Найди дело по душе, а деньги приложатся

Фото: Денис Винарь, Георгий Лепихов

Найди дело по душе, а деньги приложатся

Никита Тихонов-Рау и Владимир Вайнер в «Пятой власти» рассказали о том, как мудрость наших родителей стала девизом социального предпринимательства


Бывают встречи, которые не случайны. Бывает, что человек, которого настиг кризис среднего возраста с его размышлениями «а правильно ли я делаю, когда иду на нелюбимую работу», встречает того, кто из рутины вырвался, счастлив и вдохновляет других. Бывает, что блогер в Южно-Сахалинске встречает москвича, с которым можно поговорить об их общем знакомом из Архангельска. Бывает, что кто-то вынашивает мечту о фотопроекте о стариках и рефлексирует, что это никому не нужно, а рядом за кофейным столиком оказывается тот, кто скажет, что в этом нуждаются многие.

Все это было на нашем проекте «Пятая власть», куда пришли в гости режиссер документального кино Никита Тихонов-Рау и один из основателей профессионального рынка фандрайзинга в России Владимир Вайнер. 

Уже после завершения встречи мы смотрели, как наши гости расходятся группками, как они идут по темным улицам с пакетиками, в которых лежат вкусные пирожные от "Yummy", и разговаривают друг с другом. И подумали, что эта «Пятая власть» была одной из лучших за ее историю. И главное, она оказалась очень полезной многим.  

Любовь Барабашова: Добрый вечер! Мы начинаем проект «Пятая власть». Я представляю сегодняшних гостей - это Никита Тихонов-Рау и Владимир Вайнер. Мы очень благодарны, что вы пришли к нам. И благодарю тех, кто пришел пообщаться с гостями – я вижу очень много новых лиц. Понимаю, что у вас у всех есть вопросы, и они очень различаются. Кто-то шел поговорить с Никитой о его фильмах, кто-то - с Владимиром.  Еще у нас есть видео, мы сможем его показать.

Владимир Вайнер: Да, 23 минуты видео, это кино.

Любовь Барабашова: Кино о чем?

Владимир Вайнер: А вот это, может быть, мы, начиная рассказывать о видео, и расскажем.

Никита Тихонов-Рау: Прежде, чем мы расскажем про кино, я хотел бы поблагодарить за приглашение, я впервые на сахалинской земле, мне здесь нравится, не буду скрывать. Здесь очень красиво. И вообще, вам везет, что вы живете здесь. Спасибо «Сахалинской Энергии», спасибо Любе персонально за то, что нас позвала. Нам это очень приятно. Давайте я в двух словах просто расскажу, чем я занимаюсь, потом Володя расскажет в формате минуты. Я режиссер, продюсер, основатель первой в России телевизионной продакшн-компании, которая занимается социальным кино. Это основное направление моей деятельности. Называется «Лаборатория социального кино. Третий сектор». И мы реализуем социальные кинопроекты по всей России, которые поднимают острую социальную тематику, а в России ее огромное количество. И масса есть того, о чем снимать. И я вице-президент Гильдии неигрового кино и телевидения, мы развиваем в целом направление документального кино. Это в двух словах.

Владимир Вайнер: Меня зовут Владимир Вайнер. Я директор Фонда развития медиапроектов и социальных программ Gladway. Это Фонд, который просто учредила группа друзей в 2011 году для того, чтобы разрабатывать информационные кампании по тем темам, которые нам лично кажутся правильными. Мы видим, что есть проблема, у нас есть гипотеза, что есть ее решение, и мы сами разрабатываем это решение, потом ищем ресурсы для него. И, собственно, реализуем тот или иной медиапроект. И однажды, 4 или 5 месяцев назад…

Никита Тихонов-Рау: Уже 5.

Владимир Вайнер: Я, в общем-то, никогда не видел раньше этого человека, не знаю, кто это, а 5 месяцев назад мы познакомились как раз в рамках такого поиска решений. Никита пришел. С гипотезой.

Никита Тихонов-Рау:  Володя сказал ключевую фразу, что у нас, так получилось, совпадающие подходы: Володя решает со своей командой социальные вопросы через медиатехнологии, масштабные информационные кампании . Потому что, надеюсь, все согласны, что разруха в головах. Это первое, чем надо заниматься, – головами людей. Володя  занимается тем, что ему интересно, и сам потом ищет, как это реализовывать. У меня то же самое. У меня в жизни не было, вот правда, ни одного заказа. У меня не было ситуации, чтобы мне кто-то звонил и говорил: «Здравствуй, Никита, а сними-ка ты про то-то». Я всегда сам решал, о чем я хочу снять. Во мне всегда изнутри рождалась идея, потом я искал окна, пути - а как эту идею реализовать, и шел в открытое поле, искал, кому это может быть интересно, кто может быть замотивирован, чтобы снять про это кино, поднять такую тему. И в этом смысле наши подходы совпадают. Так мы нашли и полюбили друг друга. В хорошем смысле слова, без всяких этих…

Владимир Вайнер: И пришел Никита в это открытое поле, как он говорит, к нам в Фонд, и предложил, а давайте снимем кино о какой-то проблеме, которую вы сейчас решаете. А мы уже второй год реализовывали, опять же, придуманный нами проект, который называется «Социальное предпринимательство России». Что мы понимаем под социальным предпринимательством? Это когда создается бизнес, ориентированный на решение социальных проблем, но при этом, в отличие от некоммерческой организации или благотворительного фонда, он применяет бизнес-модель. Сам придумывает, как быть устойчивым. Ну, например, я посмотрел, на Сахалине в каком-то еще 1901 году открывались Дома трудолюбия. Когда социально незащищенные группы получали жилье, работу, какой-то доход, питание и так далее. Вот это уже было про социальную экономику, и как-то в стране оно уходило периодически, на Сахалине еще чаще уходило, в связи с разными сменами жизни. А на данный момент это один из ключевых драйверов во многих странах. Для меня образец - Южная Корея, где драйверы социальной экономики растут. Там это очень четко прослеживается - уже вторая пятилетка заканчивается в поддержку социальной экономики и социального предпринимательства. И вот мы подумали, а что делать, чтобы в России сами некоммерческие организации, люди, объединялись, находили ресурсы, решали свои проблемы. Стали смотреть, а этих людей уже сейчас много в разных городах. И мы решили сделать такой проект. Сделали сначала сайт, там регистрируются люди, которые считают себя социальными предпринимателями. Потом мы с этими людьми ведем переписку, потом создаем каталог, в котором подробно описываем каждую историю. Плюс еще индекс, где их уже много. И это второе уже такое издание, мы делаем ежегодник. В первый год было 50, сейчас - 80 героев. И на этот год мы думаем, что в индексе, в каталоге будут уже тысячи таких предприятий  по всей стране. Мы их таким образом засвечиваем. Они становятся видимыми. И там еще много чего. Вот с этого проекта у нас, можно сказать, началась такая медиакампания по продвижению социального предпринимательства. Вот, например, эти книжки тиражом 3000, плюс на сайте посещаемость тоже достаточно высокая, каждый день кто-то новый регистрируется из очень разных регионов, городов, населенных пунктов. И, собственно, мы стали двигать эту историю. И когда пришел Никита, мы поняли, что уже мало такого мультимедийного формата, когда есть сайт, есть регистрация, есть электронная версия каталога, которая на сайте, есть печатная версия каталога и так далее. Нужно создавать историю, которую не только интересно читать, не только рассматривать картинки. И появилось кино. Продолжишь?

Никита Тихонов-Рау: А я думаю, что мы сейчас уже минут 5, наверное, говорим. Мне бы теперь очень хотелось с вами познакомиться.

Владимир Вайнер: Все, что мы знаем - мы находимся на острове.

Никита Тихонов-Рау: Давайте будем знакомиться.

Ирина Нефедова: Здравствуйте, меня зовут Ирина Нефедова. Я уже 3 года веду свой блог под девизом «Везде хорошо, если суметь увидеть». Все начиналось с путешествий, но сейчас я давно уже пишу о том хорошем, что здесь у нас происходит. И я сейчас идейный вдохновитель и организатор сообщества интеллектуального творчества СИТРО. Мы уже несколько месяцев проводим свои акции и мероприятия, поэтому мне очень интересно по многим вопросам вас услышать.

Никита Тихонов-Рау: А давайте, может быть, Люб, можно? Вы хозяйка….

Любовь Барабашова: Можно, конечно.

Никита Тихонов-Рау:  Вы сразу нам какой-то задавайте вопрос, чего вы ждете от сегодняшней встречи, чтобы мы могли вам дать ответ по возможности.

Ирина Нефедова: Я сейчас не готова, можно чуть-чуть попозже?

НикитаТихонов-Рау: Окей.

Владимир Вайнер: Сейчас каждый так - я зачем сюда пришел? (смех).

Элла Гущина: Здравствуйте. Мы тоже вышли в поле сегодня, как говорится. Мы члены совета родителей детей-инвалидов Сахалинской области. У нас существует проблема реабилитации детей на Сахалине. Родители уезжают на материк в поисках хорошей полноценной реабилитации. В связи с этим нами, инициативной группой родителей, был разработан проект реабилитационного центра, который мы бы хотели видеть у нас на острове. Мы встречались с властями, разговаривали об этом. И решения пока нет. Поэтому от сегодняшней встречи мы ожидаем, что какое-то направление, какой-то путь вы нам подскажете. Спасибо.

