё нас тянет на эксперименты. Всё нам что-то надо туда, достать там, где-то, когда-то, устроить кому-то. Почему не себе?! Почему не своему поколению?! Почему этот, как говорится, зародился тот же коммунизм, бродил по Европе, призрак, вернее. Бродил-бродил, у них нигде не зацепился! А у нас - пожалуйста! И вот - уже сколько лет под экспериментом."


я в ауте!
+10
Написано 13 декабря 2015, в 15:18
Загарина Жанна, Черномырдин: Все это так прямолинейно и перпендикулярно, что мне неприятно; Сказал бы, этими вот, как говорится, руками.
+2
Написано 12 декабря 2015, в 21:32 Отредактированно 12 декабря 2015, в 21:36
После ответов Надсадина у меня лично появилось еще больше вопросов по их существу! А общее мнение такое-человек не владеет в должной степени информацией и конкретными знаниями по тем сферам, в которых он обязан быть компетентен как мэр. Скажите мне, зачем водить с собой свиту из большого числа чиновников как не для того, чтоб переадресовывать им те вопросы, в которых не разбираешься? При этом его никто не просит знать особые тонкости и всякие специфики, но при подобном общении надо хотя бы стараться создавать на публике впечатление глубокого, разносторонне грамотного человека... Хочу заметить про Стратегию 2020: срулил с ответа про неё Надсадин. Насколько я помню, он когда-то говорил, что суть этой стратегии - заложить в 27 муниципальных программ весь тот конструктив, что был предложен общественностью. Причем, программы должны быть дополнены предложениями и детализированы до марта 2015г. и расписаны в виде графика- плана по конкретным задачам и этапам их реализации. Отсюда интерес:1. Где этот детализированный график и какие именно предложения общественности стали основой стратегии? 2.И как следствие целеполагания стратегии: Каким образом, за счет чего будет достигаться эффективность работы мэрии и по каким критериям это будет оцениваться, господин мэр?
+6
Написано 12 декабря 2015, в 21:35
Сандра Клайд, а как можно создать то, чего нет априори?
+5
Написано 12 декабря 2015, в 21:42 Отредактированно 12 декабря 2015, в 21:44
Загарина Жанна, вот именно, во всем один пшик и понты, нет стратегии, зато есть Агенство по развитию Южно-Сахалинска, все времени нет до него добраться!
+5
Написано 13 декабря 2015, в 15:27
Сандра Клайд, По ФЗ О стратегическом планировании в РФ этот год отводился на подготовку. С 1 января внедрение. И тишина...
Надсадину можно было вопрос задать: вам ПСО довело в соответствии с ФЗ-172 перечень объектов региональной социальной и энергетической инфраструктуры на территории Ю-Сах МО?
Любопытно, как бы он заерзал. Попробуй нет сказать - псошники не поймут...
ФЗ-172, 5. К документам стратегического планирования, разрабатываемым на уровне муниципального образования, относятся:
1) стратегия социально-экономического развития муниципального образования;
2) план мероприятий по реализации стратегии социально-экономического развития муниципального образования;
3) прогноз социально-экономического развития муниципального образования на среднесрочный или долгосрочный период;
4) бюджетный прогноз муниципального образования на долгосрочный период;
5) муниципальная программа.
+1
Еще 3 комментария
Написано 12 декабря 2015, в 22:15
Кстати вопрос о
" Мы уже привыкли к чистоте, красоте, и цветы, ну может быть это субъективное мнение, стали воровать меньше, или я ошибаюсь? Александра Семеновна, воруют, нет?"
Думаю нет не привыкли или уж в Аниве только, но сделанных специалистом чайки на стеле украли, пару нашли в кустах...наверное решили вернуть их в нормальную среду обитания конечно...
+6
Написано 13 декабря 2015, в 10:01
Мноооого текста. Можно я не буду читать. И так же все понятно
+7
Написано 13 декабря 2015, в 14:58
Сергей Омшенецкий, Нельзя. Обязаны. Иначе админ штраф за неуважение наложит.
