Новый цвет и старый звук - Алексей Агранович рассказал, каким будет "Край света-2017"

Фото: Денис Винарь

Новый цвет и старый звук - Алексей Агранович рассказал, каким будет "Край света-2017"

Генеральный продюсер, сопредседатель оргкомитета сахалинского кинофестиваля встретился с читателями astv.ru

В череде отставок, которые наша область переживает последние два года, была одна, которая вызвала широкое обсуждение и столь же широкое сожаление. Сахалинцы много высказывались об уходе Алексея Аграновича и Алексея Медведева из команды организаторов международного кинофестиваля "Край света", и их посты говорили о том, как любят на острове "Край Света", и как уважают тех, кто сделал кинофестиваль таким, каким он стал. 

Это удивительно, но именно поддержка зрителей помогла Аграновичу и Медведеву вернуться на "Край света". Об этом на "Пятой власти" Алексей Агранович рассказал сам. Встреча, которая прошла в гостинице "Пасифик Плаза" под чай с засахаренной клюквой, вышла искренняя. Это во многом был монолог Аграновича. Он душевно говорил о том, как рад вернуться, что все не должно было так закончиться, он старался деликатно обойти острые углы. А они явно есть. Впрочем, читайте сами. Как обычно, мы публикуем стенограмму без купюр. 

Любовь Барабашова: Добрый вечер. Спасибо, Алексей, что пришли, мы действительно очень рады снова вас видеть в качестве генерального продюсера кинофестиваля. Давайте покажем, как мы рады Алексею. (Аплодисменты). И первый вопрос: вы почувствовали, что сахалинцы в той ситуации были за вас, что на прошлом фестивале вас не хватало?

Алексей Агранович: Во-первых, добрый вечер, во-вторых, хочу представить Константина Шавловского, он пиар-директор фестиваля. Он - редактор журнала «Сеанс», хорошо разбирается в кино, может быть, отчасти, сможет заместить отсутствие Алексея Медведева, который сейчас в Гонконге по нашим делам, отбирает, отсматривает кино и уже начал работу над программой, которая в августе будет представлена вам в рамках «Края света». Что касается, почувствовал ли я… Меня здесь не было и почувствовать я толком ничего не мог. Я примерно понимаю, о чем вы говорите, и наше возвращение на фестиваль – прямой результат того, что далеко не везде у нас работает - прямой результат общественного мнения. Это признал и сам губернатор. Это, а также то, как не всегда, на мой взгляд заслуженно, отреагировала южно-сахалинская общественность на фестиваль 2016 года, является результатом того, что нам поступило предложение вернуться. Я что-то читал из материалов, которые выходили, в основном после. Но хочу сразу снять тему, близкую к скандальной: никакого скандала нет. Мы должны понимать, как это было летом 2015 года - в области появилось новое руководство. Ставя себя на их место, можно понять, что кинофестиваль был не самый серьезный объект их внимания. Надо было разобраться с хозяйством посерьезней. Поэтому вникнуть в то, чем мы занимаемся, возможностей просто физически не было, а существует стереотипное представление о фестивале «как везде». Ну мы и сами отошли в сторонку, потому что нам сообщили о ряде решений… Что не понимают, что и зачем мы делаем. Нужно было делать по сути другой фестиваль, мы этого делать не хотели и ушли.

Мы получили предложение вернуться в феврале, и для меня это было большим удивлением. Я много чего в жизни видел, но это было неожиданным. То, как это было сделано и мотивировано. И я считаю, что признавать ошибки и делать шаг назад, чтобы вернуться к качеству, это признак силы. Поэтому я с большим уважением отношусь к людям, которые нас пригласили вернуться. Для меня лично, и я думаю, что для большинства людей, которые делали фестиваль, это огромная радость. Спасибо, что вы рады нас видеть, и теперь перед нами стоит задача не ударить в грязь лицом.

Любовь Барабашова: Вам придётся сотрудничать с Сергеем Новожиловым, как вы поделите обязанности?

Алексей Агранович: Что значит «придется»? Я с ним знаком много лет. И в 2015 году мы уже сотрудничали. И сейчас он живет в этой гостинице. Он является сопредседателем оргкомитета, будет как и в 15-м году, заниматься регионами – поездки артистов, киномобилей и другим. Он прекрасный профессионал, просто мы с ним разными делами занимаемся.

Вика Сенива: Хочу сказать, что очень рада вашему возвращению и хочу спросить - когда вас вывели из состава организаторов, вам было обидно?

Алексей Агранович: Повторюсь, меня никто не выводил, я вышел сам. Я бы не назвал это обидой. Было ощущение некоторой несправедливости. У меня не укладывалось в голове, как можно было жить этим проектом, и как легко по стечению обстоятельств, не по злому умыслу, никто же не хотел «у вас такой фестиваль, делайте другой!», его можно лишиться.

Алексей Самарин, с которым мы разговаривали в прошлом марте, и это был последний разговор, после которого я ушел, он же не видел ни одного «Края света». Мы с ним в каком-то смысле обсуждали вещи, о которых он не знал ничего. И фестиваль они делали в прошлом году, не основываясь ни на чем. На скелете. Который можно понять, посмотрев программу прошлых лет. Это просто стечение обстоятельств, абсолютно нормальное для нашей страны. Конечно, было дико обидно, я же думал: это для людей, для всех. Была досада, было ощущение абсурда. Это скорее сетования на судьбу. Но ощущение того, что так не может быть, что это несправедливо, у меня было. И я не верил, что это может вернуться, но в то же время ощущение, что так не может закончиться, было.