Ярослав Звягин: Добрый вечер, меня зовут Ярослав. Я сюда попал случайно, товарищ пригласил, но оказалось, что очень даже не зря. Я в прошлом вел общественные проекты, связанные со съемкой социальной рекламы. Причем сам в ней и участвовал, если будет интересно, то потом покажу. Очень интересную для Сахалина тему затронули. Уверен, на Сахалине очень важно сейчас быть ближе к людям и озвучивать их проблемы медийно, в интернете и по телевизору. Так, чтобы человек задумывался. Вы первый день, наверное, на Сахалине?

Никита Тихонов-Рау: Третий.

Ярослав Звягин: Мы немножко отстаем от материка, вот именно по медийности, и очень бы хотелось развить на Сахалине такое направление, чтобы люди видели социальные проблемы, которые можно решать. Если вы в этом Сахалину поможете, будет просто круто.

Никита Тихоново-Рау: Мы, собственно, для этого сюда и приехали.

Любовь Барабашова: Скажите, вам не кажется, что сейчас наступило время, когда все проекты как раз завершаются? Мне, может быть, я паникую не к месту, но, тем не менее, мне кажется, что прошло время социальных акций, благотворительности, которая, пусть небольшая, но развилась. У вас нет такого чувства?

Владимир Вайнер: Я могу начать. У меня есть чувство, что как раз наоборот. Если возникает кризис, это что такое? Это значит, что больше вызовов на выживание. Больше вызовов на выживание, это означает, что люди вынуждены начинать объединяться. Если у меня сейчас какая-то проблема, я пойду к самым близким людям, своим родственникам, друзьям, к тем, с кем учился. Появится некая новая ячейка, некое сообщество, которое само будет пытаться решить какие-то проблемы. Даже то, что происходит в интернете - объединенные покупки, например, уже много лет они идут. Это как раз про это. Мамы, например, объединяются, чтобы купить какие-то более дешевые товары. Причем, уже даже предзаказы делают, где люди сами фактически начинают рулить производством. Чем дальше, тем больше это будет происходить. Как раз наоборот получается - проекты, может, перестанут быть такими формально красивыми, но они будут приближаться к тому, что важно отдельной конкретной группе жителей конкретного подъезда, двора, микрорайона и так далее. Проектов, наоборот, будет больше, и они будут ближе к реальным людям, потому что, скорее всего, сами люди их будут делать, даже не переходя в финансовую область созданий юрлиц, подготовки крупных финансовых проектов. Не во всех регионах существуют какие-то грантовые программы, тем более, во многих они сворачиваются.  Но это означает как раз то, что люди начнут объединяться.

Никита Тихонов-Рау: Я хотел бы тоже, Люба, вам парировать, потому что действительно, когда есть какие-то сложности, организм мобилизуется. Когда какая-то зараза возникает, что происходит – у нас иммунная система начинает активно функционировать, правда? Тоже самое с обществом происходит. Маленький факт. За последние годы сфера благотворительности, если мы рассматриваем ее с профессиональной точки зрения, она, как рынок. Понятно, что это продукт, который продвигается какими-то структурами – благотворительными фондами, некоммерческими организациями и так далее. Так вот, этот рынок растет. Он растет год от года, там очень существенный рост. У нас возникает культураа общественного участия, например, пожертвования, если раньше люди этого не понимали, сейчас у них растет степень доверия к этому. Несмотря на очень сложную, в целом, историю взаимоотношений между человеком и государством в нашей стране, несмотря на это, горизонтальные связи укрепляются. Они не разрываются, они становятся сильней. Значит, гражданское общество усиливает на самом деле свою зрелость. Поэтому я уверен, что все будет отлично.

Проекты, может, перестанут быть формально красивыми, но они будут приближаться к тому, что важно отдельной группе жителей конкретного подъезда, двора, микрорайона и так далее. Проектов, наоборот, будет больше, и они будут ближе к реальным людям, потому что, скорее всего, сами люди их будут делать.

Владимир Вайнер:  Вот даже, как пример, здесь собрались люди. Сейчас кто-то скажет, у меня такая-то проблема. Если хотя бы у десяти человек в душе она отзовется, то тут же можно взять и скинуться даже не деньгами, а просто ресурсами. И вот уже появится инициативная группа, ядро, городское сообщество и так далее. Ткань социальной жизни в городе начинает уплотняться, коврик с узелочками такими появляется, и это нормально. И помощь еще идет в том, что, если раньше таких сервисов было не очень много, то сейчас новые технологии, привлечение ресурсов на интересные проекты позволяют собирать ресурсы не только в замкнутых пространствах своего родного города или региона, идею можно просто вывесить. У меня был эксперимент - я вывесил свою идею, и в 12 городах она сейчас будет разрастаться, а мне, чтобы я сделал методичку про эту идею, прислал деньги 101 человек.  

Никита Тихонов-Рау: Потом еще есть одна вещь, смотрите. Понимаете, у нас большая страна, самая большая в мире, нас всех наполняет чувство гордости, что мы в такой большой стране живем, и мы не очень задумываемся, удобно это, неудобно это. Просто, по определению, мы родились с этим ощущением. И у нас, поскольку мы такие большие, есть желание думать такими супер-проектами. То есть, государство придумало – так, Сколково. Вот миллиарды в Сколково! Вот сейчас мы все наладим. А на самом деле сейчас говорят, что неэффективно, не получается так, не работает. На самом деле, все работает на уровне малых проектов, отдельно взятых людей с отдельно взятой энергией. И когда этих кластеров внутри экономики огромное количество, то все начинает функционировать.  А дальше действует принцип Паррето, когда 80 из 100% не срабатывает, а зато 20% -  прямо бешеная эффективность. А малые-то проекты что? Я с тобой встречусь, с Володей мы сядем за чашку кофе, все придумаем и сделаем. И никто нам для этого не нужен. Ты мне в кулуарах рассказывала, как возник проект. Он возник, потому что тебе сверху что-то такое сказали? Нет, он в твоей голове возник.

Любовь Барабашова: Строго говоря, в Ириной голове.

Никита Тихонов-Рау: Хорошо, в Ириной, да.

Любовь Барабашова: Так, кто еще? Не стесняйтесь, смотрите, я сейчас захвачу микрофон и все, не отпущу.

Валерий Снетков: Здравствуйте, меня зовут Валерий, мы с моей коллегой Ольгой представляем Tele2 и, наверное, стоим по другую сторону баррикады – если на одной общественность и пресса, то мы, в основном, являемся заказчиками. На самом деле, наша компания, хоть и коммерческая, но мы всегда следуем тенденции, что социальные проекты важны населению. К сожалению, у нас на Сахалине пока еще не начались такие глобальные проекты, как по всей России. Но в других регионах акции проводят - когда людям предоставляется возможность показать себя, рассказать о себе. Берутся какие-то идеи по устройству городского мира, допустим, делается красивое граффити или ремонтируются подземные переходы. Это, действительно, делает не компания, это делают люди. Людям предлагается инструмент для реализации своих идей. И мы ищем таких людей на Сахалине, чтобы делать какие-то проекты. Я могу заверить, что ресурсы есть, по крайней мере, финансовые. Нужны идеи, необходимо желание.

Владимир Вайнер: Это как раз подтверждает, что это будет дальше развиваться. Компания, которой нужен потребитель и связь с ним, она и будет разрабатывать новые и новые проекты. Кстати, у Tele2 по всей стране такие позиции. То есть, на территории всей страны у компании Tele2 пиар-службы, действительно, выступают такими пиар-службами городских сообществ. В вопросах социального предпринимательства Tele2 даже является соучредителем крупного международного фонда поддержки социальных предпринимателей. Фонд «Навстречу переменам» - один из двух таких российских фондов поддержки. И его соучредитель - Tele2.

Никита Тихонов-Рау: Кстати, коль уж мы заговорили про инициативы конкретных людей, энергия-то все равно от людей исходит, я предлагаю, может быть, мы сейчас, пока еще все не очень уставшие, свеженькие такие, посмотрим кино, а потом у нас будет что обсудить.

Единственное, я два слова буквально скажу, прежде чем мы нажмем кнопку play. Вот, собственно говоря, диск с фильмом «Люди Севера». Это фильм, посвященный социальным предпринимателям России. Мы с Владимиром задумали такую большую федеральную кампанию, посвященную продвижению социального предпринимательства в России. И будем снимать этот фильм во всех федеральных округах, в Москве, в Петербурге. Сейчас мы думаем по поводу реализации такой истории здесь, на Дальнем Востоке. Но это пока только мысли. И вот первый эпизод возник в Архангельской области, благодаря энергии нашего друга и коллеги Марины Михайловой, которая сейчас объехала пол-Сахалина, если не весь Сахалин, с семинарами, посвященными социальному проектированию. Ну ладно, давайте посмотрим кино, а потом поговорим.

Владимир Вайнер: Это документальный фильм, он состоит из нескольких сюжетов, а всего в нашем проекте будет 50 таких сюжетов.

Показ ленты «Люди Севера»

Любовь Барабашова: Давайте поговорим о фильме, который мы сейчас посмотрели? Никита, это был чей-то (читай государственный) заказ?