+2
Написано 13 декабря 2015, в 15:16
Любопытное перепутье. Надсадин отметил Дружинина. С тезисом о долгосрочности. Но сам направление не раскрыл. Настораживает это. Это же законы организации управления: за любым тактическим вопросом должна стоять понятная и обоснованная стратегия. Какие сферы занятости будут у южно-сахалинцев через 30 лет? Сколько всего горожан будет? Будем еще 30 лет капремонтом жилье латать или реконструкцию микрорайонов пора планировать? Если будет реконструкция, где и когда переселенческий фонд временного жилья намереваются создать?
+2
Написано 13 декабря 2015, в 16:03
Устал читать, честное пионерское!
+4
Написано 14 декабря 2015, в 10:23
sasch, Скоро указ 808 О культполитике заработает. Быстро научатся излагать мысли: кратко, объемно, доходчиво, вдохновляюще. Кстати, на месте Надсадина я бы на пятом вопросе взорвался типа: вы что мое время канализируете на обывательские посиделки? Пригласили бы кого из общественной палаты и пудрили ему мозги инфантильными вопросами. Это же глушь провинциальная: тополя ля-ля тюльпаны ля-ля турникет.
+3
Написано 13 декабря 2015, в 19:08
Сквер Асахикава как был для собак,так и после благоустройства остался собачьим.Вот бы японцы погуляли по скверу...снег ВЕСЬ желтый да коричневый.С детьми гулять в этом сквере нельзя,потому что лопаткой куда не копни...моча и г.собачье.
+4
Написано 14 декабря 2015, в 10:29
ALEKS1704, Некто Андреа ди Верми, венецианский купец, побывавший в 1570-х годах на Руси, написал следующее. «А еще у московитов есть воинское заклятие, которое они произносят как «хусим». Оно оказывает удивительное воздействие на события. «Хусим!», почесав затылок, говорит на военном совете воевода и его воины берут неприступную крепость. «Хусим!» - кричат конники и разметывают, как старый шалаш, непобедимые каре бронированной королевской пехоты. Скажут «хусим» – и захватывают королевские корабли на своих дырявых рыбацких лодках… Происхождение и сила этого магического заклятия не установлена, и не известно, от Бога оно или от дьявола…»
+3
Написано 14 декабря 2015, в 14:04 Отредактированно 14 декабря 2015, в 14:05
Андрей Кузьмин, Спасибо, не знал.Современные люди добавили только 2 буквы Й и Н
и до сих пор работает
0
Написано 14 декабря 2015, в 18:36
пионерский, Я подобные приколы собираю. Как раз для коммуникационной среды. Этот нашел на сайте морского сленга. как и еще некоторые: ...корреспондент агентства «Рейтер» при ставке русского военного командования в годы русско-турецкой войны(1877-1878 гг.), и затем – во время осады Порт–Артура в русско-японскую.
«Японский миноносец-разведчик после обстрела его русской батареей, получил попадание и еле ушел из-под огня к какой-то непонятной матери, как сказали артиллеристы. Однако, возбужденный недавним боем, старший офицер батареи заверил меня, что, скорее всего, тот далеко не уйдет и «потопнет в п…» Очевидно, он имеет ввиду то, что недалеко от берега есть очень опасное место, про которое японские моряки не знают!»
0
Еще 6 комментариев
Написано 14 декабря 2015, в 09:20
"Не было у нас таких строек как Дальнее", ага... Чушь... Концлагерь построили, какой то... Даже читать не охото, эту очередную бла-бла-блатину...
+1
Написано 14 декабря 2015, в 10:28
Parazit, Бухта(посмотрел на матросов, свистнул в дудку). Слушай команду! Палубу скатить, протереть песком, обратно скатить, обратно протереть песком и пролопатить. Помещение мыть мылом, железо, медяшки драить… (Вновь свистнул.)
+1
Написано 14 декабря 2015, в 10:32
Иванова, Иванова, Я не удовлетворен. Перед встречей редакция вопросы собирала. Я отписал про муниципальную блочную автономную газификацию. Где ответ?