Инна Балашова: Была ли надежда, что всё вернется обратно? Потому что я прошлый фестиваль полностью проигнорировала.

Алексей Агранович: Я уже частично, по-моему, ответил на ваш вопрос. Всё, что было сказать по этому поводу, я уже сказал. Абсолютно не хочу, чтобы мы с вами нашли виноватых, сказали, что кто-то неправ, а кто-то прав. Это нормальная жизнь. И сам факт того, что мы с вами сейчас сидим и разговариваем, говорит о том, что есть некая высшая справедливость. И она дает нам с вами основания верить и впредь, что благие дела и намерения просто так не проходят. Получилось так, как получилось. Всё вернулось туда, куда должно было. Верил ли я? Не очень, но при этом понимал, что так закончиться не может. Может быть, ожидал этого через какое-то, более длительное время.

Наталья Карпова: Вы вернулись - отлично, пойдем дальше. Есть что-то, что вам навязывают или просят, чтобы непременно было на фестивале, но вам это не нравится?

Алексей Агранович : Нет.

Наталья Карпова: Замечательно, спасибо.

Алексей Агранович: Были вопросы, в которых мы не сразу сошлись. Но по всем принципиальным мы убедили в том, что это правильно.

Любовь Барабашова: Какие были принципиальными?

Алексей Агранович: Мы в этом году частично возвращаем конкурсные показы в Чехов-центр. И дискуссия была вполне аргументированной с обеих сторон. Мы понимаем, что «Октябрь» - настоящий профессиональный кинотеатр, приспособленный для демонстрации фильмов. И какой бы мы не сделали показ в Чехов-центре, он будет качественно уступать кинопоказу в «Октябре». Но идеальным решением было бы просто поменять их на неделю местами. Выбирая между качеством и сохранением нашего фестивального города, площади, мы считаем что важнее сохранить площадь. Не хочется размазывать фестиваль. Существование общей площади, где все происходит – одна из особенностей и достопримечательностей нашего фестиваля.

Из зала: У вас была идея - для привития любви людей к острову. Мне она так понравилась, не бросите?

Алексей Агранович: Мы ничего не бросили, это словосочетание «привитие любви» - звучит как «заставить любить остров». А мы не заставляем. Просто генетически люди, живущие на Сахалине, к нему привязаны не так сильно, как люди многими поколениями выросшие в другой земле. Здесь часто в первом поколении люди, приехавшие сюда. Очень мало тех, кто жил в 40-е. Соответственно, связь людей с этой землей другая. Подсознательно другая. И две вещи, которые мы считаем важными – чтобы человек мог описать место, в котором живет, и себя в том месте. Даже, когда он просто делает это, связывает его с  землей. А это необходимо, чтобы здесь полноценно развивалось общество. Поскольку вторая главная мысль, которую мы пытаемся нести – что центр жизни там, где ты живешь, а не там, где установлена телебашня или сидит руководство страны или самые главные архитектурные памятники. И только когда это понимание укрепляется, человек становится настоящим патриотом. У нас есть на этот год сформулированный внутренний девиз, не тот, что будет вынесен на поверхность, но будет иметь отношение и к формированию программы, и к воркшопам, которые мы в этом году в большом количестве запускаем, звучит как «жизнь не такая, как вы её представляете, жизнь такая, как вы её делаете», а если совсем коротко – то "сделай сам".

Могу рассказать, что мы хотим запустить: шесть мастерских, творческих лабораторий разной направленности, на разные вкусы. Две будут адресованы аудитории до 16 лет, одна совсем детская - от 6 до 10 лет. Мультипликационная, работать с детьми будет петербургская студия. У них большой опыт работы с маленькими художниками, в этом году они все вместе сделают большой мультик, мы его увидим в конце фестиваля. Еще будет выставка эскизов и небольших интервью. Второй воркшоп - с 10 до 16 лет, приедет Елена Ванина, в прошлом журналист, сейчас сценаристка, писала сценарии для таких сериалов, как «Лондон-град». Скоро на российское телевидение выйдет сериал «Оптимисты», первый сериал про сотрудников МИДа 60-х годов. Она - автор сценария, а еще не раз проводила для юных людей киномастерские в рамках лагеря «Камчатка», его организовал Филипп Бахтин, интересное место. Лена большая умница, ей очень интересно работать с ребятами. Будут разбираться, что такое сценарий, операторское мастерство, режиссура. В итоге каждый снимет маленький фильм, лучшие из которых мы увидим на закрытии. Третий – «Европеец-азиат». Тут мы пока не определились до конца с темой. Но мы договорились с Юлией Левицкой, что она приедет и будет с вами заниматься. Что будет плодом этой работы, до конца мы еще не решили. Четвертый, новый, будет адресован людям, которые уже профессионально занимаются или хотят заняться журналистикой. Он будет делаться с образовательным порталом «Арзамас», вы можете его найти. Этот воркшоп будет делить участников на две группы, одна будет заниматься «семейным альбомом», а вторая…забыл, как называется. Суть в том, что они хотят поискать на острове разных ученых, чудаков, людей с редкими знаниями и идеями, и попробовать рассказать о них и их знаниях. Культура глазами ученых Сахалина. Мы хотим показать, как о сложных и непонятных обывателям вещах рассказать просто и интересно. Популяризация науки.