Никита Тихонов-Рау: Нет, это абсолютно не заказ. Это наш собственный заказ. Наш внутренний человеческий посыл – делать кино про то, про что ты хочешь. А дальше Вселенная начинает тебе помогать. Нам Вселенная помогла в лице нашего нового партнера Марины Михайловой. Моего нового партнера, потому что Владимир ее знает уже давно.

Любовь Барабашова: Марина, ваше путешествие по Сахалину чем может обернуться?

Марина Михайлова: Я представлюсь сначала. Я Марина Михайлова, директор региональной общественной организации Центр социальных технологий «Гарант». Я руководитель некоммерческой организации, которая 20 лет работает. Сначала - в Архангельске, потом по северо-западу, а теперь и по всей России. Мы ищем людей, которые могут менять мир. Которые готовы взять на себя ответственность.  Которые не просто говорят: «у нас есть проблема», а находят пути решения, находят людей, которые им помогут. Мы поддерживаем некоммерческие организации, находим инициативных людей, помогаем им понять, что им интересно, что бы сделать такое, что не только интересно им самим, но и полезно для остальных. Мы работаем с территориальными управлениями. Вот ТОС «Белое озерко», которое было в первом сюжете, это только один из удивительных примеров того, что делают люди в Архангельской области. Когда жители деревень объединяются, строят мосты, роют колодцы, обустраивают детские площадки, помогают многодетным. Воплощают в реальность то, что делает жизнь лучше. На Сахалине я уже не в первый раз  Мы с моей коллегой проводили цикл семинаров по социальному проектированию. Чтобы некоммерческие организации смогли оформить свои мысли  в проект, понять, что они хотят сделать, узнать, где можно получить поддержку. Вот вы говорили, закончатся ли социальные проекты. Я могу точно сказать, что нет, не закончатся. Люди хотят жить лучше и понимают, что многое зависит от них самих. А когда люди начинают что-то делать, ресурсы находятся. Ресурсы есть не только у бизнеса. Это могут быть не только деньги, это может быть помощь. И к вопросу про заказ – заказа не было. И в Архангельской области намного больше людей, которые могли стать героями. Мы отбирали для фильма разных. Вот прямо совсем разных, которые уже понимают себя, как предпринимателей.

Никита Тихонов-Рау:  Самое удивительное, что во всех регионах России у людей есть огромное внутреннее желание что-то менять. И таких людей тысячи. Я считаю, мы считаем, что это и есть настоящие патриоты и герои нашей страны. Не те, кто Фейсбук заполоняют лозунгами. А те, кто дело делает.

Любовь Барабашова: Владимир, в одном своем интервью вы сказали, что власть начинает откликаться на такую социальную инициативу, что она может и готова помочь. Я правильно поняла вашу мысль? Вы действительно так думаете? Потому что у меня-то как раз ощущение, что совсем наоборот.

Владимир Вайнер: Ощущения в каждой точке страны разные. И редко бывает так, что все на одной волне. Я знаю три-четыре населенных пункта, где произошло такое единение населения и власти. Но я говорил немного о другом. Об общем направлении в федеральном законодательстве. Это немного скучная тема. Но, может, мало кто знает, что в 2011 году были внесены поправки в закон о рекламе, и социальная реклама приобрела гораздо большие возможности. Например, в социальной рекламе можно размещать логотипы коммерческих и некоммерческих компаний. А 1 января 2015 года был принят Закон о социальном обслуживания населения. И там четко прописано, что некоммерческие организации должны получать муниципальные заказы в сфере социального обслуживания населения. То есть открылись, вот буквально год назад, двери к серьезным ресурсам. А в этом году создано специальное агентство по защите малого и среднего бизнеса. В его обязанности входит следить, чтобы не менее 10% госзаказов крупных корпораций шло через субъекты малого и среднего бизнеса. И так далее. Есть глобальные сдвиги, которые, на первый взгляд, не видны, но они есть. Таким образом, в том числе и государство, передает часть вещей, которые становятся тяжелыми для реализации. Пусть люди сами делают. Сами объединяются, сами оказывают услуги, которые, с их точки зрения, некачественно оказывает муниципальная власть.

Ярослав Звягин: Первое, что я хотел бы сделать – поблагодарить вас. То, что я увидел… Обычно ты закупориваешься в жизнь – дом-работа. У меня в этом году 30-летний юбилей, и для меня эти проблемы актуальны. Я думал, что я один такой, а оказывает – нет. Я посмотрел фильм, и мне загорелось что-то сказать, сделать… Это круто. Это заряжает. Вы говорите языком людей, которые вокруг. Вы правы, когда говорите, что Вселенная откликается, она изобильна. Только у меня появилось ощущение, что надо что-то менять, как появляется приглашение на встречу, как появляетесь вы. Спасибо вам. Это первое. И второе. Были семинары на Сахалине, я на них не попал. Хочу узнать, как можно это сделать? Может курс в интернете или книга есть?

Марина Михайлова: На самом деле, спасибо компании «Сахалинская Энергия» - это по их приглашению мы здесь, по их приглашению проходили семинары, с их подачи появилась книга «От идеи до проекта». Это первая часть целой серии «Занимательное проектоведение». Книжка написана простым языком и посвящена тому, как создать проект. Книга эта в свободном доступе будет висеть на сайте «Сахалинской Энергии». Если вы дадите контакт, вам ее пришлют. И я говорила, что не первый раз на Сахалине, это уже третий, когда я провожу семинары. Думаю, этот раз не будет последним. Оставьте координаты, вам сообщат.

Александр Накагава: Я провожу лекции, на которых учу людей общаться между собой. Было очень интересно посмотреть на человека, который занимается иван-чаем, потому что в прошлом году я с ним познакомился лично. Это было в Петрозаводске. Я примерно год назад заинтересовался темой социального предпринимательства и понял, что есть много фондов, программ, которые поддерживают это направление. А где можно взять о них более подробную и полную информацию?  

Владимир Вайнер: На мой взгляд, если вы сегодня наберете в Яндексе словосочетание «социальное предпринимательство», появится ряд сайтов. Например, появится тот, который поддерживает фонд «Наше будущее». У него странный домен, но он гарантированно выйдет в первой пятерке. На нем ежедневно выкладываются новости, истории, изменения в законодательстве, в общем, все то, что полезно знать начинающему предпринимателю. И таких сайтов еще три-четыре. А еще, если вы наберете «Банк социальных идей», то попадете на сайт, где мы каждый день размещаем что-то интересное. Там несколько сотен интересных идей, которые могут быть реализованы в России. Там есть и раздел «Блоги» , где мы пытаемся анализировать опыт западных стран. Я, так получилось, год прожил в Корее, и сейчас мы по корейскому опыту многое пытаемся делать. Издаем книгу о корейском опыте социального предпринимательства, и он действительно очень полезный, многое оттуда можно перенять и в России. А что касается финансирования, то это меньше…. Если у вас есть ощущение, что "вот создам я предприятие и все будут помогать…" Нет. Не будут. Вы сами будете все делать. А поддержка будет идти от людей, от потребителей ваших услуг. Важно, чтобы ваше предложение было интересныме, чтобы оно отражало потребности вашего города.

Никита Тихонов-Рау: Я убежден, что все начинает получаться, когда ты включен в розетку. Когда создается местное сообщество людей, которым это также интересно, как и вам. Очень важно формировать такое сообщество. Если это удается… собираются они в таком кафе, обсуждают, ищут сайты, им нравится, смотрят - как в других странах… Все, начинается жизнь. Конечно, должен быть какой-то лидер, который помогает сообществу формироваться.

Володя говорил про фонд «Наше будущее», а есть другие компании, которые помогают социальным предпринимателям. Есть компания «Русал», которая активно это развивает. Вот сидит коллега из Теле2, есть фонд «Навстречу переменам», у которого тоже есть социальные инициативы. Конечно, если брать социальное предпринимательство в России, то оно составляет довольно маленькую долю экономики. Но если брать США, Великобританию, другие страны, ту же Южную Корею, то это такой масштаб, это до 10% национального ВВП, это колоссальная энергия. И люди заточены не только на получение финансовых результатов, а финансовых результатов, как результатов социальных преобразований. Это, как говорили наши родители в детстве - ты, главное, найди свое дело жизни, а деньги приложатся. Мы из этого исходим.

Тамара: Здравствуйте, меня зовут Тамара, я представляю студенческий медиацентр университета в Южно-Сахалинске. Как мы сегодня говорили, что Сахалин отдален от материка, и мне бы хотелось узнать ваше мнение относительно именно студенческого СМИ. Как его можно развить?

Никита Тихонов-Рау: Прекрасная тема, очень интересная. Если можно, я вам отвечу конкретными вещами. Первое, вам нужен куратор. Вам нужны кураторы сильные, как вы говорите с материка, я бы даже говорил, из крупных материковых городов - Москва, Петербург, Екатеринбург, там где сильна традиция, журналистская. Второе, важно всегда помнить, профессия журналиста в том, что нужно поднимать универсальные темы. Понимаете? Если вы будете писать про мероприятие или снимать передачу, то это вряд ли будет интересно. А если вы будете разговаривать с людьми на их языке… Я был очень тронут словами Ярослава, который сказал о нашем фильме: «Вы говорите на языке, которым разговаривают люди». В этом и была наша задача - попасть в сердце человека, затронуть его эмоционально, потому что каждый из нас думает о чем-то, что его волнует. Ни о чем другом. Вы просыпаетесь с мыслями о том, что волнует лично Тамару из студенческой, журналистской общины, учащейся, у вас масса разных вопросов в жизни, которые вас волнуют. Я не знаю, замужем вы, не замужем.. и так далее. Я с вами должен говорить, о том, что интересно вам. Если я буду говорить о том, что интересно мне, наверно, вам будет скучно. Поэтому, вы как журналист должны про это помнить.  