0
Написано 14 декабря 2015, в 11:04
Я немного не поняла... про Владимировку, социальные дома и детские площадки?
Владимировка большая - а социальные дома построены, если смотреть по сути, по Железнодорожной.
Это что, все дети данного района будут гулять возле этих домов?
Мне кажется это нелепо.
+3
Написано 14 декабря 2015, в 13:59
Кроме битья себя в пяткой в грудь, что он родился в Южном, я больше ничего не услышал, эти люди не знают что делать, нет цели, они сами не верят в будущие этого города. Чтобы они не сделали все требует переделки. Зато он купается в 6.30 в бассейне, наверно классно, я тоже так хочу но у меня нет для этого условий. Страшно становиться за будущие этого города, от статьи веет нафталином, все заученные фразы Надсадина надо записывать на магнитофон и крутить на встречах, но по факту, только воз и ныне там.
+3
Написано 14 декабря 2015, в 15:40
Не пошел на встречу, ибо был уверен, что услышу всё тоже самое. Когда он шел на выборы был создан общественный совет, было большое голосование за кандидатов в него. Общественный совет собирался, обсуждали, спорили и все по кругу, выборы прошли и этот совет больше не собирается и толку от всех тех обсуждений. Надсадин постоянно участвует в каких-то тусовках, где обсуждают по кругу одно и то же. Это человек из команды Лобкина, который продолжает его дело по ОБСУЖДЕНИЮ и только.
+3
Написано 14 декабря 2015, в 23:23
Железнодорожная - это не Владимировка. Владимировка начинается за мостом. Как МЭР об этом не знает - не понятно. Он ведь родился во Владимировке и должен знать об этом. И дети из Владимировки ну никак не будут там гулять на площадке.
0
Написано 15 декабря 2015, в 00:41
Вова, конечно, отжеггг с вопросом про стих
0
Написано 15 декабря 2015, в 10:59
Ну Кудряшова как всегда ей свое ИМХО куда только не засунуть. Почему город должен считаться именно с ней???
0
Написано 15 декабря 2015, в 11:13
А полность федеральный номер какой 8914 ......3722 ? что то паленный номер, мог бы и зеркальнее взять
0
Написано 15 декабря 2015, в 22:40
Я садился писать пост о встрече 5 раз! Что создает для меня иронию перед названием проекта. Почему у меня не выходит этого сделать? А это любому человеку будет очевидно. Это была самая заносчивая встреча в части вопросов. Ответы в целом одинаковые. Мэр начинал с истории города или того района, которого касался вопрос и переходил к теме описывая структуру согласования принятия решений и опросов. Сотрудники администрации отстреливались, правда кто как мог. Например тема тюльпанов так и не раскрыта. Все это слилось. Мой вопрос был отбит бейсбольной битой. А несколько иных вопросов, других участников были почти не по адресу.
Такие вот дела.
Есть и плюсы. Благодаря этой встречи у одного моего доброго друга решилась одна проблема. Прямо на самой встречи. А вот у кого и какая проблема догадайтесь.

P.S.
После встречи с Вадимом Самойловым. После того как на одну «Пятую власть» заменил Любу. После концерта Самойлова и еще одной встречи с ним после концерта. Думать о чем либо другом еще не могу)))
Но один мем я вам сделал. Хоть часть традиции сохраню))
Кто в теме)) тот поймет))
+11
Написано 15 декабря 2015, в 22:49
Сергей Макаров, Ахах=)) Серега какой друг я понял, а какой вопрос решился нет.
+3
Уважаемый гость, чтобы оставлять комментарии пожалуйста зарегистрируйтесь или войдите
Поездка в Сочи и 150 тысяч рублей. Финалисты сахалинской лиги КВН определены!
Поездка в Сочи и 150 тысяч рублей. Финалисты сахалинской лиги КВН определены!
Выходные в Южно-Сахалинске: 11 - 13 декабря
Выходные в Южно-Сахалинске: 11 - 13 декабря