Все эти воркшопы должны потом сойтись в одном большом проекте. Следующий – «Мастерская друзей города», «Сделай сам». Мы хотим попробовать вот что. Руководителем его будет Миша Алексеевский, который руководил и прежде. Специалист института «Стрелка», к нему добавится замечательный художник-дизайнер Игорь Гурович. И усилят эту команду два художника, которые давно с нами работают и авторы всех стилей прошлого года - Аля Наумова и Кирилл Благодацкий. Мощная будет команда, мы хотим предложить им найти и разработать новые экскурсионные маршруты в городе. Когда к вам приезжают дорогие люди, вы им показываете Южно-Сахалинск, соответственно, у каждого есть своя мифология. Вы идете – «памятник, церковь, театр», свои истории, свои маршруты. Мы хотим найти эти маршруты и визуализировать их. Какую навигацию можно сделать, чтобы человек, у которого нет здесь знакомых, мог проходить и узнавать город с неофициальной точки зрения. Заодно это позволит расширить представление о том, как в городе может существовать коммуникация – знаки, навигация, у которых есть функционал, но которые являются визуальной составляющей города. Не будем спорить, что Южно-Сахалинску не помешает чуть-чуть красоты. И последний – фотографический. Приедет Ирина Меглинская, человек, который в свое время сделал фотослужбу журнала «Афиша» и много что еще. Она уже работала. Ирина хочет показать и рассказать, как пользуясь современными ресурсами в интернете, найти новые пути к аудитории, довести свои фотографии к людям. Конечным продуктом может стать электронный гид по Южно-Сахалинску. Мы обязательно сделаем интервью с руководителями всех лабораторий. А в результате мы хотим в марте следующего года сделать большую выставку, возможно, в музее книги Чехова - «Сахалин. Автобиография». Рассказать историю острова, историю людей силами самих людей. Авторами будете вы, мы просто поможем её упаковать и построить. Чтобы она была аттракционом. Мы делали первый шаг в эту сторону в проекте «Я здесь, потому что…». Он был интересный, многие пришли и посмотрели его. И хотим развивать. Идея в том, что каждая мастерская не должна заканчивать работу с окончанием фестиваля, а должна существовать сама по себе. Кураторы мастерских при удаленном доступе, а то и прилетая сюда, будут вести этот проект, который воплотится в выставке. Эта идея нашла поддержку в администрации, так что все у нас получится.

Сергей Макаров: Мне нравится фестиваль за его бунтарскую и смелую составляющую, я говорю о показах под открытым небом отдельных фильмов, например о Егоре Летове и других. Останется ли эта составляющая в этом году?

Алексей Агранович: У нас не было такой «бунтарской» программы. Мы показывали фильмы, которые с точки зрения программного директора этого заслуживают. Будут ли в этом году фильмы о людях, которые противостоят какой-то системе? Это одна из вечных тем в культуре, искусстве, кинематографе. Так что, скорее всего, будут.  Просто о содержании нашей программы мы сможем разговаривать во второй половине июня.

Варя Зелинская: Вы уже сказали о мастерских для детей, а что будет еще? Может быть, кинопоказы для детей?

Алексей Агранович: Для детей будет большая анимационная программа. У нас есть "Миядзаки и другие" - программа и российской, и иностранной анимации. Еще будет вневозрастной проект... Детям даже будет интереснее. Мы хотим сделать в этом году программу «Как правильно смотреть кино». На одну такую лекцию к нам обещал приехать Антон Долин, который с Лешей Медведевым проведут мастер-класс. Я думаю, это будет череда показов и разговоров, один обязательно будет построен вокруг кино, которое нужно научиться смотреть и понимать людям, не достигшим совершеннолетия. Для детей будет две мастерских. Вы, судя по возрасту, проходите во вторую, придете? Хорошо. Но если приедете в мастерскую и будете снимать фильм, хорошо бы еще успеть посмотреть пару мультиков и послушать пару лекций.

Светлана Волошина: Очень люблю «Край света», очень переживала за вас и радовалась, когда вы вернулись, хочу сказать большое спасибо за открытия, которые были. В частности, сопровождение кинопоказа живым оркестром... 

Алексей Агранович: Да, это Леша Айги со своим коллективом...

Светлана Волошина: ... я сидела весь фильм с улыбкой до ушей. Будет ли что-то в этом году, чтобы не только по программе, но и вне её? И еще я очень рада, что возвращается площадка на Чехов-центр. И вопрос такой: вы приводите гостей, заслуженных артистов, и я не раз слышала от взрослых, что они с удовольствием сходили бы на творческие встречи с  ними. Но как я заметила, они проходят в других городах, не в Южно-Сахалинске.