Владимир Вайнер: Еще маленькая деталь про остров. Я был на Сахалине 15 лет назад, мы приезжали сюда, разрабатывали вместе с друзьями такую штуку – федеральная стипендиальная программа Владимира Потанина. И первый отбор мы проводили как раз здесь, 99-й год, 2000-й год, я приезжал тоже.  И сейчас мне интересно, кто-то найдется из тех, кто был стипендиатами потанинскими с Сахалина? И я понимаю, что они уже давно не на Сахалине, давно не в  России. Из тех, с кем мы работали, никого на острове нет. И это два момента сразу, именно с точки зрения студенчества. С одной стороны, студенчество, даже то, что мы программу здесь реализовывали я помню, очень такое высокоактивное  и отличное, оно отличается повышенным драйвом, возможно, этот драйв именно так заточен, что «я добьюсь всего и уеду на материк». Может, поэтому был драйв, не знаю, но драйв был. И с этой точки зрения как раз важно создавать здесь основы для кого-то стабильного своего дела. Я могу сказать, например, что все что мы делаем, мы делаем той командой, которую создали еще на 2-м курсе института. И до сих пор это ядро моей команды. И это важно.

Не надо дожидаться - я пока студент, мы в игру играем, а потом уже начнется, когда я уеду, когда стану взрослой, когда поступлю на работу. Все самое интересное можно делать, как дело жизни, и пробовать  много разных направлений, именно пока студент. И мне кажется фишка студенческого СМИ как раз находить лакуны, площадочки , места, где студенты могут максимально прокачивать все свои гипотезы правильного действия, гипотезы каких-то решений: так не надо, а так не надо, так вот взрослые делают правильно, а я попробую по-другому. Вот эти 4-5-6 лет кто сколько студент, это и медиа, соответственно. Основная задача медиа, на мой взгляд, это как раз показывать и раскрывать вот эти возможности для того, чтобы варился котел проб, очень разных. И тогда это действительно становится актуальным делом. И тех, кто уехал, тоже студентов, им надо создавать ассоциацию, ловить их всех, тянуть обратно.   

Никита Тихонов-Рау: Знаете еще, Тамара, пока Володя говорил, я еще думал. У меня очень ограниченное время здесь, а я бы очень хотел до вас эту мысль донести. Может даже хотел бы, чтобы вы ее себе зафиксировали и помнили про нее всю свою профессиональную жизнь. Мы живем во время, когда информация не интересна. Мы живем во время, когда интересна история. И если вы умеете рассказывать историю, то вы - крутая. А что такое история? В истории всегда есть герой. В истории всегда есть конфликт. Есть герой, и он с чем-то борется. Если мы с вами проанализируем фильм, который мы сегодня увидели, с чем борется Михаил Бронский, который выращивает иван-чай? Он борется с тем, что его деревня умирает. Он хочет, чтоб она жила. С чем борются три бабушки, которые сделали ТОС «Белое озерцо»? Они борются с тем, что к ним перестали ездить внуки. А они хотят, чтоб к ним внуки ездили. С чем борется джазмен? Он борется с тем, что в его городе родном, который он очень любит, плохие дороги и разруха в головах. А он считает, что джаз делает людей свободными и мыслящими. И он через это создает и борется, борется за то, во что он верит.  Поэтому у меня к вам есть предложение. Попробуйте к сегодняшнему вечеру, к завершению нашей программы, придумать заголовок к нашей сегодняшней встрече, такой, что захотелось про это прочитать максимальному количеству жителей Сахалина. И когда вы придумаете это так, чтобы в этом был конфликт и интерес для массовой аудитории, вы будете крутая. Это так предложение, можете от него отказаться.

Мы живем во время, когда информация не интересна. Мы живем во время, когда интересна история. И если вы умеете рассказывать историю, то вы - крутая.

Валерий Снетков: Хотел бы затронуть тему взаимодействия коммерческой организации, общественности и СМИ. За последние 20 лет когда у нас установилась рыночная экономика в головах людей укрепилась тема, что всем надо зарабатывать. При чем в головах именно редакторов СМИ. То есть как только ни видят, что к ним обращается коммерческая организация с каким-то социальным проектом, соответственно начинает тикать счетчик.  Любая публикация, любое упоминание, если в проекте участвует коммерческая организация, - значит, необходимо платить. На самом деле, мы, как коммерческая организация, готовы платить за коммерческие материалы, мы это делаем. Но есть проекты действительно социальные, по которым мы не хотим чтобы баннер висел на всю стену, что компания такая-то предлагает. Мы готовы просто пригласить людей, чтобы они делали какие-то свои проекты. Может быть это только Сахалин такой? Наши СМИ настолько коммерциализировались, что уже за лесом не видят деревьев.

Владимир Вайнер: Валерий, я очень коротко вам отвечу. Это известная проблема, перед ней стоят все коммерческие структуры в нашей стране, которые занимаются социальными проектами. Со своей стороны я могу подсказать только один путь, как ее решать. Вам надо действовать не напрямую со СМИ, а вам нужно работать с некоммерческим сектором.

Валерий Снетков: Да, в принципе, мы так и делаем.

Владимир Вайнер: А с другой стороны, я могу сказать такую тоже простую вещь. Вот это событие, если я правильно понимаю, организовано СМИ. Да?

Любовь Барабашова: Да.

Владимир Вайнер: А на этом событии, как все уже слышали, не меньше пяти раз мы упомянули Tele2. Смотрите, это и есть реальность. На самом деле, СМИ это люди, и у СМИ тоже есть проекты, и у них тоже есть задачи, и они так же с трудом выживают. Им тоже важно сохранить свою целевую аудиторию, читателей, зрителей, и расширить ее. И если вы приходите с тем, чтобы помочь этому СМИ, к моменту подписной кампании, когда это наиболее остро. И там понимают, чем вы можете помочь, но не деньгами. Нужно еще это все долго согласовывать, совместно сидеть, фактически сформировать новую какую-то группу горожан, работающих в СМИ, между вами и коллегами, то только тогда и появится социальный проект. Тут важно, если это мой социальный проект, а вы медиаканал, то тогда не получится.

Никита Тихонов-Рау: Ну а потом, опять же про универсальность темы помните? Понимаете, нужно так эту тему даже в пресс-релизах поднимать, чтобы это было надкорпоративно. То есть не надо там прям…

Владимир Вайнер: На мой взгляд, опять же, мелочь, конечно, но как раз мне недавно пиарщик Tele2 из одного региона пишет, что местное ГТРК ищет сюжеты про социальных предпринимателей - скажите их мне, я скажу им, я помогу им, вы поможете мне, а они помогут социальному предпринимателю. Вот появилась такая микросоциальная кооперация. Именно с этой точки зрения и можно смотреть на происходящее. Тогда по-другому становится. Тогда эта озвученная вами проблема останется для тех, кто приходит и говорит – разместите меня.

Лидия Кисенкова: Здравствуйте, вас приветствует дружный столик центральной городской библиотеки имени Олега Павловича Кузнецова. Вы нам рассказывали, как деньги текут рекой к тем, кто что-то делает, к нам почему-то рекой не текут. Мы хотели бы задать вопрос о развитии, потому что нас он интересует. К примеру, наша городская библиотека уже  второй раз проводит конкурс по поиску молодых талантливых авторов. Они у нас на Сахалине есть, но к сожалению, не могут издаться. Мы проводим конкурс, находим автора и первый приз - это издание его книги. Небольшой тираж, естественно мы в фондах ограничены. Первый наш конкурс уже подарил Сахалину нового автора, она теперь уже достаточно популярная. Сейчас мы уже провели второй конкурс, у нас есть автор, но у нас нет пока финансовой возможности его издать. Мы, конечно, знаем какие-то ходы, какие-то выходы. Мы вообще много лет сотрудничаем с компанией «Сахалинская Энергия», неоднократные получали их гранты, но к  сожалению «Сахалинская Энергия» не дает гранты на издание книг. Поэтому мы в некотором замешательстве, где же еще мы можем найти, кроме наших известных спонсоров.

Владимир Вайнер: Ну, несколько мыслей с ходу. Первое, вам повезло, что вы работаете в библиотеке. Почему? Потому что по опыту последних лет, именно библиотеки рассматриваются и большинством фондов, и большинством аналитиков развития урбанистики и всего-всего, как единственная сейчас опорная ключевая точка, как правило, развития территории, развития местных сообществ, развития местного комьюнити и так далее. И если библиотека себя начинает видеть как такой центр развития территории, а это сразу новый функционал некий, дополнительный...

Лидия Кисенкова: Вы опередили меня, я хотела просто пригласить все сообщество в нашу библиотеку для продолжения диалога, в нашу центральную городскую библиотеку, у нас прекрасный зал. Мы ждем наше сообщество, между прочим…

Владимир Вайнер: А вы что по ночам работаете уже?

Лидия Кисенкова: Нет, по ночам не работаем, но мы в принципе и ночники устраиваем, у нас есть ночи в библиотеке, и вообще, мы готовы на все, мы даже несколько лет назад фильм такой сделали про библиотеку, он так и назывался «Библиотека – центр притяжения». Позвольте притянуть вас всех, сейчас всех присутствующих к нам в библиотеку, приходите, мы всегда открыты для вас.

Владимир Вайнер: Это первый момент – себя видеть как тех, к которым должна идти энергия людей, и тогда уже начнется по-другому все с финансами. Не знаю, кто-то сталкивался или нет, есть сайты на которых собирают деньги. У вас есть этот конкурс и если вы хотите дополнительно собрать деньги для желающих получить такую книгу. Фактически это история про предзаказ.  Где как раз в отличие от традиционной книгоиздательской деятельности никто не несет никаких расходов. Вот сколько людей захотело получить такую книгу физически или электронно, два варианта, издать можно и в электронном виде, и еще много вариантов, вот столько и правильно издать. И это все равно будет издание книги. И тогда каждая книга действительно будет иметь своего читателя, а не просто стоять у автора в коридоре в коробке. Этот момент, на мой взгляд, больше дает возможности не для денег, а для понимания запроса и для формирования аудитории, под каждый локальный социальный проект или идею или бизнес стартовый какой-то и так далее. Тут про это скорее. И в принципе, опять же по опыту, очень многие люди действительно собирают деньги и на книги, даже на фильмы. Почему они это делают? В первую очередь потому, что они сначала формируют сообщество тех, кто считает, что такой продукт … 

Из зала: Совершенно верно, как идти? Через социальные сети?

Владимир Вайнер: А я поэтому и начал про сообщество, вы сначала будьте пространством, которое генерит эти сообщества, создает для них условия, при чем не только в физическом пространстве, но и в тех пространствах, где можно еще жить. Это отдельная тема, где формировать сообщество.

Лидия Кисенкова: В любом случае, это надо будет продвигать в тех же социальных сетях, какие-то есть у вас наработки по продвижению?

Владимир Вайнер: Я говорю, тема отдельная. Вопрос цели просто. Цель – понять, кто мой читатель. И к этому читателю обратиться с этим предложением, а есть другой читатель, а есть третий читатель. Сейчас по всей стране уже третий или четвертый год идет кросс-букинг. Люди меняются книжками. Это как раз хорошо, но опять же это еще не везде. Можно же эту систему взять и фактически начать создавать сеть дистрибуции книг, которые вы хотите давать людям на чтение. Сейчас мы летели, знакомый говорит – а вот ты из Домодедово летишь, там открыли кросс-букинг, можешь взять книжку, полететь. Полетал, вернулся, отдал.  Настолько уже разные форматы могут быть. Тут важно понять, а где, в какой ситуации жизни человека хочется почитать вашу книгу. Почему, то что вы делаете, поможет ему, и в чем? И если вписываться вашими предложениями, понимая, что вот здесь мы помогли этой категории жителей города, а здесь вот этим жителям города важно то, что мы делаем, то есть не от производственной экономики идти – мы умеем это производить и производим, а с другой стороны. И другая сторона это следующий шаг экономики, мы проводим маркетинговые исследования, и производим то, в чем запрос на рынке. А есть еще и третий шаг – мы понимаем, что мы может производить общественное благо и создаем фактически производственную цепочку производства этого общественного блага.

Любовь Барабашова: У нас в лучших традициях бардовских встреч – вопрос из зала на бумажке.  Это вопрос Никите. Где вы ищете героев для своих документальных фильмов, что снимаете сейчас и про что хотели бы снять в ближайшее время?

Никита Тихонов-Рау: Спасибо за вопросы. Это анонимный вопрос или у него есть автор? Анонимный вопрос. Нет, а правда, как возникают такие вопросы?     

Любовь Барабашова:  Я знаю автора вопроса, но он видимо стесняется поднять руку….

Владимир Вайнер: Это я написал. (смех)

Никита Тихонов-Рау:  Хорошо, смотрите, сейчас на ближайшие 2 года моим главным проектом является «Дело жизни». Потому что объехать всю Россию и найти героев для проекта про социальное предпринимательство это прямо задача-задача. И самая главная профессиональная сейчас точка приложения. Второй проект, который мы делаем, мы делаем совместно со всероссийской организацией глухих к 90-летию этой  организации. Это не случайно, потому что мой прапрадедушка был основателем первого в России детского сада для глухих детей. Федор Андреевич Рау. Собственно говоря, моя фамилия двойная, она связана с этой историей. Мы со Всероссийской организацией глухих делаем такой большой медийный проект, который поможет людям в России с глухотой лучше интегрироваться в общество, и центром этого проекта станет кино. Кино про этих людей. Про их культуру, про их общение, про то, какой вклад они сделали в развитие культуры, экономики, технологий в нашей стране. Это тоже очень интересный проект, я  им тоже очень сильно увлечен и горю.

У нас еще есть проект, о чем я собираюсь снимать, - фильм о корпоративном волонтерстве. Это вообще супер-тема. Потому что волонтерство в России растет как на дрожжах. Это удивительные люди. Проект хочется снять. И еще хочется снять кино о пожилом поколении в России. Потому что понятно, что население наше на самом деле стареет глобально, связано и с медициной. И вообще в целом среда, и городская и так далее, она в большей степени должна переориентироваться на пожилое поколение. У пожилого поколения есть две подтемы, с этим связанные, с одной стороны это внешняя инфраструктура, в которой должно быть пожилым людям комфортно жить. А с другой стороны это проблема, которая есть в головах, потому что каждый из нас абсолютно точно станет стареньким, а вот в какой момент мы станем старенькими непонятно. Где та грань, когда я еще не старенький, а где я уже старенький? И вообще что такое старость? Это наше представление внутреннее или это навязанный нам стереотип, лэйбл, что ты уже старый. Это очень интересная тема, как с точки зрения психологии, так и с точки зрения внешней среды. Очень хочется помочь пожилым людям в России ощутить, понять, что это не какое-то вот в моей жизни неминуемый момент, когда я стану старым.

Любовь Барабашова: Доживание.

Никита Тихонов-Рау: Доживание, да. Наоборот, в развитых обществах, в развитых экономиках это прекрасный возраст для самореализации, полного кайфа от жизни, интереса, общения с внуками, путешествий. Жизнь уже состоялась, дети выросли, внуки выросли, я могу жить для чего-то другого, для чего другого? В общем, это супер-тема, очень интересная.

Любовь Барабашова: Дело в том, что один очень хороший человек в нашей телекомпании давно вынашивает идею создать фотопроект с пожилыми людьми. Она нашла примерные типажи, она была в домах-интернатах сахалинских, и хочет сфотографировать этих людей как героев разных фильмов. Потом возможно это вырастет во что-то большее. Может быть появятся календари с этими фотографиями, может фотовыставка или что-то еще. И она набирала каких-то бабушек, которые похожи на постаревшую Золушку или Пеппи Длинный чулок. Скажите какие-нибудь слова, вдохновите ее, потому что она  уже давно мечтает об этом проекте, но не может его реализовать.

Никита Тихонов-Рау: Я скажу такую вещь, современное все общество мыслит в категории продукта. В момент, пока не возник продукт, обсуждать нечего. Это касается как библиотеки, если вы библиотека и занимаетесь книжками.

Лидия Кисенкова: Это только кажется, что мы только книжками занимаемся.

Никита Тихонов-Рау: А мне не кажется, я говорю сейчас про то, что вы говорили. И Владимир говорил о создании такого комьюнити-центра. Но комьюнити-центр это абстракция. Вам надо с точки зрения маркетинга упаковать это в слова, упаковать в визуальное решение, вот вы говорите, а деньги к вам не идут. Вот когда вы родите продукт, когда его можно будет потрогать, почувствовать, что это круто, это классно. К вам придут. Но для того, чтобы такой продукт создать, нужна очень большая внутренняя работа. Это ваши мозговые штурмы, это обсуждение, это изучение лучших практик.  Нужно смотреть на иностранный опыт. Это очень сложная история.

И девушке,  которая занимается этим фотопроектом, я прежде всего предлагаю создать и сформулировать продукт. Пускай это будет одна страница А4, где будет одна лучшая фотография и описание проекта. Но это должно быть так вкусно, чтобы это хотелось съесть.

Владимир Вайнер: Для примера, самый крупный медийный проект сейчас в этом поле, это проект «Возраст счастья» Владимира Яковлева, и там как раз просто цепочка продуктов. Есть выставка фотографий этих людей, и идея в том, что возраст счастья каждого из нас начинается тогда, когда условно говоря, отдали все долги с детьми внуками и так далее. И вот после 60-70-80 лет начинается момент, когда можно реализовать себя. С нуля запустив лучшие свои мечты еще с детства. Он находит таких людей по всем странам мира, включая Россию и пишет – коротенькая история и яркий образ этого человека, который добился чего-то в 60, 80 и так далее. Плюс к этому альбом, где эти как раз истории, это дорогая книга, которая на ура улетала тремя или четырьмя тиражами. Это лекции об этом возрасте и том, что это значит, на которые собираются большие залы и там Владимир рассказывает, что значит возраст счастья.  Он меняет стереотип, который навязывается человеку.  И об этом все продукты. А главная фраза, которую он говорит – моя задача менять представление о возрасте как таковом. Все самое яркое, основные моменты счастья, это моменты, когда я могу сказать – все, теперь я могу заняться собой. Дети выросли, а у меня еще целый список не сделанных дел за мою жизнь -  я еще не прыгал с парашютом, не занимался профессионально сваркой, сам не построил почему-то дом, поэтому я открою  домостроительный комбинат. И так далее, все после 70 лет, 60-ти. И это совершенно четкая штука, которая по многим странам идет. Я могу сказать, что в Корее основной потребитель профессионального спортивного инвентаря, это люди после 60 лет. Основной потребитель. Вся спортивная индустрия работает именно на пожилых людей, потому что возраст счастья.