Алексей Агранович: Что касается специальных мероприятий типа концерта, который у нас был в день закрытия, мы планируем провести 1 сентября (а закрытие у нас будет именно в этот день), когда город первую половину дня будет жить знаниями, к вечеру устроить на площади концерт. Кто там будет выступать, я пока не готов сказать. Мы еще просто не решили окончательно. У нас будет точно два спектакля во время фестиваля. По традиции снова зовем Гришковца на проект «Ночь в театре». В этом году Евгений покажет нам либо «Плюс один», он его довольно давно сделал, либо недавно вышедший «Прощание с бумагой». Оба спектакля на Сахалине не показывали.

Еще мы хотим показать в Чехов-центре спектакль (как ни странно Чехов-центра), сделанный по принципу вербатима с помощью драматурга Родиона Белецкого - «Остров счастья». Его премьера будет осенью, но они хотят сыграть его в малом зале. Обсуждаем привоз еще одного спектакля из Гоголь-центра, который поставил режиссер из Латвии, называется «Митина любовь» по рассказу Бунина. Очень простой, легкий, остроумно сделанный спектакль, где играют два человека: Филипп Авдеев и Саша Ревенко, которого вы знаете по фильму «Ученик». А Филипп из фильма «Класс коррекции», он играет мальчика, в которого влюблена героиня. Они еще много где снимаются, очень хорошие артисты и сейчас весь вопрос в том, получится ли у нас. Единственное место, где мы можем это сыграть – театр кукол, обсуждаем с директором, короче, пока под вопросом.

Про встречи с артистами. Мы действительно привозили нескольких заслуженных ветеранов актерской профессии и они проводили встречи с жителями районов. В Южно-Сахалинске мы этого не делаем, наверное, потому что у нас уже не очень хватало времени и места. Но мы посмотрим, пообсуждаем, у нас нет понимания, как будет выглядеть эта часть программы. Это зависит от Сергея Новожилова. Но я услышал ваш запрос и мы наверняка одну-две встречи в Южно-Сахалинске проведем.

Ирина Нефедова: Я очень люблю фестиваль и, слушая о ваших шикарных планах, уже боюсь, что из-за обыденных вещей что-то не удастся посмотреть. Хотелось бы, чтобы не было проблем с билетами, чтобы была какая-то онлайн-продажа. А еще есть вопрос аккредитации. Не всегда людям, которые пишут про фестиваль, которых читают, достаётся аккредитация. Может, это и не ваш вопрос, но хочется, чтобы он решался.

Алексей Агранович: Что касается аккредитации, это вопрос к Людмиле Шапке. Мы с этим как-то никогда не сталкивались...

Любовь Барабашова: Была дикая проблема взаимодействия вообще с прессой, тут находятся коллеги, они подтвердят, но главное – много людей, пишущих о фестивале, это наши блогеры, это фотографы, они оказались вне информационного поля фестиваля совершенно. Если раньше они получали аккредитацию и шли снимать, то в прошлом году фестиваль был для них полностью закрыт.

Людмила Шапка: Я могу говорить только за время, когда я занималась аккредитаций. У нас с этим проблем не было. Я даже помню цифру - 106 человек получили пропуски "Пресса". Я удивлялась - неужели все будут писать? Просто присылали фото и все. 

Алексей Агранович: Ну, что касается аккредитации для людей, которые читают про фестиваль…

Ирина Нефедова: Для людей, которые пишут, и которых читают про фестиваль...

Алексей Агранович: Понятно. Это мы будем делать. Что касается билетов. Не знаю, что было в прошлом году, но у нас была выработана система. Так как все наши билеты бесплатные, мы можем их распространять свободно и легко. Схема, при которой вы можете прийти в информационный шатер, это лучшее место, где вы можете получить билет и максимальное количество информации о том, что вам предлагается посмотреть. Также будут работать кассы «Комсомольца» и «Октября». Принцип будет тот же: два билета в одни руки на сегодня или завтра. Брать вперед нельзя, объясняется просто: люди берут на всё, чтобы не стоять, а потом на половину не приходят, места пустуют. Возможно для онлайн-продажи задействуем Сахком, у них есть подобный сервис. 

Наталья Карпова: Вопрос про фестивальные цвета. В прошлом году их меняли, а в этом году будут?

Алексей Агранович: Уже всё поменяли. Про прошлый год говорить не будем. А в этом вот как-то так будет выглядеть фестиваль. (Показывает).

Любовь Барабашова: А как фестиваль будет звучать? Снова будет прошлогодний белорусский гимн?

Агранович: Конечно, естественно! И петь будем хором, кто не выучит, не попадет на фестиваль...  

Я очень надеюсь, что музыкальной песней фестивале будет «На краю», которая и была. Эта тема очень четко попадает в его суть. Немного драматичная, немного лиричная, немного авантюрная и очень личная. Не могу применить ни один из этих эпитетов к гимну прошлого года. Я его весь не слушал, так, фрагментом...

Любовь Барабашова: А мы слушали постоянно...

Алексей Агранович: Если будете настаивать, можем оставить его.

Ольга Шестакова: Весь Сахалин болел за вас, когда пришла радостная весть, что вы возвращаетесь. В связи с этим вопрос: как у вас идет взаимодействие во «втором пришествии»?