Никита Тихонов-Рау: Речь идет о Владимире Яковлеве, который в свое время создал издание «Коммерсант».

Владимир Вайнер: Да, у него сейчас несколько новых медиапроектов, один из которых «Возраст счастья».

Дмитрий Горбанев-Гамалея: Скажите пожалуйста, вы сознательно избегаете острых моментов? Все на позитиве у вас, классно все, все супер. Я  просто работал на севере в Архангельске, и немножко знаю, что там чуть-чуть другая жизнь. Я живу здесь второй год и тоже понимаю, какая здесь жизнь. Вопрос я сформулировал бы так – вы сознательно отходите от негатива, от критики, потому что единственное, что я слышал, что государство не справляется, это очевидно, даже со Сколково.  

ВладимирВайнер: У вас два вопроса – один, сознательно ли мы избегаем негатива, а второй вопрос…

Дмитрий Горбанев-Гамалея: А второй - не связано ли это с тем, что негатив это все-таки государство?

Владимир Вайнер: Мне кажется, что акцент на негатив он существует и без нас. Каждый с одной стороны, сталкивается со множеством проблем и редко находит сам решение, потому что он не супер-компьютер какой-то. С другой стороны, медиаконтент, общий медиафон в стране построен таким образом, что проще показывать негативные сюжеты, чем позитивные. Представьте, включаете телевизор, любой канал, где есть новости, а там – в этом городе вот это замечательно, в этом вот это хорошо, тут вот эти вот вообще молодцы. И вы думаете – а что ж у меня за такая ерунда-то? А когда наоборот вы включаете – в этом городе тут прорвало, тут упало, тут плохо, тут украли. Оказывается, у меня-то как у людей все. А то и лучше, чем у людей. И вот эта, как мне кажется, общая генеральная медиафоновая плотность негатива, она уже и так зашкаливает. И как раз необходимо показывать, что есть решение, что управляет каждой локальной ситуацией наиболее активно движущийся элемент, который живет в этом конкретном микрорайоне своего города. И поэтому наша задача – находить и показывать моменты, которые открывают возможности. Показывать, что и я могу, это обычные люди, это не герои, не супер-люди. Супер-люди там тоже есть, маньяки-маньяки, а мы нашли именно обычных людей. И это как раз тоже акцент. Обычный человек, который делает дело, который сделал первый шаг. Поэтому для нас это просто изменение медианаполнения. Другое медиа. Другая парадигма подхода. Это первый момент. Про государство ты может, или я?

Никита Тихонов-Рау: Договори свою мысль.

Владимир Вайнер: А государство, мне кажется, это просто, у государства тоже хватает медиаресурсов для того, чтобы производить свой контент.

Никита Тихонов-Рау: Ох, хватает.

Дмитрий Горбанев-Гамалея: На позитиве, да?

Владимир Вайнер:  Там есть свои задачи, есть медиаповестка дня и так далее, все понятно и работает, как может. А вот этих деталей пока мало. Хотя например по социальному предпринимательству за последние три года это словосочетание стало произноситься, стало появляться больше сюжетов на местных каналах, есть сюжеты уже и на федеральных каналах и так далее. Если начинать производить качественный контент, демонстрирующий решения, то они начинают менять и общий контент. Наша позиция именно такая.

Никита Тихонов-Рау: Вы знаете, я со своей колокольни отвечу на ваш вопрос, во-первых, я вам за него благодарен, замечательный вопрос. А во-вторых, скажу такую вещь. Мы же не в безвоздушной пространстве существуем, и вокруг нас много всего происходит.

Дмитрий Горбанев-Гамалея:  Но ведь все это уже было. Были такие люди, только раньше их называли не социальными предпринимателями, а энтузиастами. И в советское время были клубы любителей иностранного фильма. Мы смотрели Тарковского тайком, потому что его не показывали на большом экране. Мы собирались в любительские театры, народные театры, были какие-то кружки, которые даже не оплачивались государством, это все было. Я не могу понять, почему это сейчас называется социальным партнерством, социальной ответственностью.

Никита Тихонов-Рау: Вы знаете, вообще-то все было. Или как говорят – новое  - хорошо забытое старое. Поэтому просто чуть-чуть называется по-другому, а человек он такое существо, что и в средние века и сейчас он одинаков.  Жизнь вокруг куда-то движется, а базовые эмоции – одинаковы. Все любили, все страдали, все переживали, предавали, врали.  Это человек, он такой. Я отвечу на ваш вопрос по поводу безвоздушности пространства. Мы существуем в каких-то исторических трендах. Маятниках, спиралях, мы можем назвать это как угодно. Вот сейчас в России есть определенный исторический момент. Каждый по своему в этот исторический момент находит свое место. Как он находит это место? Он хочет прожить интересную, насыщенную, полезную жизнь. Правда? Так или не так?

Дмитрий Горбанев-Гамалея: В идеале.

Никита Тихонов-Рау: В идеале. Есть люди, которым это сделать по каким-то причинам не удается. Возникает вопрос – а почему не удается? Они начинают переживать на этот счет, они начинают думать, а может со мной что-то не так? Может, я как-то не вписываюсь в эту всю историю? Дальше есть выбор у человека – он либо начинает идти против исторического момента развития, либо он находит то уникальное, очень сложно находимое пространство, в котором он способен созидать. Но созидать, не идя на компромисс со своей внутренней системой ценностей. Друзья, я понятно излагаю?

Голос из зала: Да.

Никита Тихонов-Рау: В данном случае, я как действующий режиссер, человек, проживающий свою жизнь в России, очень хочу, чтобы моя жизнь приносила какой-то результат, какую-то пользу. Та логика, о которой сейчас вы говорите, по поводу избегания или не-избегания негатива, знаете, у любого действия есть какая-то фаза преддействия. Из чего рождается действие? На самом деле любое действие рождается из неудовлетворенности. Например, мне не нравится здесь сидеть, я встал и пошел. Это действие, но до этого – мне не нравится здесь сидеть. Если я вижу, что в России мало социального предпринимательства, я хочу, чтоб его было больше, я снимаю фильм о социальном предпринимательстве, это мое действие. И здесь очень важно, по поводу негатива, чтоб мы не просто говорили, мне не нравится здесь сидеть. В России мало социального предпринимательства. Нужно, чтобы эта фаза негатива переходила в действие.  Если мы останемся только в рамках негатива, то ничего не произойдет. Вообще ничего. Все, вот мой ответ.

Дмитрий Горбанев-Гамалея: В фильме был момент, когда бабушки говорят, мы не хотим, чтобы не было внуков. Во всех остальных случаях было здорово все, на позитиве. Но если вы видели Архангельскую область, вы понимаете, о чем я спросил.

Никита Тихонов-Рау: Я и Сахалин вижу, в Корсакове сегодня побывал, и вы понимаете, о чем я говорю.  Но понимаете как – говоря о том, что является проблемой, мы множим эту проблему. А когда мы говорим о том, что пирожное вкусное, все хотят вкусное пирожное съесть. Они не хотят смотреть на иссушенный сухой невкусный хлеб. Они хотят увидеть хорошее пирожное и съесть его. Это нормально, это психология человека.

Владимир Вайнер: Ну, и кстати, в социальной рекламе, вдруг кого-то еще эта тема интересует, такая же точно история. Потому что если мы показываем в социальной рекламе против чего хотим бороться, показываем, как человек курит или мусорит, все, мы рекламируем именно эту модель поведения. Что бы мы не говорили. И поэтому нельзя показывать это, а нужно показывать альтернативу. Не кури. А что делать? И вот тут же появляется что делать, и в этом смысле мы показываем, что делать. Вот я совершенно с Никитой согласен, мы вместе работаем, ищем решение. Есть проблема, есть цель и есть решение. Пока решения нет, надо искать. Найдем решение, будет двигать. Нашли решение, двигаем.

Любовь Барабашова: А кстати, про социальные ролики. Наверно все смотрели знаменитый рождественский ролик с котом, который разгромил дом. Скажите, где наша такая забавная, милая социальная реклама, где она – мы ее не видим или ее нет?

Владимир Вайнер: Скорее нет. Еще нет.

Любовь Барабашова: А кстати в одном из своих интервью вы говорили, что в России много хорошей социальной рекламы.

Никита Тихонов-Рау: Ее много, только ее не показывают.