Алексей Агранович: Происходит в рабочем режиме, но, к сожалению, механизм, который был собран когда-то и в 15-м году, и научился сам себя создавать, сейчас практически не существует в связи с тем, что сменилось руководство «Кинодосугового объединения», которое является оператором фестиваля. Существенная часть бюджета в распоряжении ГАУ, есть сметы наши, но весь механизм – гостиницы, перелеты, декорации, оформление площадок, транспорт – вся инфраструктура выстраивалась сахалинцами под руководством Дениса Яншина. Сейчас руководство сменилось, они горят желанием научиться, но пока у них… Слава богу, в правительстве есть люди, которые помнят и знают, как это делалось. У нас отношения очень рабочие и позитивные, но просто это все заново.

Александр Зарчиков: Вопросы у меня те же, что я уже когда-то задавал. Будут ли на фестивале показаны фильмы сахалинских авторов, что там с кинофондом, которые сахалинские кинематографисты очень ждут? Третий вопрос: в прошлом фестивале было замечательное мероприятие - питчинг, на мой взгляд, оно многих подстегнуло работать над собой. В этом году я так понял его не будет, но мне кажется, что это неправильно, и можно было бы продолжить эту тему и придумать поощрение для выигравших, чтобы они развивались. Есть же такая тема в других фестивалях...

Алексей Агранович: Насчет сахалинских – я здесь не был полтора года и просто не знаю, есть ли что показывать. Это предмет диалога. Если вы готовы собрать программу, мы будем показывать, мы в этом заинтересованы. Что касается кинофонда и питчинга, потому что это один вопрос. Если вы помните, на закрытии 15-го года было объявлено, что фонд будет создан, но вы заметили, что он не создан. Но мы возвращались к этому вопросу и с Олегом Николаевичем Кожемяко, и с Алексеем Самариным, есть понимание, что он должен быть создан. Другое дело, что его структуру должны предложить мы и сейчас будем над этим работать.  Если эта работа будет продвигаться так, чтобы мы могли с уверенностью сказать – в дни фестиваля зарегистрируем фонд, то питчинг будем проводить обязательно. И мы пойдем к этому в ближайший месяц. Я за питичинг, это замечательно, но я понимаю, что постоянно имитировать деятельность в контексте мастерской «Европеец-азиат» трудно. Это не приводит к результатам и расхолаживает людей. Они теряют веру. Мы обеими руками за создание кинофонда, и даже думаем чтобы он в перспективе стал оператором фестиваля и стал основой для студии. Идеи о ней не просто витают, они на грани воплощения. Про питчинг и кинофонд отвечу через месяц, насчет сахалинского показа - ждем от вас предложений.

Кстати, в этом году одна из программ будет посвященная якутскому феномену. Там родился для России феноменальный региональный кинематограф. И этот регион является единственным примером рентабельного кинематографа. В Якутске живут молодые люди, вкладывают в кино по 10-20 тысяч долларов, научились снимать за такие деньги. В Москве это невозможно. А потом выводят картины в региональный кинопрокат и зарабатывают 50-60 тысяч долларов. Выходят в плюс. Большинство российских фильмов в плюс не выходят. В Якутии это в большей части происходит из-за языковой идентичности, фильмы снимают на якутском языке и то, что их смотрят, это такой региональный патриотизм. Самые разные фильмы снимают– и боевики, и комедии. Хотим привезти несколько и показать, как люди неизвестно где делают фильмы. И с полным правом называют себя кинопродюсерами, кинорежиссерами, киноактерами. Такие примеры есть, и мы их обязательно покажем, потому что мы всегда мечтали, чтобы на Сахалине...

Александр Зарчиков: В прошлом году показывали якутское кино...

Алексей Агранович: Ну и отлично, надо Леше Медведеву сказать, чтобы он учел в своих планах. 

Оксана Даманова: Алексей, в прошлом году мы очень тосковали, видя как разрушается праздник. И как апогей нашей грусти был ролик, который гулял по сети: 15-й год открытие - 16-й год открытие. Видели? Тогда вы понимаете. Сейчас, когда мы услышали, что вы возвращаетесь, это уже радость. Теперь мы вас видим. Прибавьте нам еще радости: есть информация о составе жюри?

Алексей Агранович: Нет. Я разговаривал с несколькими российскими кинематографистами, кто-то не сможет, кто-то взял паузу, но называть сейчас эти фамилии нет смысла, чтобы кто-то не расстроился. Мы пока работаем, и по со составу жюри к концу июня будет понимание. Если будет достигнута четкая договоренность, будем выдавать информацию.

Максим: Я представляю студию "Фантомас-продакшн". Что касается предложений по фильмам, в прошлый ваш приезд мы давали флэшку с нашим мультфильмом. Медведеву очень понравилось, он сказал есть о чем говорить. Мы сняли еще одну серию, хотим передать для Алексея. Может быть, появится, где-нибудь в 5 утра, в малом зале найдется место и для нашего показа...

Алексей Агранович: Давайте, хорошо, спасибо!

Любовь Барабашова: Какие хотя бы примерно фильмы вы хотите привезти? Как будет с кино японским, корейским, тайским?

Алексей Агранович: Будет программа «Соседи», она вся состоит из фильмов Китая, Кореи, Японии и Гонконга. Мы работаем над тем, чтобы в жюри обязательно был один из серьезных представителей азиатского кинематографа. Кино будет, как было при Алексее Медведеве. По признанию многих, хорошее. А насчет фильмов – проблема же не в том, что мы что-то не можем привезти. Мы сейчас посмотрим, что выйдет в отечественном кино, сейчас один за другим будут несколько фестивалей, главный из которых - «Кинотавр», после этого будем понимать, какие фильмы берем в конкурс, какие вне конкурса. Сейчас в Каннах будет показан новый фильм Звягинцева, посмотрим, может быть, привезем и его. Но пока ничего конкретного говорить не можем. Если вспомните, мы всегда давали первую пресс-конференцию в апреле и никогда не говорили про фильмы и жюри, потому что еще не время. Обязательно все расскажем.

Любовь Барабашова: Я хочу адресовать вопрос Константину, потому что думаю, что вам, Алексей, будет не совсем корректно на него отвечать. Как вам программа прошлого года? На мой дилетантский взгляд показалось, что она была очень сильной. 

Константин Шавловский: Честно, я не сильно вглядывался в программу прошлого года и не могу комментировать. Я знаю, что была ретроспектива, это хорошая история.

Любовь Барабашова: Ну вы круты! Вас выставили с фестиваля, и вы даже глазком не посмотрели, что там без вас происходит? Простите за это слово "выставили"…

Алексей Агранович: Ничего страшного. Что касается программы прошлого года... В чем была системная ошибка – решили, что раз они делали арт-хаусный фестиваль для высоколобых, интеллектуальное кино, ненавижу эту формулировку, то смогут сделать такой фестиваль. По оценке членов жюри, я, например, разговаривал с Александром Коттом, программу все хвалили. Фильмы были хорошие. Но в силу того, что конкурсная программа формируется не так, что могут быть два очень хороших фильма, а они рядом не встают. Программа, собранная программным директором, это его высказывание. Это то, что он хотел сказать. Возможно, этого высказывания и не было. Это разница в подходах программных директоров. Я знаю, что было много критики о том, что много секса, насилия, но с одной стороны – ну и что? Такие фильмы вышли. С другой стороны, фестиваль – это двигатель, моторчик какого-то большего механизма. Это культурный проект и его зрители являются его главными участниками. Все что связано с мастерскими, что происходит в кулуарах, беседах - это главное. Кино – только провокатор. Но основная работа, которую проделывают для людей, которые приходят на фестиваль, происходит вот здесь. Кино только провоцирует. Напомню вам, что название фестиваля – не про географию, а про линию, через которую включается поток света с экрана. «Край света» - это там, где зритель встречается с произведением. Где управленец встречается с горожанином, где автор встречается с аудиторией. Там происходит главное, что остается внутри человека и делает его жизнь интереснее, подсказывает ему нетривиальные ходы. Так что фестиваль - это не про интересное кино. Главная ошибка была допущена вот здесь.

Константин Шавловский: А я все же хотел бы ответить про программу. Я не мог смотреть конкурсную программу, потому что фильмы, которые в ней показываются, далеко не общедоступны. Меня здесь нет, скачать фильм нельзя. К мнению о ретроспективе присоединяюсь. А вообще есть много хорошего кино. То, что Алексей делает блестяще, как программер, он чувствует как кино, так и аудиторию. Он совершенно осознанно выбирает фильмы именно для сахалинцев. Он делал одновременно два фестиваля, «Два в одном» в Москве, это интеллектуальное кино, и я знаю, это было его осознанное решение. В том и состоит задача: познакомить зрителя с кино так, чтобы эта работа была выполнима зрителем. Но я на самом деле отслеживал ход прошлого фестиваля - смотрел на сайте все новости, читал газету.

Алексей Агранович: Есть вечный спор, что важнее – Что ты делаешь или Как. А есть еще мудрецы, которые говорят, что важно Кто делает. В случае с Медведевым мы имеем единство всех трех, он знает Как, Что и он есть Кто. Другой так не сделает. Тут его место, тут его время, это же одно из главных чудес фестиваля – интерес зрителей к не самому простому кино, которое требует усилий. Считается, что люди приходят в кино исключительно развлекаться. Он доказывает, что это не так. Какой бы не был человек, у него есть внутренняя работа к этой работе, просто надо создать ему условия к этой работе. Она связана с тем, что человек открывается. Вот про это «Край света».

Любовь Барабашова: Можно еще жалобу? Хозяйственно-бытовую? В прошлом году была страшная проблема с переводчиками в шатрах. Они чудовищно переводили, и это очень осложняло общение зрителей с авторами. Пожалуйста, обратите на это внимание.

Алексей Агранович: Хуже, чем в 2016-м году не будет.

Любовь Барабашова: Хорошо.

Екатерина Верик: Я представляю портал "СитиСах". В прошлом году это был мой второй фестиваль, до этого я видела его в 2011-м.

Алексей Агранович: Он был не наш.

Екатерина Верик: Я очень рада познакомиться с истинным «Краем света»...

Алексей Агранович: Подождите, может еще выяснится, что настоящий был в прошлом году...