Владимир Вайнер: Подловили меня…. В России много хорошей рекламы, но не на центральных каналах. Вот, например тот же Архангельск. Вот там есть совершенно четкий проект «Добрый город», добрый Архангельск, и в нем жители сами много лет скидываются ресурсами, деньгами, макулатурой, соучастием. И помогают, и знают, что это участие поможет. И вокруг этого есть реклама, это социальная реклама, которая активно говорит - у нас начинается добрый город Архангельск, есть об этом афиши, сюжеты, ролики и так далее. И это и есть социальная реклама. Когда я говорю, что она есть, я имею ввиду, что есть совершенно четкий рассказ жителям, о том, что в этом городе есть некоммерческая организация, которая делает хорошее дело.

Но на уровне просто творческих метафор….. Наверное, не тот этап. Сегодня социальная реклама на данный момент должна гарантированно содержать того, кто несет ответственность за то, что там говорится, и гарантированно должна давать конкретное решение тому, кто ее видит. Конкретное решение чаще всего это деятельность конкретной некоммерческой организации, которая решает проблемы там мам с детьми-инвалидами, решает проблемы пожилых людей, решает проблему доступности объектов городской среды и так далее. 

Никита Тихонов-Рау: А потом знаете, я завелся, для меня вопрос важный задали. Вот я могу озвучить несколько позиций которые мне, как гражданину своей страны, например не нравятся. Например, мне не нравится закон Димы Яковлева. Считаю, что он неполезный для нашей страны. Я знаю, что у государства на эту тему другой взгляд. Ну окей, у государства другой взгляд. А у меня свой  взгляд на эту вещь. Почему я  должен быть в этой части синхронизирован с государством? Не должен. И я как человек, и как гражданин снимаю на собственные средства кино, которое называется «Казенные дети». В этом фильме я высказываю свою позицию, считая этот закон бредом. Когда я выкладываю этот фильм на ютьюб, я читаю очень много всего интересного про себя. Меня называют пятой колонной, мне говорят, что мне дал деньги госдеп и бу-бу-бу. Так? Или например я приезжаю в город Владивосток, снимаю там фильм который называется «Выпрямительный вздох». Это было несколько лет назад. Мне не нравится, что там не стоит мемориал великому русскому поэту Осипу Мандельштаму. Мне не нравится, что когда памятник ему создает местный скульптор, три раза на памятнике вандалы пишут «еврей» и отрывают ему руки, понимаете? Мне это не нравится, я снимаю про это кино, после этого я читаю много всего интересного про себя в ютьюбе. Там говорят, ну что вы ноете-то по поводу Владивостока и так далее? Это просто к вашему вопросу. Я понимаю в этот момент, как режиссер, как человек что критическое мышление в нашем обществе находится сейчас ниже плинтуса. Не надо разговаривать с обществом на языке самокритики. Другой исторический момент. Люди реагируют на иные сигналы на иные знаки. Я понятливый человек. Я принимаю это.

Ярослав Звягин: Последний вопрос, я дождался, спасибо, Никит именно к вам. Прошу поделитесь задором, поделитесь вдохновением, у меня вопрос, как начать, как побороть свои страхи и неуверенность, если ты видишь, что можешь что-то нести людям, городу своему, острову, Сахалину. Порекомендуйте, с чего начать, какой шаг?

Никита Тихонов-Рау: Можно мы с вами в режиме диалога чуть-чуть поговорим? Ярослав, оставьте микрофон у себя. У меня к вам вопрос, отбросьте все мысли, подумайте, вы утром встаете с кровати, чего вам хочется? Вам хочется идти на работу?

Ярослав Звягин:  Нет, абсолютно.

Никита Тихонов-Рау: Окей, может быть работа не та? А что хочется?

Ярослав Звягин: Не знаю, теплоты, добра, такие абстрактные вещи.

Никита Тихонов-Рау: Ну вот конкретно..

Ярослав Звягин: На природу поехать.

Никита Тихонов-Рау: Природу любите, супер, природа это классно. Я знаю, что на Сахалине есть огромная проблема с мусором на природе. Вот речка у вас здесь рядом говорят не очень она чистая. А почему бы не сделать социальный проект по очистке территории реки.  Мне кажется, это классная вещь. Классная тема, раз вы любите природу.

Ярослав Звягин: Да, дело не в теме, дело в воплощении. Как побороть внутреннюю неуверенность? Я уверен, я знаю много людей на Сахалине, у которых тонны идей, которые готовы их реализовывать. Но они говорят, а что обо мне подумают? Есть еще куча каких-то страхов. Потому что действительно, если ты не такой как все, если выбиваешься, то на тебя начинают коситься. А те, кто что-то делают, начинают выделяться. И их пытаются…

Никита Тихонов-Рау: Я вам могу свой пример привести. Я эту неуверенность в себе преодолевал, у любого человека она есть. Мне очень помог мой личный психотерапевт. Я серьезно говорю. В этом нет ничего страшного, это не психиатр, сразу говорю. Это просто психолог. Это человек, который помогает тебе решить какие-то свои внутренние сложности. Это нормально.  И если у вас есть проблемы с тем чтобы превратить идеи в действие, есть такой момент, это любому человеку тяжело. Начинать надо с малого. Потратьте час на то, чтобы прийти на реку с пакетом мусора и собрать один его. Вам понравится, вы результат увидите, и результат он очень заводит.

Владимир Вайнер: Я вот про терапевта. Я просто писал тут методичку недавно. Для тех кто собирает деньги на социальные проекты через платформы. Я писал, что ни в коем случае не влезайте в сбор денег, если у вас нет личного психотерапевта. (смех). Ну я правда писал не о психотерапевте, который такой сидит в кресле, а про близкого человека. То есть, как только появляется хотя бы один человек и это не вы, который вас поддерживает, все уже хорошо. Появляется группа – вы и кто-то. И вы друг друга поддерживаете. Если у вас появится в рамках какой-нибудь идеи хотя бы один кроме вас такой и который поддерживает вас, можно начинать. Пока вы один лучше, конечно, поискать такого второго. Может это ваша супруга будет. Уже хорошо. Есть друзья уже прям совсем хорошо, потому что у друзей есть еще какие-то свои психотерапевты и вот появляется постепенно такой снежный ком из людей которые друг друга поддерживают. И в этом смысле правильно, что вы еще не начали чего-то делать, что в этом смысле вы бережете себя. А с другой стороны, если уже решили действовать найдите еще пару человек рядышком и вместе начинайте - уже проще.

Никита Тихонов-Рау: Очень классно помогает в том, чтобы действие какое-то начать совершать например бизнес-литература. Очень рекомендую.  В коучиноговой системе Стивен Кови  такой есть замечательный автор книги «Навыки высокоэффективных людей». Почитайте. Втыкает прям.

Владимир Вайнер: А с другой стороны помогает начать что-то маленькое. Взять и с соседями познакомиться. И вывалить старые книжки на подоконник. И начать меняться хотя бы.

Ирина Нефедова: Вы сказали что у вас идея есть снять какой-то кусочек фильма на Дальнем Востоке? А на Сахалине неужели нет героев?

Владимир Вайнер: У нас архитектура проекта следующая. Мы просто знаем, что мы точно сделаем. Мы сделаем 11 фильмов. 9 федеральных округов плюс Москва и Питер. То есть мы знаем что мы это сделаем. Плюс в каждом эпизоде у нас будет четыре сюжета. Всего у нас получится 50 таких обычных людей, которые станут. Проект запустили осенью. Кино снимали осенью. В конце декабря была премьера в Архангельске на гражданском конгрессе. И сейчас как раз выстраиваем, в том числе, и календарь выхода эпизодов съемок на 2 года. Этот год нам просто повезло, мы собрались это делать был год культуры, а еще и год кино у нас теперь. Поэтому мы идеально попадаем еще на 16-й год с кино. Мы просто знаем, что это будет. И пока просто у нас есть планы  разобраться условно с Дальним Востоком, как с федеральным округом. И в этом смысле есть даже некая конкуренция, например между субъектами федерального круга. Есть конкуренция между территориями, в том смысле, а где проявлены наиболее типичные истории. Не один такой вот с флагом, а именно где есть люди, которые может даже не называют себя социальными предпринимателями, но реально являются ими. И вот этим поиском мы сейчас и занимаемся. Но мы собираем истории уже давно. У нас на сайте больше 500 человек зарегистрировалось со своими проектами со всей страны и эта работа идет.

Никита Тихонов-Рау: Кстати если у кого-то есть истории, о которых хотелось бы рассказать и включить в проект, это происходит на конкурсной основе. У нас есть сайт  Дело точка лайф. К нам можно зайти и там есть онлайн-анкета, которую можно заполнить.

Владимир Вайнер: Хочу стать героем.

Никита Тихонов-Рау: «Хочу стать героем фильма» нажимаешь и заполняешь. Можно заполнить за своего друга.

Из зала: То есть у дальневосточников у нас шансы есть?

Владимир Вайнер: Это не шансы, это гарантия. Гарантия что Дальний Восток будет в кино. 100%. В какой форме, какой регион, кто станет партнером, пока не знаем….

Из зала: Про пожилых людей вы собираетесь снимать  на Сахалине?

Никита Тихонов-Рау: Зависит опять же от архитектуры проекта. На самом деле мы сейчас на этом проекте отрабатываем новый подход к реализации не просто в формате фильма а в формате именно большой федеральной медиакомпании. Где фильм это часть медиакомпании, она сопровождается образовательным сегментом, экспертными встречами на уровне форумов посвященных теме, поддержке в социальных сетях. Поддержкой в средствах массовой информации, телевизионными эфирами, новостными выпусками. Для того чтобы такой вихрь информационный закрутить в масштабах всей страны, нужно очень много ресурсов и сильных партнеров. Вот «Дело жизни» реализуется так. С пожилым поколением это тоже так же реализовывалось. Поэтому возможно что и Дальний Восток тоже подключат к этой теме.