Екатерина Верик: Я тоже с жалобой. Мы столкнулись с тем, что прессу не допускали к фестивалю. Когда нам удалось познакомиться с артистами, выяснилось, что у них тоже масса проблем. Им мало давали общаться с публикой, а хотелось. Надо чтобы в этом году было организовано больше встреч, чтобы обсуждать с артистами, любимыми для многих, то, что увидели. Потому что получить совет какого-то героя с экрана очень важно. Будет ли такая возможность в этом году?

Алексей Агранович: Мы не допускаем до участия в конкурсе картину, если кто-то из создателей с ней не приезжает. Едва ли не самое интересное происходит на обсуждении, в диалоге после фильма. Второе: у нас вообще фестиваль не имеет гостей, которые не приезжают поработать. У нас нет звезды, потому что она звезда. Есть картина, есть площадка, есть мастер-класс, если приехал – встречайся и работай. Основной площадкой таких встреч является шатер, который находится у Чехов-центра справа. Иногда мы проводим мастер-классы там, иногда, когда что-то пересекается, мы проводим на других площадках, но план у вас заранее будет. Плюс мы неслучайно стараемся вернуть все на площадь, это место, где вы можете потом встретить человека, потому что там все проводят время и пообщаться. На наших фестивалях мы делаем это общение максимально объемным. Я с огромным уважением отношусь к артисту Диме Харатьяну. Я понимаю, что если мы привезем его в Южно-Сахалинск, наверняка найдется много людей, которые захотят с ним поговорить. Но для нас важно, чтобы он сюда приехал с фильмом. Мы не хотим превращать фестиваль в концертную площадку для известных, пожилых актеров. «Край света» - рабочая площадка. То, что вы говорите, очень важно, я надеюсь, у вас будет возможность со всеми пообщаться, но другое дело, что может быть, вы сможете пообщаться не только с кумирами, но и открыть для себя людей, которых прежде не знали. Не только российских. Все прекрасно помнят, как к нам приезжал председателем жюри Мохсен Махмальбаф - выдающийся иранский режиссер. И общение с людьми такого масштаба для нас кажется приоритетным. Надеюсь, мы будем соответствовать. Еще раз заверяю, что никаких проблем у прессы, за исключением открытия и закрытия, которые мы тоже решаем, не будет как и раньше не было – ни по проходу, ни по аккредитации. Еще хотел обратить ваше внимание – в этом году мы начнем работу с федеральной прессой, а нашим главным информационным партнером будет Сахком. Но было бы хорошо, если бы это нашло отклик и в региональной. Дело в том, что мы поняли, что расширять наш объем, который пишется про фестиваль, сложно в силу того, что в крупных изданиях стремительно сокращается объем культурных разделов. Их становится все меньше. Все мало-мальски значащие о нас писали, но в этом году мы хотим поставить акцент на разделах «Общество», чтобы рассказывать не о кино, которое смотрят, а о тех, кто его смотрит. И что происходит вокруг кинопоказов. Мне кажется, это важно и может быть хорошим примером для других регионов.

Наталья: У меня вопрос про общество. Во-первых, с возвращением, вас долго ждали. Вы упомянули, что организатору, чтобы сделать хороший продукт, надо знать своего зрителя. Вы за годы работы на Сахалине своего зрителя узнали? Скажите, какой он?

Алексей Агранович:  Сложный вопрос. С одной стороны, опровергая сам себя, скажу, что человек везде человек. Недавно был в Эквадоре, они такие же. Если находишь с ними общий язык, у них такое же чувство юмора. Другой уклад, но они такие же люди. Есть ощущение, как здесь живут люди, в каких отношениях они с краем....

Что касается сахалинцев... Когда ты живешь буквально внутри стихии, на острове, когда вас всего полмиллиона, сопки, вулканы, медведи, то человек здесь себя ощущает все время собранным. И есть ощущение, что все чуть-чуть сами по себе. Нет больших сообществ. Все сами по себе, все в своих домиках живут, и когда я говорил про доверие, что из домика надо выйти, это мое ощущение. Я могу ошибаться. Это надо только для того, чтобы помочь человеку открыть дверь. А потом он выходит, такой же, как везде. И ведут полноценную, природой отведенную жизнь. И в этот момент они становятся очень интересными и красивыми. Это если говорить о зрителях. Здесь очень люди прямые. Я не встречал лицемерия, когда в глаза говорят одно, а за спиной другое. Крайне мало такого, причем даже в тех институциях, где лицемерие принято. Люди прямые, смелые, достойно переживают сложности. Как-то отличают «своих» от «несвоих» и это не зависит от того, жил человек на острове или нет. Может, я глупости говорю, это мои впечатления.

Любовь Барабашова: Вы делали в «Гараже» забавное селфи с нашим новым главным художником Павлом Шугуровым...

Алексей Агранович: Это он со мной делал.

Любовь Барабашова: Ну, да. Это выльется в какое-то совместное творчество?

Алексей Агранович: Не знаю, что с этим селфи сделает Павел. Мы с ним общались совсем недолго в «Гараже», где он готовил арт-проект. Я приехал познакомиться, вкратце рассказал о наших планах, которые тогда были значительно меньше сформулированы, чем сейчас. Сделали селфи и разошлись. Павел пошел готовить свою выставку. Потом пытались встретиться, но назначили встречу в разных гостиницах и не нашлись.

Ольга: В продолжение вопроса о сахалинском зрителе. Я знаю фестиваль с самого первого и вижу изменения. Видите ли вы, как меняется зритель и как стал реагировать, когда нравится? Я вижу, что он хлопает, даже когда рядом нет жюри и думаю, что фестивальный опыт дает такой выплеск. Плюс команда, которая приезжает каждый год, наверное, обсуждает наш кинофестиваль и наш остров в своих кругах и гораздо чаще стали в фильмах упоминать Сахалин. И даже недавно в фильме «Время первых» зал грохнул, когда там показали человека с Сахалина. Становится популярным наш регион.

Алексей Агранович: Я вижу не изменение зрителя, я вижу… На первом фестивале аудитория в 300-400 человек на фильме была достижением. Но посещаемость была невысокой. За 2015 год мы вышли почти на 100% заполняемость зала. Изменился ли зритель? Нет, он просто вышел из домиков. И если бы он не изменился, мы бы сейчас не разговаривали.

Наталья Карпова: Я знаю, что вы очень любите футбол. А не сыграть ли нам хоть раз командой фестиваля против зрителей?

Алексей Агранович: Я сделал операцию, мне нельзя играть, к сожалению. Но посмотрим, какая будет собираться команда.

Наталья Карпова: А вы «Квартет И» пригласите, они прекрасно играют!

Алексей Агранович: «Квартет И», к сожалению, в это время будет заканчивать производство своего нового фильма, который в июне начинают снимать. Кроме того, у них это период отпусков. Слава и Леша, как правило, в это время в Одессе, оттуда их калачом не выманишь. А еще они очень коммерчески ориентированные ребята, и их визит может обойтись достаточно дорого, мы себе это позволить не можем. Если получится, чтобы в следующем году убедить кого-то из них привезти новый фильм, посмотрим. А у вас-то есть кому играть?

Наталья Карпова: Найдем!

Алексей Агранович: Ваш футбольный клуб «Сахалин» играет? Он уже в 1-й лиге?

Любовь Барабашова: Алексей, давайте выберем лучший вопрос.

Алексей Агранович: Вопросы все были хорошие, но я бы выбрал самый сложный для себя – как мы представляем сахалинского зрителя. Он заставил меня хорошо задуматься. А приз – два билета на церемонию открытия сахалинского международного фестиваля «Край света».

Любовь Барабашова:  Спасибо за встречу!

Алексей Агранович: Еще увидимся. Когда будем понимать про жюри, программу, можем встретиться еще раз.

Константин Шавловский : Коллеги, очень хотел попросить, если кто-то пишет в СМИ, личных блогах, мы сегодня открыли набор на мастерские и нам крайне важно донести эту информацию до людей. Просьба помочь, на сайте фестиваля уже лежит пресс-релиз, там адрес, подробная информация о воркшопах. Надо, чтобы люди записывались, особенно на детские. Заявки ну участие нужно отправлять на адрес workshop.siff@gmail.com. 

Алексей Агранович: Да, пожалуйста, помогите распространить эту информацию. Самое неприятное, когда кто-то приходит и говорит «ой, а я не знал». Думаю, мы с вами достучимся до каждого. Спасибо! До встречи!

Автор: Любовь Барабашова, 19 апреля, в 14:51 +17
Другие статьи по темам
Комментарии
Написано 19 апреля, в 18:56
"Изменился ли зритель? Нет, он просто вышел из домиков." -
Я подтверждаю, потому что именно я так на все КС с Аграновичем и попала! Вышла из домика и решила всё таки посмотреть, что там за шумиха такая)) и не пожалела!

Спасибо большое за интервью!! Очередной раз убеждаюсь, какой он всё таки мудрый человек!
+10
Написано 19 апреля, в 19:17
А мне нравится, что мы не берем интервью у героев. Мы разговариваем с ними о самом важном. И часто у них нет готовых ответов на наши вопросы. Они формулируют их, размышляя. Очень интересно наблюдать за этим процессом.
+9
Написано 20 апреля, в 00:15
Пости всё было понятно и ясно!!!
Но подскажите пожалуйста, что такое "питчинг"?
+2
Написано 20 апреля, в 00:24
ILYA301968, Питчинг (от англ. «pitch» — выставлять на продажу) — презентация кинопроекта с целью нахождения инвесторов, готовых финансировать этот проект (с)

Не стоит благодарностей)
+4
Написано 20 апреля, в 00:17
Всё прочитал!
+2
Написано 20 апреля, в 00:23
ILYA301968, Браво!
+3
Online
Написано 20 апреля, в 11:43
Не люблю читать, когда очень много текста, но тема кинофестиваля под это правило не попадает) С нетерпением жду этот праздник.
+5
Написано 21 апреля, в 12:27
Фотографии очень уютные. Читать не осилила - далека от темы. Но картинки - профи.
0
Уважаемый гость, чтобы оставлять комментарии пожалуйста зарегистрируйтесь или войдите
Модель-андрогин Андрей Нагорный: «У нас с Дашей общая косметика»
Модель-андрогин Андрей Нагорный: «У нас с Дашей общая косметика»
На улицах Южно-Сахалинска появилась живопись
На улицах Южно-Сахалинска появилась живопись