Любовь Барабашова: Последний вопрос.

Наталья Карпова: Меня зовут Наталья, это даже не вопрос. Вы просто молодцы, замечательные, я очень счастлива, что я попала на эту встречу. Я недавно в соцсетях увидела карту, она называется по-моему «Карта агрессии России». Видели такую? Я думаю, я желаю, чтобы благодаря вашему проекту появилась карта самых добрых, самых активных, самых позитивных, потому что я знаю, что таких людей в России очень много. А вы этих людей высвечиваете, благодаря вам мы о них узнаем. И я очень надеюсь что здесь на Сахалине вы найдете много таких людей. По крайней мере, на слуху сейчас история о том, как спасали птиц, которые в Невельске.

Никита Тихонов-Рау: Да, я слышал об этом.

Любовь Барабашова: И как обычно у нас – последний вопрос после последнего вопроса.

Алексей: Меня зовут Алексей, это не вопрос больше это объявление. В феврале я начинаю запуск своего стартапа. Это будет краундфандинговая платформа. Она будет на подобие Бумстартера. Я заметил, здесь многие люди имеют какие-то определенные идеи, поэтому вы можете в Гугле вбить, посмотреть несколько роликов, которые я сделал, и мы можем с вами потом в отдельности поговорить, хотя я горы золота не обещаю.

Никита Тихонов-Рау: Отлично поздравляем.

Любовь Барабашова: У нас есть такая традиция - в конце мы выбираем лучшие вопрос и гости  награждают его автора. Подумайте, кого вы хотите наградить.

Владимир Вайнер: У меня предложение есть - подарить этот диск авансом библиотеке в расчете на то, что это будет еще одним поводом для того, чтобы как раз формировать сообщество, создавать комьюнити-центр и будет дополнительный повод встретиться, посмотреть кино. Может быть, еще с другими людьми и так далее. Ведь было несколько таких вопросов, которые дают точки роста вопросы на перспективу, а тут библиотека и вопрос на перспективу и ресурсы, на самом деле, есть. И мне кажется, важно в такой момент поддержать.

Любовь Барабашова: А что там с заголовком для студенческой газеты?

Никита Тихонов-Рау: Не придумали, Тамара?  Варианты хоть есть?

Любовь Барабашова: Как вы назвали бы эту встречу в вашей газете в вашем издании?

Тамара: Вы показали фильм в котором отсутствие коммерции, о занятии тем, что идет от души… Первое, что мне пришло в голову это «Жизнь без денег равно жизнь без фальши».

Никита Тихонов-Рау: Без денег? Без фальши? Понятно. Тамар, не могу согласиться с вашим тезисом. Не могу согласиться. Кстати к вопросу о деньгах. Услышал одну очень хорошую фразу. Деньги - это бензин. Куда едет машинка - решает водитель. Но без бензина не поедет. Поэтому, это ресурс. Просто ресурс.

Владимир Вайнер: Даже в нашем фильме мы ищем тех, кто не просто реализует социальные проекты, как некоммерческие организации. Мы ищем тех, у кого есть маленький бизнес – движочек. Даже у этих бабушек из «Белого озерка»,  дети приходят и за чей счет едят эти конфеты? Они платят 60 рублей. Ребенок каждый платит за эту экскурсию. И эта все равно маленькая внутренняя модель которая окупаема. Там нет прибыли, нет доходов, инвесторов, акционеров. Есть окупаемость. Занятость, решение, дело какое-то.  Дело не в вычеркивании денег. Дело в создании устойчивости финансовой внутренней.

Любовь Барабашова: Спасибо большое за то что вы пришли и знаете у меня впервые за время проведения «Пятой власти» захотелось встретиться с гостями еще раз, через некоторое время. Сколько вы пробудете на Сахалине?

Никита Тихонов-Рау: Мы завтра утром улетаем. Но моя интуиция мне подсказывает что я здесь не в последний раз.  

Любовь Барабашова: Я очень на это надеюсь. Думаю, и не только я.  

Из зала: Спасибо (аплодисменты).

Любовь Барабашова: Давайте сделаем общее фото. 


 

Автор: Любовь Барабашова, 9 февраля 2016, в 17:54 +13
Другие статьи по темам
Комментарии
Написано 9 февраля 2016, в 19:22 Отредактированно 9 февраля 2016, в 19:39
То есть не от производственной экономики идти – мы умеем это производить и производим, а с другой стороны.
Это что? Группа студентов решает свою судьбу?
0
Написано 9 февраля 2016, в 20:38
Проект Морского телевидения ещё мало реализуем.
+2
Online
Написано 10 февраля 2016, в 09:41
Евгений Яковенко, Главное, что говорили Никита и Владимир - это необходимость создания сообщества. Один человек беспомощен, даже если он такой энтузиаст, как вы.
+3
Написано 9 февраля 2016, в 20:47
Вдохновляет....
+4
Написано 9 февраля 2016, в 21:45 Отредактированно 9 февраля 2016, в 21:46
Я считаю, что социальных проектов станет куда больше и сейчас сухо поданная информация звучит менее слаще, чем хорошо рассказанная история. Сайты по краудфандингу тому доказательство, любой проект соберет нужные средства благодаря красиво изложенному будущему, а не пресному настоящему.
+2
Написано 10 февраля 2016, в 12:43 Отредактированно 10 февраля 2016, в 12:45
Почему-то захотелось запостить кусочек письма К. Собчак про 30 лет. В полной версии письмо, конечно же, посвящено всем прекрасным взрослым девушкам, которые боятся, что не случится с ними этого счастья — они не встретят ТОГО САМОГО. Но мне кажется, вот этот кусок немного ложится в то, о чем говорили на этой «Пятой власти».

«Очень сложно научиться отпускать свои мечты по-настоящему. То есть совсем и навсегда. Не притворяться, что больше не хочешь чего-то, а правда расхотеть. На йоге во время дыхательных практик я все время повторяю про себя: «Принимая — отпускай». Эти слова стали для меня самой сложной задачей. Принять и отпустить гораздо сложнее, чем бороться, негодовать, мстить и впадать в ярость. Принять и отпустить. Принять тот факт, что у меня появились первые морщинки у глаз. Принять, что мои руки — уже руки взрослой женщины, хоть я и грешу тем, что иногда крашу ногти разноцветным лаком — как подросток. Принять, что мир вокруг не идеален и часто просто несправедлив… Принять равнодушие того, кто проехал мимо тебя на обочине, когда тебе нужна была помощь... Принять все это и улыбнуться, отпустив. И только в этот момент совсем рядом ты обнаружишь массу интересного. Например, что рядом с тобой живут красивые молодые идеалисты… И что вокруг столько ярких, креативных людей, которые стараются сделать твою жизнь интереснее. Так мир начинает улыбаться тебе в ответ...».
+8
Написано 10 февраля 2016, в 17:31
Мысль материальна, думаем позитивно, мы все здоровы и счастливы.
Вперёд к успеху.
+1
Написано 10 февраля 2016, в 19:58
Малоприятные люди, в общем. Скользкие и фальшивые, с кашей маниловщины. Путают социальное предпринимательство (акционерные общества работников, кооперативы), социальную ответственность предпринимательства (критерии Глобального договора ООН об общих ценностях и принципах) и задачи социализации граждан. Любопытно, что итог своей прошлой деятельности сами подвели. Из текста выше. ...Владимир Вайнер: Еще маленькая деталь про остров. Я был на Сахалине 15 лет назад, мы приезжали сюда, разрабатывали вместе с друзьями такую штуку – федеральная стипендиальная программа Владимира Потанина. И первый отбор мы проводили как раз здесь, 99-й год, 2000-й год, я приезжал тоже. И сейчас мне интересно, кто-то найдется из тех, кто был стипендиатами потанинскими с Сахалина? И я понимаю, что они уже давно не на Сахалине, давно не в России. Из тех, с кем мы работали, никого на острове нет.
+2
Online
Написано 10 февраля 2016, в 20:16
Андрей Кузьмин, Они замечательные. Ваш коммент мне просто отвратителен
+3
Написано 10 февраля 2016, в 20:58
Любовь Барабашова, Ваше мнение принимаю. Для меня они отвратительны.
0
Написано 11 февраля 2016, в 19:27
Люба, спасибо! Какие интересные люди! Читала, не могла оторваться! Жаль, что пропустила эту встречу!
+2
Online
Написано 11 февраля 2016, в 19:28
Kasatka, Они какие-то вдохновляющие.
+3
Online
Написано 23 марта 2016, в 02:48
Ничего конкретного, поболтали, поболтали. А воз и ныне там! Много громких слов... А выхлоп где?
0
Уважаемый гость, чтобы оставлять комментарии пожалуйста зарегистрируйтесь или войдите
Выходные в Южно-Сахалинске: 12 - 14 февраля
Выходные в Южно-Сахалинске: 12 - 14 февраля
Андрей Сухомесов: Главное в работе последовательность и результат
Андрей Сухомесов: Главное в работе последовательность и результат